Сергей Соседов: «Алла Пугачева уже не тот бренд, что раньше!»

Сергей Соседов

ИД «Новый Взгляд» представляет фрагмент эксклюзивного интервью одного из самых авторитетных и эпатажных музыкальных критиков страны Сергея Соседова. В представленном фрагменте знаменитая «Акула пера» откровенно критикует современную Аллу Пугачёву, автора её песен Михаила Гуцериева, а также делится своим мнением по поводу фильма Александра Стефановича «Кураж».

Эксклюзивное интервью состоялось в рамках авторской программы «Василий Козлов. Беседы» журналиста и продюсера Василия Козлова, и бьёт все рекорды по продолжительности (два с половиной часа). Мы благодарим за помощь в подготовке публикации фрагмента данного интервью Антонину Терещенко – создателя официальной группы Сергея Соседова в «ВКонтакте», и приглашаем всех поклонников известного критика и шоумена присоединяться к группе. 

 

– Сергей, ты великолепный мастер слова, а почему сам до сих пор не написал никакой книги?

– Мне кажется, что для моей книги нет читателя.

– А о чём бы она была?

– Это, безусловно, были бы мемуары. О времени, о себе, о встречах с талантливыми и интересными людьми, которые были в моей жизни. Мои впечатления об этих встречах. Никакие ни пересказы интервью, Боже упаси! Я не понимаю журналистов, своих коллег, которые выпускают книги-интервью разных лет. Интервью с тем-то или с тем­то. Журналистское интервью живёт максимум месяц, если в каком-то журнале. А так, оно живёт один-два дня. Ну, неделю.

– Спорное утверждение…

– Интервью живёт мало, потому что журналистика – это литература одного дня, это «подневные» записи. Интервью газетно-журнальное – оно всегда сиюминутное. Конечно, если мы хотим от актёров, музыкантов, творческих личностей каких-то размышлений, то для этого надо их на «исповедь» вызывать и тогда уже делать книгу. Но те интервью, которые публикуются в газетах: вы выступили там-то, сыграли там-то, как вам работалось с тем-то режиссёром и так далее – это всё сиюминутно. Прошёл месяц, а он уже в другом проекте или уехал куда-то, фильм уже прошёл и появился новый фильм. Это становится не актуально и не интересно.

Алла Пугачёва

– Сергей, я знаю, что ты действительно знаком с огромным количеством просто выдающихся людей, очень ярких, очень известных. Почему ты считаешь, что эта книга не нашла бы своих читателей? 

– Этих читателей остаётся всё меньше, потому что, это люди моего возраста и старше. Молодёжи это не интересно. Я это тоже уже понял. Несколько лет назад у меня в подъезде жили очень хорошие ребята-студенты, они катались на скейтбордах, на велосипедах гоняли. Им всем по 20-25 лет. И, бывало, остановишься с ними у подъезда, разговоришься. Они что-то там спрашивают, я им отвечаю, рассказываю, но они не понимают меня. Например, зашёл разговор о музыке, о Пугачёвой. Я спросил, видели они концерт Аллы Пугачевой «Избранное» или нет? Говорят, что видели. Я спрашиваю: «Слушаете ли вы Аллу Пугачеву? Что вы скажете про неё?». Ребята абсолютно современные. И тут, они отвечают мне: «Вы знаете, это очень сложный материал, её просто так не будешь слушать, там нужна подготовка». Я стою, а у меня рот открывается от изумления! Нужна подготовка серьёзная, чтобы Аллу Пугачёву слушать! Думаю: «Что же там непонятно?!». Когда Аллочка пела во времена нашего с тобой детства и юности, в газетах её чморили: «мелкотемье», «певица-однодневка», «поёт ерунду» – какие гадости только про неё не писали. А нашему поколению было всё понятно, о чём она поёт, абсолютно всё! А тут прошли десятилетия, и новое поколение мне говорит, что без подготовки Пугачёву слушать нельзя… (Смеётся)

– А ребята объяснили, что они имели в виду?

– Очень сложные тексты! Непонятно, что она имеет в виду. Ребята говорят, что в песне «Не отрекаются любя» она без конца повторяет эту фразу. А что означает фраза «Не отрекаются любя»? Что она имеет в виду? Или ещё. Вот она поёт в «Старинных часах» слова «Я слышала их поминальный звон». Так это что, она о похоронах поёт? Кого поминают в этой песне?». Это ребята меня спрашивают, а я не нахожу, что ответить. А потом уже дома думаю: а ведь, наверное, и правы они, Пугачёва в «Старинных часах» хоронит какую-то свою старую любовь, поэтому звук боя часов кажется ей поминальным боем. Думаю: надо же, как современные ребята глубоко видят! А ведь мне в голову не приходило, что поминальный звон в песне – это действительно похороны любви. Ты знаешь, и я понял, что без подготовки Пугачёву действительно слушать нельзя.

