Гаитянские перья

В одном из сетевых дневников наткнулся на девичью запись: «Есть у меня знакомый. Мягко говоря, не бедный мальчик. Живет в Жуковке, ездит на «Поршике» по всяческим клубам на выходные. Вот и на этих поехал – разноображивать холостяцкий досуг. Снял двух малолеток, пригласил к себе попить шампусика, то-се… Просыпается утром в ванной на груде льда. Ног не чувствует. Звонит в скорую, рассказывает, что дикая слабость, все немеет, вчера, мол, была вечерина. «Лед? Вас положили в лед в ванной? Посмотрите, у вас трубки из спины не торчат?» – спрашивает диспетчер. «Эээ… Торчат». «А, ну поздравляю: у вас почку вырезали». Парню 26 лет».

Я не поверил. Потому что рассказ этот всплыл в сети как раз на фоне глобального скандала с неудавшейся попыткой вывоза гаитянских детей US-миссионерами и корреспондирующими сюжетами о торговле крадеными органами. Подумал, что просто тему актуальную прокачивают.

Напомню, израильская медбригада разбила полевой госпиталь в полностью разрушенной карибской стране раньше американских и наших коллег.
Однако скоро исламскими сайтами был растиражирован видео-ролик, в котором чернокожий житель американского Сиэтла из некоей группы AfriSynergy Productions обвинил военных медиков в краже органов у живых пациентов.
Больное масло в ядовитое пламя впрыснул израильский новостной сайт Ynet, оперативно напомнивший о былых обвинениях против израильской армии в контексте трансплантологии.

Естественно, в ситуации хаоса всегда были, есть и будут предприимчивые двуногие, делающие деньги на трагедии. 
И, конечно же, всегда найдется локальный шантажист Остап Бендер, называющий ловкого гражданина Корейко всего-лишь контрагентом. Удивительно другое. Медиа-дискуссии – в мировом масштабе – всегда чреваты подменой тезиса. Когда в нашем журналистском сетевом сообществе обсуждали проблему гаитянских детей & кражи органов, то весь разговор живо свели к банальному антисемитизму. Вся полемика = раздраженное ерничество типа: «У нас, в Израиле, принято почки у всех подряд вырезать, примерно как у вас – по грибы ходить. Жаль, только, негритянские – дешевы и ехать далеко, вот безвизовое сообщение с Россией ввели, полегче с почками стало, надо только не слишком пропитую найти, а среди русских туристов это проблема». Или: «Там же не христианские младенцы, а вудуисты-нехристи – такие в мацу не катят». И заканчивая хрестоматийной иронией:

«Но сограждане упорны.

Несмотря на славный труд,

Все равно жидовской мордой

Рабиновича зовут».

Что доказало: наш социум гораздо больше озабочен этническими разборками, нежели раскладом с осиротевшими детьми.

Вообще говоря, не берусь даже смоделировать эмоции, которые испытывают врачи, которые вершат подвиг во имя клятвы Гиппократа и при этом понимают, что от разного рода вброшенных обвинений на 100% не отстерилизуешься.

Выразительно данный аспект обыгран в драме Джона Патрика Шэнли «Сомнение», принесшей Мерил Стрип «Оскар»-номинацию. Её героиня, директор школы сестра Элозиус подозревает отца Флинна в растлении чернокожего ученика школы, склонного к гомосексуализму. И обуревают ее сомнения. В ленте воспроизведена притча Роберта Элиаса Haджеми. Домохозяйка посплетничала с подругой о соседе. А потом её обуяло чувство вины, и сплетница наведалась к мудрому пастырю. «Скажите, я грешна?». «Да, – ответил старец, – ты лгала о своём ближнем. Я хочу, чтобы ты пошла домой, положила на крыше подушку, разрезала её ножом и вернулась ко мне». Так она и сделала. Святой отец спросил: «И что же получилось?». «Везде перья, отец…». «А теперь, – сказал священник, – иди и собери все перья! Хотя раскаяние твое, как и желание исправить причиненное зло, и искренни, но возместить ущерб, причиненный словами, так же невозможно, как собрать пущенные по ветру перья».

