Лекарство против страха

Даже если предприятию угрожает разорение, его владелец не выйдет на улицу в грозу. Он придумал себе теорию притягивания электронов: мол, у него слишком много приборов в карманах. Мать семейства впадает в предобморочное состояние, если увидит червяка на улице или даже по телевизору. Некоторые бизнесмены, боясь полетов и не имея возможности ездить поездом, как Ким Чен Ир, после регистрации на рейс хватаются за горло, перестают нормально слышать и видеть, а излечиваются только после посадки. Законопослушные люди накрывают телефон подушкой и опасаются ареста. Огромные мужчины падают в обморок при виде крови.

Эти страхи еще можно понять, но как объяснить лаканофобию, страх перед овощами, и тому подобные фантазии? Вы наверняка вспомните одного-двух знакомых, которые чего-то панически боятся. И вы еще многого не знаете, потому что люди скрывают это. Но,  даже узнав, не спешите ставить им диагноз «психиатрия».

Страхи хранят нас, словно неласковые няньки, одергивающие, как только шаловливые ручки лезут в опасное место. Если смелость города берет, то пугливость помогает в них выживать.

Мыши и крысы были разносчиками болезней (прежде всего, чумы), вот почему почти все женщины и многие мужчины готовы на стол лезть при виде безобидного зверька. Страхи, кажущиеся нелепыми — например, гидрофобия (боязнь воды) у человека, который никогда не тонул, или арахнофобия, когда взрослый истерически визжит при виде крохотного паучка,  — тоже имеют основание. В нашей родовой памяти есть большой список объектов, которых нужно бояться: это и вода, и огонь, и насекомые, и животные, и механизмы — словом, все, от чего при определенных обстоятельствах может наступить смерть. Но,  если подсознание человека вдруг увеличивает одну картинку и начинает постоянно транслировать ее таким образом, что она заслоняет все остальное, в его личном «компьютере» завелся вирус фобии.

Иногда кошмары начинаются в связи с ухудшением здоровья или снижением иммунитета. Если у человека пониженный порог чувствительности, он не ощущает боли, но испытывает общую слабость с повышенной утомляемостью, и ему начинают грезиться тени Того Света. А дело всего лишь в нехватке витаминов и потребности побыть на природе.

У доктора Фрейда один раз был случай: лечил девочку от фобии смерти, внушил ей радость к жизни, а она внезапно умерла от скоротечной формы рака. Оказывается, душевное заболевание было порождено общими патологическими изменениями без болевых признаков.

Но в большинстве случаев фобия — только предлог «душе бесталанной всплакнуть под шумок».

Слово «фобия» часто встречается в составе терминов, означающих «ненавидящий, боящийся чего-либо» (например, ксенофобия или женофобия). В переводе с греческого phobos — «страх, боязнь». Но психологам понятие «фобия» нужно для того, чтобы отличать обычную осторожность от болезненного состояния, требующего лечения.

У фобии свои приметы. Первая — это навязчивые состояния, так называемые обсессии. Во время прогулки по лесу вы увидели змею и побежали как сумасшедший? Если потом вы рассказали об этом со смехом, а позже и вовсе забыли, это нормальная реакция. А ненормальная начинается тогда, когда мысли человека непроизвольно возвращаются к ужасному объекту, его постоянно мучают ожидание новой встречи, воспоминания. На газоне перед домом или под кроватью мерещатся змеи? Пора идти к врачу и жаловаться на офидиофобию.

Вторая примета — иррациональность чувств. Нежелание прыгать с тарзанкой или ездить в незнакомые места — это только низкий уровень готовности к риску. Но когда жертва до удушья и сердечного приступа боится чего-то безобидного, например золота (аурофобия) или меха (дорафобия), это уже болезнь.

Паника может быть связана с чем-то материальным, действительно или мнимо пугающим (пойди разбери, как назвать собаку — другом человека или агрессором). Но бывают и фантазийные кошмары. «Иногда меня поражает столбняк от мысли, что на улице каким-то образом упадут одежды — например, потянется ниточка на швах — и окажешься голой. Всегда ношу с собой десяток булавок»,  — признается одна дама. И даже в этот момент зажимает складку на груди. Это — не стеснительность, а гимнофобия.