– Всем, кто следит за тобой, наверняка, известно о твоей фанатичной любви к Алле Пугачёвой. Ты об этом постоянно говоришь во всех интервью, называешь себя её биографом. Когда уже появится эта биография, хотя бы в виде книги или какого-нибудь документального фильма?

– Вась, уже написано очень много её биографий. И, в общем, биографий довольно хороших. Мне очень понравилось, как написал биографию Фёдор Раззаков «Алла Пугачева. По ступенькам славы». Действительно прекрасная биография, довольно скрупулёзная, чёткая фактология: где, когда и что она пела, в каких коллективах она выступала, особенно в до «арлекиновский» период. Липецкая филармония, группа «Новый электрон», оркестр Олега Лундстрема, группа «Москвичи» и так далее. Биографии есть, и это замечательно. Если я буду писать о Пугачёвой, то это будет не столько сама биография, а сколько аналитический разбор её творчества, её песен, её периодов. Это очень большая тема, очень глубокая, очень серьёзная. Никто не занимался её периодами, в том числе, и она сама это не анализировала. Алла во многом действовала спонтанно, безусловно, не всё у неё было просчитано в творчестве. Хотя, она многое делала именно поступательно и очень разумно, но было много спонтанных вещей, абсолютно неконтролируемых и это, конечно, ещё подлежит серьёзному осмыслению. Но мне кажется, что я сегодня тоже особенно не найду читателей на эту тему. Потому что сегодня читателей интересует, что у них с Галкиным, есть любовь или нет любви, дети. Что за дети, откуда дети?! А мне, как раз, это неинтересно! Мне совершенно неинтересны эти дети, у меня Пугачёва вообще никак не ассоциируется с детьми! Для меня она та, что на пьедестале – в этом белом шикарном балахоне, с растрёпанными волосами, эти руки сумасшедшие, эти зубы с щербинкой, горящий глаз, грудные ноты, взмах крыла этого балахона, эта поступь – вот, что такое для меня Пугачёва. Это бренд!

Но сегодня Пугачёва уже не тот бренд. У меня в голове не укладывается, как певица может не понимать, что её полюбили и она стала культовой фигурой по каким-то определённым параметрам, по определённым элементам. Когда я сегодня вижу прилизанную Пугачёву, какие-то её шиньончики вместо пышной чёлки, какие-то прилизанные пряди, то не вижу в этом Пугачёву. Или, например, когда я вижу на ней платье и какой-то бант – некрасивые, в общем-то – только кажется, что это живот, дополнительный объём не там, где надо. Я понимаю, что не тот стилист с ней работает, что она перестала работать над собой и полностью доверила себя каким-то стилистам. Алишер – не Алишер, вот кто её одевает? Кто там ей эти шиньоны клеит? Это уже не Пугачёва, понимаешь? Вот есть автомобиль «Ауди», там четыре кольца обязательны, или знаменитая эмблема “Мерседеса”. Всё это бренды. Вот убери четыре кольца с “Ауди” и это станет уже не “Ауди”! У вас никто такой “Ауди” не купит.

Поэтому, когда я вижу Пугачёву такой прилизанной, я говорю: это не Пугачёва! Когда я не слышу грудных нот, когда я не вижу знаменитых горящих глаз… Это не Пугачёва, я не хочу это слушать, я не хочу это смотреть. Пугачёва – это бренд, а бренд – это набор определённых элементов, которых сегодня нет.

– Может, это такой период Пугачёвой сейчас?

– Это не Пугачёва. Это другая женщина под этим именем.

– Это другая женщина, которая поёт? Вернее, пытается петь…

– Просто другая женщина. Есть же Алла Пугачёва – не только певица Алла Пугачёва. В России сколько людей с фамилией Пугачёва и именем Алла? Кстати, я бы на месте телевизионщиков эту армию женщин, у которых в паспорте написано «Алла Пугачёва», собрал бы воедино. И есть ещё, наверное, даже с отчеством Борисовна. То есть, полные тёзки, с отчеством и однофамильцы. Вот я бы их собрал на телевидении и поговорил бы о Пугачёвой. Великолепная идея для телевизионщиков! С именем Алла Борисовна Пугачёва, я думаю, тоже можно набрать несколько десятков женщин из разных регионов страны, собрать их вместе и посмотреть – какие разные Аллы Пугачёвы.

