Кризис чего?

Весьма распространенный в современном мире экономический фундаментализм, пришедший на смену экономическому детерминизму марксизма, порождает, распространяет и поддерживает иллюзию, что экономика есть какая-то автономная мистическая сущность. Ее развитие иным представляется чуть ли не конечной целью истории, а нынешний кризис – метафизическим злом, с которым не могут справиться даже жрецы этого нового культа, главные идеологи XXI века – экономисты.

Справиться они действительно не могут. Более того, к ужасу многих, оказывается, что Маркс был более прозорлив, чем его ниспровергатели: циклический кризис разразился, когда вроде бы его никто не ждал, всесильный «рынок», пришествию которого так радовались отечественные реформаторы, дал сбой.

Между тем корни как подъемов, так и кризисов, кроются не столько в собственно экономических, сколько в культурно-психологических процессах.

В советское время, слушая наших ведущих экономистов в Академии внешней торговли, я постоянно задавал себе вопрос: почему эти люди воображают, что могут произвольно регулировать экономические процессы лучше, чем «естественное» течение событий? Сегодня я задаю себе другой: почему мэтры экономики и финансов не почувствовали и не учли то, что ощущали и обсуждали не только социологи и культурологи, но и люди на улицах многих городов мира? А именно аномалию ситуации раздувания экономического мыльного пузыря на пустом месте?

И тут на помощь пришло одно повседневное наблюдение, на первый взгляд, не имеющее отношения к экономике (но к кризису, безусловно, имеющее): поведение водителей и сотрудников ГИБДД в московских пробках. Одно из сугубо теоретических правил в условиях интенсивного движения – освобождение перекрестков. Именно на перекрестках (в том числе регулируемых) нередко возникают безнадежные пробки от переплетения машин, пробивающихся в разные стороны.

Можно, конечно, сказать, что в наших условиях культурная норма – пролезай любой ценой – отлична от классического правила: если дорога полностью загружена, не вылезай на перекресток, а пропусти хотя бы поперечное движение. Теперь представим себе водителя, который будет следовать этому правилу, являющемуся культурной нормой в странах, где личная машина с юных лет и интенсивное автомобильное движение – давняя реальность. Никуда он у нас не проедет.

Отсюда и культурно обусловленное поведение гаишников на таких перекрестках. Они, как и экономисты, вовсе не озабочены освобождением перекрестка. Ведь для этого надо сойти с места и начать действительно управлять движением. Их задача – выловить того «нарушителя» – в условиях, когда правила вынуждены нарушать все, это несложно, – которого можно остановить и получить соответствующую мзду. Иными словами, и здесь господствуют законы рынка.

По сути, за макроэкономикой стоят аналогичные процессы, только больших масс людей или их небольших групп, контролирующих большие деньги. Все лезут на перекресток, а отдельные вылавливают или выдавливают выгоду. На первый взгляд – полный хаос и действие «стихии рынка», на самом деле – культурные нормы и стереотипы, накладывающиеся на движение вперед (здесь – в форме безусловной жажды обогащения). Отсюда и главная опасность и неминуемый итог – паника сначала на бирже, а затем и у большинства населения.

Если предотвратить или приостановить панику, последствия кризиса могут быть минимизированы. Если бы кто-нибудь подумал о торможении раздувания перегретого мыльного пузыря, столь повсеместного и глубокого кризиса могло и не быть. Но для экономистов алчность не подлежит контролю, поскольку в их глазах именно она есть двигатель прогресса, откуда повсеместные истерические поиски именно экономической эффективности. Поэтому они и не могут ни понять, ни остановить сползания в кризис. А вот культурологи, социологи и психологи могли бы. Только кто их будет слушать?

Кирилл РАЗЛОГОВ.

Полная версия статьи опубликована в журнале “Компания” (www.ko.ru) №40 (533) за 2008 г. (главный редактор Евгений Ю.Додолев).


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Играют жестко и зло
Нескучный жанр
На пути к себе, на пути к другим
В роли авторитета
Дебютирует в режиссуре
Скандальная фигура
Трудящаяся женщина Востока


««« »»»