Классификация

l ‑физиологические (страх боли, болезни, смерти собственной и близких людей, катастроф, механизмов, открытых или закрытых пространств, высоты, определенных физиологических состояний — например беременности);

l ‑социальные (боязнь осуждения, насмешек, знакомств, свиданий, выступлений, экзаменов, телефонных переговоров, поездок, контактов с неприязненно настроенными или незнакомыми людьми, представителями противоположного пола и т. д.);

l ‑мистические (страх сверхъестественных сил, дурных предзнаменований, привидений, снов и т. д.).

Боязнь счастливых перемен в собственной судьбе, причина хронических неудач некоторых талантливых людей,  — тоже напасть из этого списка. Такой бедняга держится за свою мечту, но любые признаки приближения к ней вызывают паралич. Есть даже карьерная фобия — ужас перед продвижением по службе, и плутофобия — страх разбогатеть. Но она излечивается. В крайнем случае, ее можно поменять на пениафобию — страх обнищания, который заставляет иных предпринимателей изыскивать все новые способы преуспевания.

Симптомы ясны. С лечением сложнее. Фобия — сорняк с очень длинным корнем. Просто так его выкорчевать не удастся, потому что это реакция психики на сложный клубок внутренних переживаний, связанных с какими-то внешними факторами, который дошел до сознания как изуродованный до неузнаваемости сигнал тревоги. Когда загорелась красная лампочка, опасность не ликвидируешь, вывинтив ее из патрона. Нужно чинить механизм в целом.

Один москвич отправился в Африку — ему надоели городская суета и «бетонные джунгли». Он не знал, что мегаполис дает ему чувство защищенности, поскольку привык к большому городу. И вот он оказался в пустыне — вокруг него лишь ровное и голое до самого горизонта пространство. И никого, кроме гида, рядом. Казалось, небо обрушилось и придавило его. До сих пор наш герой считал себя бравым парнем и действительно был им во многих ситуациях — а тут на четвереньках приполз к машине и забрался в нее, словно под артобстрелом. Конвульсии прекратились только в гостинице. Это была фобия пустыни, разновидность агарофобии — боязни открытого пространства, которая иногда встречается у жителей мегаполисов. Он обошелся без лечения. Но такая фобия — симптом скрытой тревожности и нервного переутомления. Позже это может проявиться как страх неожиданных телефонных звонков, например.

Обратный вариант — внезапная острая ностальгическая тоска по лужайкам, которая может наблюдаться у жителей деревень, попавших в столпотворение небоскребов. Это проявление клаустрофобии, боязни закрытого пространства. Все дело — в привычке, а не в интуитивном предчувствии опасности. Но эта привычка связана с комплексом защищенности.

С дипломом MBA

В отличие от суеверий, фобии не зависят от образования и профессии человека, его воспитания и окружения, поэтому логикой их не победить. Есть немало примеров, когда, убегая от собственных фантазий, умник тратит много сил и средств, поступая вразрез со здравым смыслом. Например, маркетолог с дипломом МВА и кандидатской степенью, сотрудница IT-компании, панически боится ездить в метро, несмотря на то, что знает: шансов погибнуть в аварии на шоссе больше, чем попасть в катастрофу в подземке. Теряя по два лишних часа в день, она упорно ездит через весь город на троллейбусах. Попытки воспользоваться метро заканчиваются плачевно — накатывает удушье, начинается сердечный приступ, подгибаются ноги, в глазах темнеет. Но однажды ей сообщили, что ее сын попал в беду,  — и она помчалась на метро, не испытывая никакого дискомфорта. Более сильный страх перекрыл меньший. Другой пример. Женщине нужна машина, а денег нет: она боится ездить далеко на работу, где платили бы больше. Замкнутый круг, в котором бьется жертва,  — типичная примета фобии. Затруднения, связанные с этим недугом, кажутся непреодолимыми еще и потому, что появляются физиологические признаки, мешающие нормально мыслить и действовать. Они могут проявляться вместе или по отдельности. Это: 

l ‑сильное сердцебиение, дрожь;

l ‑стесненное или учащенное дыхание;

l ‑спазм части тела или общая зажатость;

l ‑внезапный приступ потливости, жары или холода;

l ‑приступ боли в животе, груди или другой части тела;

l ‑дрожь в руках;

l ‑головокружение;

l ‑тошнота, рвота или расстройство желудка;

l ‑временное ухудшение зрения и слуха.

Неприятным ощущениям в теле сопутствует чувство тоски, неуверенности, тревоги, возникающее, несмотря на то, что жизни, казалось бы, ничто не угрожает. Появляются неотступные и тяжелые мысли о смерти.