А вот та Алла Пугачёва, о которой мы с тобой говорим, и которая сейчас появляется на телевиденье – это всего лишь одна из однофамилиц и тёзок той Аллы Пугачёвой, которую мы любим.

– Я хочу вспомнить историю, которая произошла на моих глазах в 1995 году на пресс-конференции Пугачёвой в отеле «Метрополь», к выходу её альбома «Не делайте мне больно, господа». Ты тогда поднял весьма неприятную тему, про её неучастие в концерте памяти Леонида Дербенёва в театре Эстрады, где Пугачёва была заявлена. Вместо ответа, она сделала акцент на тембре твоего необычного голоса и заявила, что «мол, оказывается, это ты – женщина, которая поёт». Спустя несколько минут она даже извинилась, но на вопрос так и не ответила. Что ты тогда почувствовал? Ведь это же прозвучало, почти как оскорбление…

– Это была шутка. Надо хорошо знать Аллочку, чтобы понимать, что это не было сказано с оскорбительным тоном нисколько. Это была абсолютная шутка в духе Аллы Пугачёвой, и я был почти уверен, что так оно и будет. Собственно, я ждал именно такой реакции, потому что, конечно, ответа на этот вопрос не может быть. Поскольку она была неправа на сто процентов и отвечать ей здесь нечего. Да чтобы там ни случилось за кулисами тогда, с кем бы ни произошла ссора – это не имеет никакого значения! Никакой состав артистов тебя не волнует, потому что это вечер памяти Дербенёва и ничего кроме Дербенёва в этот вечер для тебя существовать не должно! Никакие режиссуры, никакие закулисные интриги… Вечер памяти Дербенёва, и ты должна ему отдать дань уважения. Кто-то не так посмотрел, не то сказал, поставил в концерт не ту певицу – это в огороде бузина, в Киеве дядька!

Ты должна прийти и петь на вечере памяти великого поэта, всё! Никаких иных причин, ничего иного быть не может! И она это прекрасно понимает. Но она сорвалась, видно, чисто эмоционально, уехала с концерта. И, конечно, она потом поняла, что была неправа, но это уже было потом. И что она могла мне ответить? Поэтому ей нужна была шутка в духе Аллы Пугачёвой.

– Ещё в 2010 году известный российский музыкант Александр Градский в одном из интервью высказал своё отношение к Пугачёвой, которое цитируется до сих пор: “Есть такое понятие, как звезда. Вот она – настоящая звезда нашей страны. Не поёт, голоса нет, музыка говно, песни ужасные, но всё равно, она – звезда. И это надо признать безоговорочно. Она звезда номер один”. 

Я понимаю, что ты не будешь оспаривать, что она звезда. Но как ты относишься к остальной части этого высказывания? 

– Саша, как всегда, сказал резковато, грубовато, но по сути, он прав. Это так и есть. Конечно, это звезда. И что бы она уже ни делала. Мы можем даже не слушать эти сегодняшние её песни. Вот сейчас она выпустила совершенно ужасную песню «Не звони» – такого петь просто нельзя! Это надо понимать, что даже ради денег, которые ей, возможно, сулил Гуцериев или ещё кто-то… Понятно же, что это всё из-за денег, но нельзя петь такие вещи. Ни ради денег, ни из-за чего другого – просто нельзя, это не должно обсуждаться! Потому что новых поклонников этими песнями она не завоюет, а старых потеряет. Я, например, на такой концерт не пойду – на концерт из этих песен, подобных «Не звони мне», я это не хочу слушать. Кроме того, в 80-е годы был действительно шлягер «Ты мне больше не звони» малоизвестной ныне певицы Антонины Жмаковой. Этот шлягер, помню, всё время звучал из разных окон, вот это был хит! Он издавался только на пластинке и по радио практически не звучал, но всё равно стал хитом. А вот «Не звони» Пугачёвой по сравнению с этой песней – не то что не хит, а вообще ничего!

– Проходная песня? 

– Она не проходная, она ни о чём вообще! Стихи – графоманство. Чушь собачья! Там слова «Ты звонишь и просишь встряски» – это вообще о чём? Это о ком? Это к кому обращено? Стыдно такое петь! Я это слушать не буду, например, а молодёжь и подавно. Поэтому Пугачёва должна понимать, что она не завоюет новых поклонников такой около музыкальной туфтой, а старых потеряет. Она даже меня потеряет, преданного поклонника, что уж говорить про других.

