Революция

Рубрики: [Фейсбук]  

Всякая революция есть безусловное зло и катастрофа. Неважно кровавая она как в 1917 или относительно бескровная как в 1991 г.
Только эволюция, только компромиссы, уступки, коллаборационизм, терпимость и расчет.
Всякий экстремист должен стать врагом для любого разумного человека. Неважно, какой окраски этот экстремизм – красный, белый, право-либеральный или национально-ориентированный.
Революционеры ищут окно возможностей лично для себя. Их не смущает вариант пробить это окно прямо в несущей стене, и плевать, что стена рухнет – для них будет еще больше возможностей.
Частная обывательская жизнь должна быть личным и общественным идеалом для каждого. Ипотека, кредит на машину, образование для детей, дача, тихая старость и смерть “мирная и непостыдная” на домашней перине, а не под забором сожженного “градами” села.
За 100 лет выросло первое поколение, которое живет простыми человеческими заботами. Оно не защищает завоевания революции, не строит коммунизм через 20 лет, не ищет “Россию. которую мы потеряли” в 90-е.
Жизнь российских граждан в больших городах мало чем отличается от образа жизни обычного восточно-европейского буржуа.
Наличие некоторого количества политически и психически нестабильных мягко купируется режимом без излишнего шума и жестокости. И это главное достижение Путина, за которое лично я ему благодарен.
Я хотел бы, чтобы этот режим пережил мягкую и постепенную трансформацию. Чтобы две, ну, максимум три партии делили посты и министерские портфели.
Мне представляется разумным, чтобы Путин назначил преемника, который продолжит тихое и осторожное строительство капитализма, сохраняя, где возможно, социальное государство и заботясь о безопасности моей, моих детей и их детей тоже. Я со спокойным сердцем проголосую за такого человека, даже если он бывший офицер разведки и лично пытал диссидентов.
Я хотел бы, чтобы и Абрамович, и Тимченко и даже авторитетный предприниматель Сергей Михайлов легализовали свои активы в России и свободно завещали их своим детям.
Я согласен на то, чтобы все губернаторы, которые воровали предыдущие 15 лет, остались на свободе, а новые приучались к порядку постепенно, как гаишники.
Так же у меня нет претензий к Ивану Грозному, Николаю II и Сталину. Проехали и живем дальше. Нас это не очень касается и спорить тут нечего. А вот парковки и медицина – это да, это – актуально. Про это нужно спорить.
Путинское большинство – это совсем не поклонники лично президента Путина.
Это – российские обыватели, которым наконец дали перевести дух, позволили обустроиться, обжиться на новом месте и даже разрешили слегка его примарафетить. Я – среди них.
Всех, кто хочет новую московскую гранитную плитку и бордюры пустить на баррикады, для того, чтобы стало еще лучше, потому что они больше не могут терпеть, потому что идеалы свободы бесценны, я лично готов бить об эту плитку башкой.
Это – наша плитка и она нам нравится.


Сергей Ключенков


Оставьте комментарий



««« »»»