Возвращаясь к похищенным детям. Традиционно в вопросе усыновлений делается ряд как бы «очевидных» допущений типа: жить лучше в богатой семье, в стабильной стране, в компании социально адаптированных людей и так далее, чем в бедной, больной, немытой, хмельной… Но так ли это на самом деле? При лишении родительских прав тоже рассматриваются в первую очередь вещи зримые, осязаемые – нищета, явная жестокость обращения, отсутствие качественного, условно говоря, физического ухода (каша-масло да игрушки). Таким образом человеческое существо позиционируется социумом как биологический материал, который надо содержать надлежащим образом (кормить, поить, менять памперс, обучать, одевать, холить да лелеять), а вовсе не как наделенную душой субстанцию, которой может быть нужно и что-то еще. Ну, допустим, типа родных пейзажей (березок или пальм), душевного тепла, психологического комфорта. И наличия рядом себе подобных, наконец! Это не описать с медицинской достоверностью, как, допустим синяк или истощение. В одной из серий «Доктора Хауза» его стажер Лоуренс Картер неожиданно застрелился. Играл того самоубийцу Кэл Пенн, запомнившийся зрителям как Кумар из голливудской нарко-классики «Гарольд и Кумар уходят в отрыв». Индус по крови (кстати, из шоу-бизнеса ушел: работает в администрации Барака Обамы). Так вот, по сюжету выясняется, что темнокожий медик в свое время был усыновлен благополучной англосаксонской парой. Приемные родители его обожали, заботились как могли. А он, как выяснилось, был фатально несчастен. «Знаете, каково это расти индусом с фамилией Картер?» – риторически вопрошал он своего шефа Хауза.

То, что сироты находят приемных родителей – чудесно. Но не забывайте – ими торгуют! Именно деньги решают, кому быть родителем, а кому нет. Соответствовать стандартам?

С 1 апреля 2008 года в США легитимны положения Гаагской конвенции о защите детей и сотрудничестве в вопросах межгосударственного усыновления. Екатерина Лахова в свое время энергично выступала против ратификации Россией этой конвенции, упрощающей процедуру усыновления. Хотя для получения аккредитации в соответствии с конвенцией поставщики услуг по усыновлению обязаны удовлетворять 524 критериям, разработанным Объединенным советом по международным услугам по усыновлению (JCICS).

А вот скольким критериям обязаны усыновители соответствовать? Чтобы легально усыновить ребенка – надо проходить кучу тестов, доказывать, что ты не психопат, не извращенец, что ребенок тебе нужен из альтруистических соображений, а не эгоистических. Ну и то что ты материально обеспечен. Была такая комедия в 80-х с Лайзой Минелли – «Артур». Там миллиардерская пара желала удочерить чадо, но запутались в ответах инспектору насчет жилплощади: то ли у них пять особняков, то ли шесть. Одни плодятся, другие решают – как с наплодившимися быть и в какие руки их разумно определись. Но кто эти другие? И каковы все же критерии? Как писала медиа-идеолог Марина Леско: «Для начала надо запретить размножаться тем, кто не имеет диплома родителя и не готов сделать воспитание подрастающего поколения своей профессией. Ведь совершенно очевидно, что талантливых отцов и матерей так же мало, как «штучных» ученых. При этом строительство космических аппаратов доверяют единицам, а взращивать потомство могут все, кому не лень».

Ну а насчет цинизма нашей блогосферы замечу: саркастическим лейтмотивом комментариев к истории о несчастном плейбое, лишившемся почки, было:

– Повезло ему, а могли бы и «Поршик» спи…ть.

В ту историю я, напомню, не поверил.

Пробил через знакомых ментов. Оказалось = правда.

Нет, не страшно умереть.

Страшно жить.


Евгений Ю. Додолев

Владелец & издатель

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Машины не парковать
Американское кино
Песни Франции
Возвращение девяностых
Политический театр Владимира Соловьёва
Юбилейный шок от группы «На-На»
Не пилите чужую гирю, Шура. Чревато…


««« »»»