«Звёздные войны. Последние джедаи»: Новая надежда

Звёздные войны Последние джедаи

Каноны, каноны, каноны… Когда речь заходит о «Звёздных войнах», рано или поздно поднимается так называемый аспект каноничности очередного кинематографического дополнения к созданному в 1977 году фантастическому миру Джорджа Лукаса, оставившего неизгладимый след в истории развлекательной индустрии. Оригинальная трилогия, сформировавшая тот самый канон и попутно детство миллионам фантазёров со всех уголков мира, стала безукоризненным образцом отличного фантастического приключения для всех возрастов. Затем последовала трилогия приквелов, защеголявшая достижениями самых продвинутых технологий начала нулевых и оставившая смешанное чувство у фанатов, но при этом прямо подстраивающаяся под канон (что неудивительно, ведь режиссёром всех трёх фильмов был сам Лукас). Два года назад началась новая глава в истории «Звёздных войн»: выходит седьмой эпизод во франшизе под руководством Джей Джей Абрамса. «Пробуждение силы» ловко вооружается ностальгией, отдавая дань уважения истокам серии, и умело генерирует дух «Новой надежды» для грамотного представления следующему поколению зрителей новых персонажей. Седьмой эпизод так и не решился на рискованные ходы (нуждался ли он в них – это уже другой разговор), опираясь на собственное великое наследие и уже проверенные временем сюжетные тропы, но вот настало время эпизода восьмого. На межгалактической сцене появляются «Последние джедаи» под безупречной режиссурой Райана Джонсона, который в уверенной и грациозной манере выводит сагу на новую, опасную и волнующую территорию.

Сейчас производство крупного блокбастера в Голливуде – труд коллективный: один режиссирует, другие пишут сценарий, третьи продюсируют и (чаще всего) держат в узде первых двух. Что касается «Звёздных войн», то здесь особенно важен описанный подход, поскольку на кону не только огромный бюджет, но ещё возложенные на проект надежды фанатов и великое наследие франшизы. В «Пробуждении силы» хоть и узнавался почерк Абрамса (у него даже было право финального монтажа), всё же при просмотре бросались в глаза общие черты осторожного студийного кино. Также было и с прошлогодним спин-оффом «Изгой-Один», который, несмотря на свои многочисленные плюсы, всё же стал скорее «Звёздными войнами» на автопилоте. С «Последними джедаями» всё абсолютно по-другому. В этом фильме впервые чувствуется авторская рука, которая не просто занималась режиссёрскими задачами, но и написала сценарий. До этого только сам Лукас ставил «Звёздные войны» по собственному сценарию. Теперь такая честь выпала режиссёру «Кирпича», «Братьев Блум» и «Петли времени».

Райан Джонсон не боится оборвать ниточки, ведущие к оригиналу и сковывающие развитие истории. Подобно одному из старых знакомых серии, что заглянул в небольшом, но мудром камео, режиссёр внезапным ударом молнии сжигает сухую траву и ветхие корни истории, чтобы на их месте проросла новая жизнь. Он встряхивает не только разработки Абрамса, но и мир Лукаса так грациозно, что ломаются все самые смелые фанатские теории, оставляя самых преданных зрителей каждым непредсказуемым сюжетным поворотом в возбуждённом трепете. Джонсон впервые за сороковую историю превращает порой красочные, а порой мрачные космические приключения в завораживающий по красоте спектакль, достигая такого эпичного размаха и эмоционального напряжения при просмотре, о которых ни один блокбастер за последние несколько лет даже мечтать не мог.

