Всем досталось от Градского

Всем досталось от Градского

От Градского всем досталось на орехи

Градский чуть не подрался

В Москве состоялась общественная дискуссия «Лебединая песня фанеры». В обсуждении животрепещущей темы приняли участие Бари Алибасов, Александр Градский, Армен Григорян, Лолита Милявская, Виталий Розенберг и др.

В рамках мероприятия высокопоставленные деятели шоу-бизнеса дискутировали на тему: можно ли выступать под фонограмму или нет. Мнения разделились. Единственным ярым противником «фанеры» стал Александр Градский, который настолько разгорячился, что, казалось, в любой момент мог завязать драку с г-ном Алибасовым, который с довольным лицом гнул свою линию по поводу демократии в стране:

Ну зачем устраивать дискуссии? Потребителю-то все равно! – кричал продюсер группы «На-На».

Вот Моби пел под фанеру перед полным залом. И что хорошего? – перебил его Александр Градский.

– А мне нравится, – довольно ответил Бари Алибасов.

Когда стало понятно, что из дискуссии этих двоих ничего дельного не получится, слово предоставили Лолите Милявской.

Все, что мы здесь обсуждаем, говорит только о том, есть ли у исполнителя уважение к своей профессии. Вы правы. Потребителю наплевать, а пока ему наплевать – «фанера» может существовать. Я бы просто перестала себя уважать, если бы пела под фонограмму.

Далее микрофон перешел к организатору проекта «Клуб и музыка» В.Розенбергу, который сначала долго занимался самопиаром. Его монолог, касающийся основной темы брифинга, был более интересным. Виталий сравнил выступления под фонограмму с подделками произведений искусства в музеях.

– Можно же сделать такие копии, что их только самые лучшие эксперты смогут отличить от оригинала. Так почему бы в музеях не вешать репродукции? – заявил Розенберг.

– Ты будешь смеяться, но ведь они и к этому придут, суки! – не успокаивался Градский. – И вообще я ухожу. Надоело.

Но Александра не отпустили, пообещав закончить дискуссию в течение 10 минут, а г-н Розенберг продолжил свою мысль о музеях:

Да, нет закона, запрещающего вешать в музее репродукции, так почему нельзя петь под фонограмму? Вопрос в другом: кто будет ходить в музей копий, если об этом открыто объявить? Такого явления, как публичное прослушивание «фанеры», в мире нет. Это только у нас в стране так. И артисты будут работать под «фанеру», пока потребитель не захочет слушать живые концерты.

Далее слово взял певец Шура, доселе молча стрелявший глазками:

Вообще фанерщики бывают разными. Давайте разделим этих пидорасов на две группы. Кто-то вообще открывает рот под чужой голос. Я вот не могу петь за других – тембр не тот, хотя иногда большие деньги за это предлагают.

Монолог Шуры остановила реплика Градского:

– Зачем разделять дерьмо на две группы? Вот, например, когда Мадонна полтора куплета спела вживую, а потом куплет рот пооткрывала, Элтон Джон ее обосрал и сказал, что не желает с ней на одной сцене играть.

Дабы не вызывать бурной нецензурной дискуссии, тему решили закрыть, отдав микрофон молчавшему доселе Армену Григоряну.

Я вообще-то сюда пришел не говорить, а вопрос задать, – сказал лидер «Крематория». – Расскажите, а как вы собираетесь контролировать выступления? Ведь ежедневно в одной только Москве проводится огромное количество концертов.

Общими усилиями дискутирующие порешили доверить сию миссию сотрудникам РАО, так или иначе посещающим концерты. На этом обсуждение было закончено. Далее слово дали журналистам.

– Мое мнение по этому поводу… – начал было свой вопрос кто-то из пишущей братии. Но и «акуле пера» досталось от Градского.

– Нам плевать на твою позицию. Ты вопрос задавай, – ответил музыкант, перебив выступающего.

– Тогда вопрос таков: назовите пять исполнителей, работающих под фанеру…

– Ну вот, Лолита и Саша (Шура. – Прим. ред.), – ответил Александр Борисович.

Г-жа Милявская тут же начала кричать, что это не так, но дискуссию на этом решено было закончить.

Полина ГУСАКОВА.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Самая эпатажная премия
Боевитая комедия о супругах Смитах


««« »»»