– Так всё серьёзно? 

– Я не хочу слушать такой репертуар и не буду его слушать, потому что это оскорбляет меня,  как поклонника. Такие её «песни», так спетые, так сделанные. Толя Лопатин – молодец. Сделал модную аранжировку, сработал шикарно. Анатолию Лопатину респект за талантливейшую работу. Он там всё свёл, всё сделал, аранжировка шикарна, но Пугачёвой, как певице – ноль, ничего! Ноль, а то ещё и минус три…

– Вот ещё одно заявление, на этот раз Эдиты Пьехи, с которой, насколько я знаю, ты сделал своё первое в жизни интервью: “Однажды я прочитала интервью Пугачёвой, где она сказала, что для неё каждый новый концерт, как последний. И вот это слово «последний» она взяла на вооружение – ей свойственно, наверное, «последний» раз ещё что-то делать, чтобы пугать людей. А для меня каждый концерт всю жизнь был, как первый. Я всё ещё хочу удивляться, хочу ещё что-то открывать… А, по-настоящему, последним бывает только путь на кладбище! Поэтому не надо играть с такими материями…” Прокомментируешь? Зачем Пугачёва пугает людей?

– Нет, она не пугает людей. Здесь Пьеха, наверное, что-то своё имела в виду. Последний концерт – это значит выплеснуться, как в последний раз, вот что имеет в виду Пугачёва. Это её старое интервью, она всегда так говорила. Собственно, об этом Алле говорила и Шульженко: «Ты должна петь, как в последний раз», то есть, выложиться максимально, чтобы после концерта у тебя не оставалось сил ни на что. У Пугачёвой и были такие концерты. Билеты на них было не достать, они даже не продавались в кассах. Когда в конце 70-х она выступала в Театре Эстрады, билетов вообще не было нигде, они распространялись только по брони, по каким-то партийным спискам, попасть было совершенно невозможно. И именно этот посыл – петь «как в последний раз», провоцировал это внутреннее состояние максимальной самоотдачи в концерте. И Пугачёва всегда пела “как в последний раз” именно в этом смысле, она не пугала людей. Может быть, тут Пьеха имела в виду другое, что последний концерт – это уход со сцены. Но Пугачёва уходила часто, она даже в период пика своего успеха и максимальной творческой активности всегда делала паузы. Между концертными программами были перерывы по 3-4 года, например. Пугачёвой нужно было постоянно уходить, чтобы создать новое, чтобы что-то накопить, чтобы не было одного и того же… Это сегодня певцы ничего не меняют в программе, поют одно и то же, у них нет программ сегодня. А ещё называют что-то вроде «Мне 42, а кто даст» – прикольное название. Собственно, это можно любой концерт так назвать. А Пугачёва тщательно продумывала концепцию программы, как её сделать. Ей нужно было уходить, чтобы набрать этот репертуар, но она не пугала ничем никого.

Пугачёва имеет в виду последний концерт – как в последний раз выйти и отдать всё. А Пьеха имеет в виду, чтобы выйти как в первый раз со свежими силами, отдаться зрителю, выплеснуться, с наивностью и жаром отдать зрителю энергию юности. Вот что имеет в виду Пьеха, но, по сути дела, они имеют в виду одно и то же. И Пугачёва, и Пьеха.

– Ты, наверняка, смотрел фильм-сериал бывшего мужа Пугачёвой – Александра Стефановича «Кураж». У этого кино было очень много критики, особенно, со стороны ярых фанатов Аллы Борисовны. На мой взгляд, Стефанович имеет полное человеческое право относиться к истории их отношений с Аллой так, как показано в фильме. Какое впечатление этот фильм произвёл на тебя? 

– Фильм очень плохой, не талантливый, к сожалению. Почему Стефанович поставил такой бездарный фильм? Главная героиня этого фильма, разве это Пугачёва? Даже тени нет Пугачёвой! Эта актриса нисколько не похожа ни внешне на неё, ни интонациями, ни темпераментом… Стефанович просто пошёл по лёгкому пути, убрав настоящее оригинальное имя, то есть историческое имя «Алла Пугачёва» и взяв за основу вымышленную героиню по имени Галла. Он позволил себе полностью переделать историю жизни и творчества Пугачёвой. Да там чушь собачья, всё ложь на лжи! Особенно меня умиляет там эпизод знакомства, когда кто-то (уже не помню кто) знакомит Пугачёву с режиссёром и представляет её: это Аллочка Пугачёва, она спела «Арлекино».