«Пробуждение силы» закончилось на полуслове: Рэй (Дэйзи Ридли) наконец отыскала убежище последнего джедая Люка Скайуокера (Марк Хэмилл), которое расположено на океанической планете Эч-То, где раньше был Храм Джедаев, а сейчас много всякой живности, включая всеми любимых, похожих на птиц, умилительных поргов. Последняя сцена седьмого эпизода – Рэй, возвращающая световой меч его владельцу. Джонсон завершает эту сцену забавнейшим панчлайном, который лаконично олицетворяет весь его подход к восьмому эпизоду. Однако всё же в самом начале «Последних джедаев» мы сперва наблюдаем за космическим поединком отступающего флота Сопротивления под командованием Леи Органы (покойная Кэрри Фишер в своей финальной роли) против атакующих кораблей Первого ордена. Подобно классическим японским фильмам про самураев (на которые режиссёр отсылается с периодическим постоянством), воин-одиночка выступает против целой армии. Отважный коммандер и лучший пилот Сопротивления По Дэмерон (постепенно становящийся новым Ханом Соло Оскар Айзек), выигрывая время для атаки флота Леи, ловко троллит генерала Хакса (Донал Глисон), чьим амбициям в этой части приходится, мягко говоря, не сладко.

Тем не менее оба – и Хакс, и По – получают выговор от своих главнокомандующих: пилота понижают в звании за его необдуманную дерзость, а генерала унизительно волочат по полу с помощью телекинеза. Верховный лидер Первого Ордена Сноук (ещё один отличительно-графический перфоманс Энди Сёркиса за год) на этот раз появляется не только в виде гигантской голограммы, но и в своём естественном обличье. Пока один подопечный Сноука его разочаровывает на капитанском мостике, другой – Кайло Рен (Адам Драйвер) продолжает в его глазах расти и походить на великого Дарта Вейдера. Кому-то Кайло показался в «Пробуждении силы» слабым и излишне эмоциональным для серьёзного антагониста, но всё это полностью оправдывалось его тяжёлой трансформацией из Бена Соло в лорда Рена – он сомневался, был испуган и неуверен в своих силах. Такой образ в фильме Абрамса был необходим, чтобы придать глубину развития персонажа и завершить его духовный путь. Именно это происходит в «Последних джедаях». Кайло Рен – один из главных в новой трилогии, который наконец получил образцовое продвижение по сюжетной лестнице, а Адам Драйвер, его исполняющий, пожалуй, на данный момент показывает себя лучше всех в драматическом плане среди нового поколения «Звёздных войн».

Райану Джонсону удалось подобрать верный ключ к пониманию Рена как персонажа. Как выяснилось, он в него верит куда больше, чем сам Сноук у Абрамса, поскольку режиссёр восьмого эпизода наотрез отказывается от давно изжившей себя динамики между учеником и учителем, превращая, казалось бы, важных и ключевых (в каком-то из контекстов) персонажей во всего лишь сюжетный рычаг, чтобы показать становление Кайло Рена. И это действительно работает, выглядит намного убедительнее, чем все вместе взятые эпизоды с Энакином на ту же тему, большинство из которых заключалось в том, что того кто-то обидел или не посчитал равным. Бен Соло же преодолел настоящую духовную трансформацию, начало которой, сам того не желая, положил Люк Скайокер, а к завершению подвёл уже режиссёр Джонсон, прописав одну из самых удачных линий в своём фильме.

Восьмому эпизоду, как никогда раньше за время существования саги, удаётся во всей её пугающей красоте продемонстрировать притягательность Тёмной стороны и те противоречивые чувства, что она может поселить в душе любого. В «Последних джедаях» трудно выделить основную сюжетную линию – это может быть отступление Сопротивления, становление Кайло Рена или попытки Рэй уговорить Люка помочь им. Всё это является взаимосвязанными и взаимодополняющими частями цельной истории, включая слегка отодвинутую на второй план сюжетную ветку Финна (Джон Бойега) и новичка франшизы Роуз Тико (Келли Мари Трэн) – однако какая война без своих тыловых героев? Но всё же центральным и основополагающим элементом в контексте новой трилогии да и всей мифологии саги в фильме становятся отношения Рэй и Кайло. Через их связь показана вся суть противостояния добра и зла – причины, последствия, аргументы и компромиссы – у обоих проблемы с родственными связями, оба скованы прошлым, так или иначе поначалу ищут наставника себе, который укажет, что делать и кем нужно стать. Но вопрос, это ли действительно нужно им?

