Идеология и репутация

Рубрики: [Фейсбук]  

Почему внешняя политика России так монотонно провальна?

Кажется, в августе мы приближаемся к еще одной, и давно предсказанной ее катастрофе.

Но почему же мы все время падаем?

Представьте себе, что вы барон.

Европейский средневековый барон, и сидите вы в своем замке на горе в своем двенадцатом веке.

На стенах у вас шкуры и головы зверей с длинными рогами, на столе баранья нога, а вокруг стола ваши охранники и холуи, пусть в двенадцатом веке они и назывались иначе.

И все у вас хорошо.

А кто выскажет иную точку зрения, тот может и на стене оказаться — отдельно шкурой, отдельно головой.

И тут к вам приходит — а кто приходит? — допустим, загадочный умник, герой Стругацких.

Приходит и говорит, что вам, барону, для достижения политического успеха в округе — требуется создавать себе репутацию среди соседских крестьян, а для этого требуется идеология и агитация, а для этого — образование, и надо набрать каких-то беглых монахов, и кого-то там учить грамоте, и распространять рукописи, и находить среди этих крестьян себе верных и смелых людей, и награждать их, и делать вид, что они вам, барону, почти что равные, и…

Честно говоря, одних слов «идеология» и «репутация» уже достаточно для того, чтобы повиснуть на стене шкурой и головой, если у вас на дворе правильный, пацанский двенадцатый век.

Але, попаданец, ведь я же барон.

И зачем мне твои сложные и унизительные глупости?

Я поступаю иначе.

Я могу поехать с другими баронами на охоту, а потом славно попировать.

Могу женить своего сына на тамошней дочке.

Могу пожаловаться королю или приказать отравить чужой кубок.

Могу, наконец, взять соседский замок штурмом.

А ты мне рассказываешь про каких-то холопов, и как я должен зачем-то с ними возиться.

Я, конечно, из средних веков, но с ума я еще не сошел.

И барон будет прав — в рамках логики своего мира и своего времени.

Но беда в том, что за пределами его замка двенадцатый век уже кончился.

А сообщить об этом барону — желающих нет, за неимением попаданцев.

Он все равно не поверит.

А на стене места много.

 


Дмитрий Ольшанский


Оставьте комментарий



««« »»»