Согласно недавно проведенным в Европе исследованиям, от фобий временно или постоянно страдает от 9,6% до 16% населения — то есть каждый десятый.

Некоторые психологи уверяют: многие просто не хотят признаться в том, что страхи влияют на их жизнь, или не осознают их. Между тем фобии есть практически у всех — чаще всего причиной их появления являются постоянные стрессы. Но одни люди страдают от распространенных форм фобий, связанных с повседневным бытом, которые вынуждают их менять образ жизни. Другие поражены редкой разновидностью недуга и пока еще не встретились с предметом, который станет спусковым крючком для неконтролируемого страха. По мнению Эриха Фромма, одним из основных инстинктов, формирующих социальное самосознание и поведение человека, является скрытая фобия изоляции от общества, которая есть у каждого из нас.

Вы думаете, что вас такая напасть не коснулась? Врачи насчитывают более 350 типов фобий и продолжают открывать разновидности, возникающие в результате появления новых видов деятельности. Вы не догадываетесь, что одна из ваших странностей — например, многократные проверки, выключены ли приборы, и грызущее беспокойство о том, закрыта ли дверь,  — это проявление клептофобии (боязни воров) и пирофобии (боязни пожаров). Ничего подобного нет? Вам, наверное, просто не приходилось видеть большой пожар или бывать в открытом море на легкой яхте во время шторма. Вы еще не успели столкнуться с Вашим Личным Кошмаром, и, может быть, вы никогда не узнаете о нем.

Воображаемое страдание иногда терзает человека всю жизнь и уродует ее, не задевая, впрочем, его интеллектуальной сферы. Многие великие люди мучались от не менее великих фобий. Гоголь постоянно пребывал в состоянии панического ожидания одновременно смерти и погребения заживо.

У счастливчиков все проходит довольно быстро. Мужчина зрелого возраста может испытать недолгий приступ танатофобии (страха смерти), когда умирает его хороший знакомый одного с ним возраста и социального положения — «такой, как он сам». Если человек в это время занят любимым делом и окружен заботой близких, то происходит самоизлечение. Но на этот вариант лучше не надеяться, следует поскорее избавляться от страхов, пока не нагрянули нарушения аппетита, сна и прочие расстройства.

В джунглях души

Туземцы считают: амок, или «большой ужас», нападает потому, что духи посылают предупреждение и человек интуитивно его чувствует, хотя логически объяснить не может. А чего объяснять? Только время тратить. Беги!

Если не лечить фобию, то страхи множатся и могут довести до самоубийства или серьезного соматического заболевания, например астмы.

Лечить фобии можно разными методами. Традиционные средства — гипноз или лекарства, снимающие приступы тревоги,  — иногда дают побочный эффект. Временное облегчение приносят дыхательная гимнастика, аутотренинг, просмотр старых фотографий, разговор с другом, чтение молитвы — все, что позволяет переключить внимание от пугающего образа. Психология — самый действенный инструмент. Но необходим специалист высокого уровня.

Появление страхов легко проследить с помощью психоанализа. Они могут быть вызваны родовой трагедией или даже привычкой пугать ребенка темнотой, болезнями, злодеями и прочими страшилками. Иногда память воскрешает прошлые события или воображение «экранизирует» сцены мировых катастроф или смерти знакомых.

Нужно разомкнуть контакт нейронов, по которым бежит негативная информация, и научить человека ретранслировать таким же образом приятные картинки.

С этим успешно справляется нейролингвистическое программирование.

Но не каждый профессионал, даже со специальным образованием, может оказать действенную помощь.

Некоторые «душеведы» лечат всех одним средством — высокооплачиваемыми и потому многолетними расспросами о прошлом, а клиент углубляет свои впечатления детальными воспоминаниями. В последнее время появилась другая мода — «избавляю от фобий за один сеанс» по методу форсирования: «Вы боитесь высоты? Даю установку — прыгнуть с парашютом!» Но клиенту нужно не бросаться «в атаку на врага», а разобраться, почему он появился. Иначе можно многократно усилить его или, поборов один вид фобии, нажить другой, фатально перепрограммировав себя.

Сколько индивидов — столько причин недуга и рецептов исцеления, потому что у каждого свой «альбом» ассоциативной памяти. Для старушки лестница — напоминание о немощи и усталости, для вас — символ карьерного роста, а для соседа — главный объект страданий в связи с климакофобией (там его могли побить). Или, например, несчастная влюбленность у кого-то ассоциируется с графикой в стиле Эшера. Слова, код воздействия — личные. Поэтому избавление от внутреннего врага — это всегда «ручная работа».