«Звёздные войны» вечно были красочными историями об избранных, о предначертаниях судьбы и о предопределённости пути. Потомки великих предков, ученики могущественных мастеров, последователи героев – они всегда были основной сюжетной направленностью саги. Таков канон, который невольно навязывает нам связи и семейные узы новых персонажей с уже знакомыми действующими лицами из прошлых частей. Но Райан Джонсон не намерен в сотый раз наигрывать одну и ту же мелодию, он вводит совершенно новую, смелую идею в мир джедаев, ситхов и бравых повстанцев, открывающую франшизу с совершенно иной, куда более интригующей стороны. Сначала он шокирует публику роскошным твистом, а затем финальным кадром подчёркивает своё заявление – каждый сам вправе выбирать свой путь, неважно кто ты и откуда, просто оглянись и посмотри на небо, там куда больше звёзд, чем ты думал.

Однако Джонсон демонстрирует исключительную чуткость в плане того, что нужно оставить в прошлом, а что оттуда почерпнуть. Тема наставничества – сквозная и скелетообразующая во всей франшизе. Упразднив одну линию, отягощенную ею, Райан равномерно распределил этот мотив среди других персонажей. Рэй большую часть фильма проводит с Люком, что становится благодатной почвой для олдскульной системы «мастер-падаван», но опять же показанной в относительно свежей интерпретации. Куда более прогрессивные и неочевидные на первый взгляд отношения наставника и ученика показаны между Леей и По. Айзек был великолепен в «Пробуждении силы», но его было преступно мало. Джонсон прекрасно это понимает, поэтому расширяет роль Дэмерона в истории до чуть ли не главного действующего лица, от которого просто нельзя оторваться. Он не привык сидеть на месте, его безрассудность и отвага вечно ведут По вперёд. Джонсона интересует тема героизма, он пытался раскрыть её в каждом своём фильме, но всё время ему не хватало нужного размаха и пиететной истории. Теперь же условия позволяют – хоть «Последние джедаи» по сюжету показывают отступление армии Сопротивления, картине удаётся показать всю соль героизма не хуже, чем «Дюнкерку» Кристофера Нолана. В каком-то смысле эти картины очень даже похожи, вот только у Джонсона особое внимание к персонажам. Через них он и воспевает героизм: открыто – через линию По, более глубинно – через приключения Финна и Роуз.

Оскар Айзек устанавливает какую-то одурманивающую химию между его персонажем и зрителем, но связь между Драйвером и Ридли – настоящая Сила «Последних джедаев». Джонсон, укомплектовав свой фильм ошеломляюще безупречной компьютерной графикой, на контрасте показывает сцены телепатического общения Кайло и Рэй, используя простой монтаж сцен. Оба героя находятся в своей среде, в миллионах километрах друг от друга, но общаются так, словно стоят в одной комнате. Режиссёр ловко использует эти сцены, чтобы показать различия в силе каждого из них – кто-то может видеть окружение другого, кто-то – нет. Дэйзи Ридли мы полюбили самой первой в новой трилогии, она, как и Джон Бойега, была прекрасно представлена зрителям в «Пробуждении силы», но восьмой эпизод более глубоко и трёхмерно подходит к исследованию её персонажа – не только через внутренние переживания, но и взаимодействия с другими героями. Как уже сказано, её линия с Кайло – краеугольный камень «Последних джедаев», который дарит фильму сразу несколько прыжков в гиперпространство по франшизе: раскрытие обоих персонажей, развитие целостного сюжета и введение новых идей в сагу. Но и линия с Люком очень важна. Во-первых, она обеспечивает Марку Хэммилу настоящий звёздный час, что был у Харрисона Форда в предыдущей части. Во-вторых, Рэй получает важный урок – нужно двигаться дальше. По сути, об этом весь восьмой эпизод – он о движение вперёд – это относится ко всем персонажам, самой истории и новом подходе к «Звёздным войнам». Райан как бы намекает: если любишь, отпусти.

