«О теле и душе» : Любовь, похожая на сон

Рубрики: [Кино]  [ОМКФ]  [Рецензия]  
Метки: ,

О теле и душе
Когда вопрос касается сна, толкования сновидений или их анализа, то первым на ум приходит Зигмунд Фрейд, автор самых фундаментальных и известных работ в этой области. Однако были и до него люди, высказывавшие не менее любопытные идеи на эту тематику, хоть порой и не в должной мере обоснованные. Одним из таких, например, был немецкий философ Готтхильф Генрих фон Шуберт, который утверждал, будто сновидения являются освобождением духа от гнёта внешней природы, освобождением души из оков чувственного мира. Шуберт искал корень сновидения в психологии человека, что было достаточно близко к Фрейду и послужило некой почвой для его дальнейших открытий. Но было и противоположное мнение немецкому философу, исходящее уже от врачей. По их мнению, побудителями сновидения являются исключительно чувственные и телесные раздражения, либо приходящие к спящему извне, либо случайно возникающие в нём самом. Данный конфликт физического и абстрактного, тела и души нашёл крайне поэтическое и чувственное отражение в новом венгерском фильме, победителе Берлинского кинофестиваля-2017, от режиссёра Ильдико Эньеди.

«О теле и душе» открывается нежной, лирической сценой заснеженного леса, в котором рядом с небольшим ручейком расположились два оленя, самец и самка. Они держатся друг от друга на расстоянии, робко переглядываясь, и лишь только неуклюже соприкасаются носами, когда пьют воду из ручья. Всё это – сон, снящийся одновременно двум людям: возрастному финансовому директору скотобойни Эндре (Гиза Моршани) и молодой девушке, новому инспектору качества на их предприятии, Марии (Александра Борбей). У Эндре парализована рука, его не назовёшь общительным человеком, да и особо привлекательным тоже. Мария же наоборот, очень красивая, стройная, но её проблемы носят скорее психический характер – она замкнутая и у неё очевидно обсессивно-компульсивное расстройство. В её квартире всё разложено по полочкам, еда на тарелке всегда бережно отсортирована, говорит она всё исключительно прямо, а её память хранит информацию вплоть с самого детства. Кажется, абсолютно по всем параметрам эти два персонажа не могут быть вместе физически, однако режиссёр преподносит нам историю любви не двух тел, а двух душ, помогающих перенести чувства из мира снов в реальность.

При неправильном подходе такая великолепная открывающаяся сцена могла превратиться в какой-нибудь абсурд или в примитивную сентиментальность (что даже более болезненно), но Эньеди, чей предыдущий полнометражный фильм вышел аж 18 лет назад, наполняет дальнейшие события романтизмом. К слову, её дебют «Мой XX век», получивший «Золотую камеру» на Каннском кинофестиваля в 1989 году, был ещё более абсурдным, но не менее очаровательным.

Первая половина фильма напоминает микс из медитативности Терренса Малика, невротизма Вуди Аллена и фантастичности Мишеля Гондри. Связь с последним ещё можно проследить через деликатность подхода Эньеди к сочетанию двух жизней – реальной и во сне – напоминающей «Вечное сияние чистого разума». Мы всё больше находим общее между главными героями и их воплощениями во сне. Мария даже внешне начинает быть похожа на оленя: элегантная фигура, робкое поведение и застенчивый взгляд, подчёркивающийся крупными планами оператора Мате Хербаи. С продвижением по сюжету мы начинаем понимать, что и Эндрэ тот ещё олень, хоть и выражается это в основном в его поведении. Их отношения не слишком привносят новых красок в происходящие и в сам фильм, даже обострение конфликта ближе к концу, по сути, не несёт за собой никакой новой информации. Иньеди постоянно углубляется в хрупкость своих персонажей, а не в их молниеносное развитие. Отсюда и фильм кажется слегка затянутым.

Режиссёр-сценарист сочетает порой в не сочетаемых пропорциях жестокость, лирику, юмор и драму. В один момент нам показывают, как забивают корову, потрошат её, снимают кожу – малоприятное зрелище, надо сказать. Эта сцена, хоть и в очень брутальной манере, вносит небольшие нотки энвайронментализма и ставит перед зрителем вопрос гуманизма – стали бы мы убивать и есть животных, если бы знали, что у них есть душа? В другой сцене не менее живописная трагедия ближе к концу с участием Марии сменяется фарсом (с изолентой) всего за пару секунд. Этот эпизод является точной копией такой же сцены в новом фильме Фатиха Акина «На пределе». Конечно же, чистое совпадение, но схожесть этих моментов даже в самых мелочах очень любопытна. Забавная сцена в музыкальном магазине, интимные звонки перед сном, личностные переживания и страхи – всё это к концу начинает потихоньку отслаиваться друг от друга, но во многом благодаря прекрасным актёрским работам и режиссуре, цельность картины сохраняется до самого конца. И мы можем отчётливо понять основную тему фильма: как несоответствие между телом и душой может навредить нам, а также как гармония между ними может снова сделать нас единым целыми.

Благодаря изысканной режиссуре, полной эстетизма, абсолютно чудесному сценарию, пропитанного символизмом, а также безупречным актёрским работам «О теле и душе» Ильдико Эньеди очаровывает от начала до конца, не скупясь ни на забавные моменты, ни на тяжёло-эмоциональные сюжетные повороты. Эта очень чувственная и оригинальная история любви между двумя интровертами в равной степени окажется по вкусу, как вашему телу, так и вашей романтической душе.

О теле и душе (Testről és Lélekről)

О теле и душе  Постер

Год: 2017

Жанр: драма

Страна: Венгрия

Режиссер: Ильдико Эньеди

Сценарий: Ильдико Эньеди

Продюсер: Эрнё Мештерхази, Андраш Мухи, Моника Меч

Оператор: Мате Хербаи

Композитор: Адам Балаж

Художник: Имола Ланг, Юдит Шинкович

Монтаж: Карой Салаи

В ролях: Géza Morcsányi, Александра Борбей, Золтан Шнайдер, Эрвин Надь, Тамаш Йордан, Жужа Яро, Река Тенки, Юлия Ньяко, Итала Бекеш, Эва Бата

Мировая премьера: 10 февраля 2017

Премьера в РФ: 12 октября 2017, «Русский Репортаж»

Продолжительность: 116 мин. / 01:56


Вадим Богданов


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

«Малыш на драйве»: Только мы, музыка и дорога
«Чёрные списки» Мукусева


««« »»»