Тело в борьбе

Александру Васильевичу Караганову в его бытность секретарем Союза кинематографистов СССР принадлежит мудрое изречение: «Не надо преувеличивать роль обнаженного тела в идеологической борьбе!» Сказано это было на фоне показного возмущения немногих командируемых в 70-е годы за рубеж кинематографистов «разложением» западного кино. Их негодование вызывали как квази-гениальное «Последнее танго в Париже» или скандально провокационная «Глубокая глотка», так и вообще обнаженные тела на экране.

Из памяти народной, наряду со многим другим, вычеркивался тот бесспорный факт, что «сексуальная революция», прежде чем потрясти Запад в период «студенческой революции» бурных 60-х, была вызвана к жизни, как теперь говорят, Октябрьским переворотом, что «долойстыдисты», глашатай феминизма Александра Коллонтай и родоначальник «левого фрейдизма» Вильгельм Рейх вдохновлялись раскрепощением творческой (и сексуальной) энергии, декларируемым лидерами пролетариата.

Все это, конечно, и тогда было в далеком прошлом. Диктатура пролетариата покончила с «безобразиями» и искоренила плоть из общественной жизни не хуже подвергавшейся гонениям церкви. Не за горами был крылатый афоризм «Секса у нас нет».

А он, слава Богу, был и есть, поэтому нация, в отличие от динозавров, и не вымерла.

Однако обнаженное тело продолжает волновать органы правопорядка и законодателей. В научно-исследовательские институты продолжают поступать запросы по определению порнографического или не порнографического характера конфискуемых кассет или дисков.

Как тут быть, если разумный и серьезный специалист не может поддерживать полный запрет эротики и порнографии (за исключением физического вовлечения детей в создание подобного рода продукции)? Вот и приходится ограничиваться стыдливыми эвфемизмами, пытаясь обуздать и порнографов, и их гонителей. Ведь художественное качество оказывается по прошествии десятилетий присущим и трагедийной «Империи чувств», и пародийной «Глубокой глотке», истории создания которой был недавно посвящен документальный фильм, выпускаемый на наши экраны.

С законодательными инициативами дело обстоит менее безнадежно. Правда, обсуждение в печати последнего проекта Минкульта, связанного с централизацией контроля за оборотом эротической продукции, демонстрирует полную путаницу в мозгах. Быть может, стоит, наконец, смириться с существованием того, чем продолжает интересоваться и стар и млад, и заняться вещами практическими: установлением границ и правил распространения такого рода продукции в определенных «злачных» кварталах городов, под строгим юридическим (возрастные ограничения) и экономическим (налоги) контролем. Подобные ограничения, кстати говоря, во многих странах мира касаются и игорных заведений.

Останется лишь одна весьма существенная проблема, которую невозможно решить без учета культурного контекста. Где именно начинаются ограничения? В иных мусульманских странах непристойно выходить из дома без паранджи, а на западных пляжах и для женщин обязательна лишь нижняя полоска ткани… Не говоря об африканцах и африканках… Как бы мы к этому ни относились, историческое развитие неумолимо ведет к расширению границ дозволенного, зоны индивидуальной свободы выбора, когда каждый человек сам для себя решает, где для него начинается сфера недопустимого, столь вожделенная и сколь и опасная.

Кирилл РАЗЛОГОВ.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Интимные беседы под гитарку
Мини-антология Виктора Цоя
Русский Хэллоуин


««« »»»