Хэмилл, на самом деле, демонстрирует солидную игру. Его персонаж значительно отличается от знакомой по канону личности (что не скажешь про Хана Соло) и раскрывается значительно глубже к финальному акту картины. А финальный акт – это чистое кинематографическое удовольствие. Визуальное пиршество для глаз, с учётом того, что весь фильм является самым красивым среди всех частей саги и самым эстетически прекрасным блокбастером за многие годы. Джонсон дарит нам завораживающие космические баталии, открывает новые планеты и балует незабываемыми сражениями на световых мечах, лишая их акробатических пируэтов из трилогии приквелов, добавляя реализма, который сценарист черпал в японской классике «Три самурая вне закона». Нам представляют новую героиню – вице-адмирала Холдо (Лора Дёрн), которая с грациозностью Дайан из «Твин Пикса» посылает вражеский флот куда подальше изящным ударом, додуматься до которого никто раньше Джонсона не сумел. Все три представленные планеты также отличаются оригинальностью: упомянутая Эч-То, где суровый Люк добывает зелёное молоко и необычным способом ловит гигантскую рыбу, затем Канто-Байт, планета-казино, куда отправляются Финн с Роуз за лучшим взломщиком в галактике (его в камео сыграл Джастин Теру), но в итоге встречают некого Ди-Джея (Бенисио Дель Торо), и наконец Крэйт. Крэйт – это небольшая планета с красной почвой, покрытой тонким слоем белой соли, где расположена одна из повстанческих баз. Именно на ней мы наблюдаем финальное сражение, которое своей красотой и зрелищностью поражает зрительское воображение. Однако как только соль осядет, мы понимаем, что щедрость на эмоции – это главный и лучший спецэффект «Последних джедаев».

Напоследок хочется сказать, что ещё один каноничный завет Лукаса Джонсон не просто продолжил, но и расширил – особое внимание к окружающему миру. Он чуть ли не снял свою версию «Фантастических тварей» во вселенной «Звёздных войн». Не нужно говорить, что порги сейчас повсюду, главный мерчендайз восьмого эпизода, но вполне заслуженный – они милые, уморительные (особенно в сценах с Чуи) и не мешают сюжету. На Эч-То ещё встречаются забавные хранители-амфибии («монашки» с внешностью черепах), на Канто-Байте мы наблюдаем за несчастной судьбой космических лошадей, именуемых фатирами, а на Крейте живут очаровательные хрустальные лисы вулптексы. Дроидам уделено внимания меньше: С-3РО и R2DR всё также с нами, очаровательный ВВ-8 продолжает вызывать улыбку, но у него появился злой клон-близнец, которого, надеемся, мы ещё увидим.

«Звёздные войны» решительно выходят из зоны комфорта, куда франшизу бережно завёл седьмой эпизод. Персонажи в восьмом эпизоде, как и фильм целиком, берут из прошлого только то, что нужно, оставляя затёртые мотивы и сюжеты позади, и уверенно движутся дальше. Возможно, приквелы дали всем фанатам каноничной трилогии то, чего они ждали и хотели, но именно «Последние джедаи» дают всей франшизе то, что ей было необходимо – движение вперёд. Стильная картинка, безупречная режиссура и тонкий, внимательный к деталям и персонажам сценарий возводят работу Райана Джонсона в ранг самого настоящего искусства. Искусства развлекательного кино. Искусства эстетического блокбастера.

Звёздные войны: Последние джедаи (Star Wars: Episode VIII – The Last Jedi)

Год: 2017

Звёздные войны Последние джедаи  Постер

Жанр: фантастика, фэнтези, боевик, приключения

Страна: США

Режиссер: Райан Джонсон

Сценарий: Райан Джонсон, Джордж Лукас

Продюсер: Джей Джей Абрамс, Пиппа Андерсон, Рэм Бергман

Оператор: Стив Йедлин

Композитор: Джон Уильямс

Художник: Рик Хайнрихс, Эндрю Беннетт, Нил Кэллоу

Монтаж: Боб Дюксэй

В ролях: Марк Хэмилл, Кэрри Фишер, Адам Драйвер, Дэйзи Ридли, Джон Бойега, Оскар Айзек, Энди Серкис, Лупита Нионго, Донал Глисон, Энтони Дэниелс

Мировая премьера: 9 декабря 2017

Премьера в РФ: 14 декабря 2017, «WDSSPR» 3D

Продолжительность: 152 мин. / 02:32


Вадим Богданов

Постоянный критик "Нового Взгляда". Главный редактор портала THECONVERSATION.RU (контакты для связи можно найти там).

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Программа «Взгляд»: наследники


««« »»»