Правильная дозировка

Причину возникновения многих странных фобий можно понять, лишь зная сложную внутреннюю кодировку подсознания человека и способ записи нового сигнала. Например, родственница, сообщившая мальчику о смерти матери, была в белом (зеленом, синем) халате, и теперь ему, взрослому, грезится, что одетые подобным образом больничный работник или приемщица в химчистке — предвестники смерти. А ведь можно представить, что они сообщают о рождении ребенка…

Рубить фобию сплеча — все равно что сражаться с многоголовой гидрой. Избавился клиент с помощью гипноза от ипохондрии и боязни недугов, а через неделю начались ежевечерние истерики с всхлипываниями: «Начальник, соседи, семья — изверги, меня никто не ценит». Это уже ближе к истине. Корень зла, оказывается, в том, что «не любят». И вот с этого места, пожалуйста, поподробнее…

Нужно задать себе ряд вопросов. Откуда этот гипертрофированный страх? И главное: от чего он защищает? О чем предупреждает? От собственного безрассудства? От накопившейся усталости и желания махнуть вниз головой?! От признания самому себе в чем-то ужасном — например, в том, что жизнь проходит, а мечты не исполняются и рядом «не то» и «не те». Фобия — вечный спутник психологического одиночества, даже если человек живет в большой семье и перенаселенном доме.

«Капли датского короля» — это крепкие объятия родного существа и душевный комфорт. От многих фобий (особенно от страха одиночества — исолофобии), доходящих до потемнения в глазах даже в собственной хорошо освещенной квартире, иногда избавляют домашние животные. Некоторые увеличивают дозу этого «лекарства» до наркотического уровня, обзаводясь дюжиной кошек и десятком собак. Другие используют настоящий наркотик, чтобы выключить собственный мозг: как в восточной поговорке, «сжигают одеяло, чтобы избавиться от блохи». Кстати, по данным Всемирной организации здравоохранения, у лиц, злоупотребляющих спиртным, фобии проявляются в девять раз чаще, чем у трезвенников. Третьи все время проводят на работе, чтобы дома только забыться в постели. Четвертые приглашают всех подряд в гости. Но все это латентные средства. Настоящая панацея — завести надежного партнера, с которым придет чувство уверенности.

Палитра методов

Сильнейшим средством против страхов являются вера в Бога и церковные обряды. Вне зависимости от конфессии священники единодушно относят фобию к смертному греху (отчаяние — суть неверия в Промысел Божий). Духовный наставник говорит ободряюще или дает суровую отповедь, но общение с ним приносит облегчение — прихожанам внушается вера во Всевышнюю Любовь. Однако обращение в церковь не заменяет необходимости разобраться в своем состоянии.

Полезно на время отойти от дел и проанализировать собственную жизнь. У трудоголиков фобия — это коловорот, который выдирает их с рабочего места и заставляет некоторое время побыть в бездействии. У других, наоборот, фобия связана только с работой — они просто боятся признаться себе в том, что терпеть ее не могут, но родительские предписания и социальные ограничения мешают найти свое истинное призвание.

У многих заболевание появляется, если они становятся жертвами трагических событий. Пережившие нападение, тяжелый развод или гибель близких теряют некий защитный слой психологической ауры, а с ним и ощущение безопасности, у них нарушается гармоничная картина мира. Нужно искать новый смысл жизни и менять ее распорядок. Или возвращаться к себе прежнему. Владимир Леви рассказывает, что одна из его пациенток излечилась, когда вернула себе девичью фамилию и погостила у родителей. Выход — в поиске истинного себя.

Как удар хлыста, фобия гонит нас из привычного мирка искать подлинную гармонию. И если рассмотреть недуг внимательно, вы найдете массу поводов поблагодарить его за предупреждение (пусть и высказанное в такой странной и малоприятной форме). Вам просто дают понять: что-то в жизни не так. Может быть, пора вспомнить, что вы любите, кого вы любите и кто любит вас.

Елена КРЮКОВА.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Утешилась на плече стилиста
Следует призыву сердца
Созданы друг для друга
Томми развеял мифы
Уинслет не признается
Он все-таки натурал
“Золотой глобус” для авиатора
Профессионалы или присяжные?
Кому на Руси жить?


««« »»»