Кураж

Но «Арлекино» тогда звучал отовсюду! Пугачёва вообще уже была номер один, 1975 год, это ещё вопрос, кого и кому надо было представлять! Её знали и узнавали все, ей нужна была охрана уже в 1975 году. А тут этот режиссёр приходит и не узнаёт девушку, которая произвела фурор на международной эстраде. Так вообще в мире никто не пел – смех по нотам в «Арлекино»! Мне иногда говорят, что Марыля Родович, но Марыля спела свои «Разноцветные ярмарки» только в 1977 году, а не в 75-м.

Возвращаясь к «Куражу». Собственно, там все эпизоды связаны непосредственно со Стефановичем, они на него работают. Вспомни начало фильма, он кому-то говорит: «Этот автограф мне Фаина Раневская дала, это автограф Марецкой…». Он купается в славе великих! Стефанович всегда был такой. Каких только автографов у него нет, а мне хочется спросить: а ты сам-то кто?

Разве Пугачёва когда-нибудь говорила: “Вот у меня автограф от Раневской, от Димитрова, композитора «Арлекино»? Никогда не говорила. Фильм работает только на Стефановича. Он её учит, как надо жить, творить… Да, безусловно, он много помог Пугачёвой и здесь не нужно умалять его вклада в её творчество. Он сидел на её концертах и записывал всё, что она говорила, как двигалась, как пела. Пугачёва всегда импровизировала, у неё были какие-то спонтанные жесты, в любой песне она могла переделать мелодию, переделать слова. А Стефанович сидел и всё это конспектировал. И самые удачные жесты, самые удачные фразы, музыкальные моменты, он подчёркивал и советовал делать уже не спонтанно, а обдуманно. И наоборот: то, что считал неудачным, советовал больше не повторять. Пугачёва это взяла на вооружение, но это всё он утвердил. Он открыл ей глаза на великую поэзию. То, что Пугачёва запела Мендельштама – это целиком и полностью заслуга Стефановича. До Стефановича Пугачёва даже не слышала этого имени. Мендельштама не издавали, его нигде не изучали, ни в школах, ни в университетах, книги его не издавались. У Стефановича была какая-то раритетная, чуть ли не самиздатовская, старая книжка стихов Мандельштама. Так что, конечно, он ей помог во многом.

– У меня ещё один вопрос про фильм «Кураж». Там есть эпизод, в котором Алла выходит один раз на сцену с песнями из к/ф «31 июня», которые впоследствии исполнила Татьяна Анциферова. Как ты считаешь – это выдумка Стефановича или всё-таки существуют записи этих песен? 

– Я думаю, что этих записей нет, потому что тогда ещё эти песни не были записаны. Пугачёва и Зацепин рассорились во время съёмок фильма «Женщина, которая поёт» из-за Горбоноса. Зацепин грозился уйти из фильма, но его удержал директор «Мосфильма» Николай Сизов, сказав, что если он уйдёт, то ему будет перекрыт кислород в кино, потому что на фильм выделены колоссальные средства и он уже на 75% был завершён. А потом, фильм «Женщина, которая поёт» снимался не для того, чтобы популяризировать певицу Аллу Пугачёву, тогда была совершенно другая ситуация, я тоже об этом знаю абсолютно достоверно. Дело в том, что к 1978 году «Мосфильм» перестал делать кассовые фильмы. Председатель Госкино СССР Ермаш выступил на каком-то съезде и сказал: “Вы считаете, что Советский Союз – это дойная корова? Государство даёт вам колоссальные средства, а вы снимаете какую-то некассовую ерунду, и Мосфильм ничего не приносит в казну страны. Социализм – это не бездонная бочка, из которой можно просто черпать деньги и снимать посредственные фильмы. Мы ждём от вас отдачи, поэтому срочно надо сделать кассовый фильм. Решайте сами, что это будет – детектив, музыкальный фильм, да что угодно”.

Сергей Соседов и Василий Козлов

И вот тогда возникла идея пригласить в фильм Пугачёву – самую популярную женщину страны, не только певицу, а женщину. Слава её была неимоверна, 1977-1978 год, пластинок не достать. Нет сейчас равного успеха тому, который имела Пугачёва в те годы. Я даже не знаю с чем сравнить, в СССР не было такого человека, Горбачёв отдыхает со своей перестройкой.

Когда Пугачёва и Зацепин рассорились, для исполнения песен в кинофильм «31 июня» пригласили вместо неё певицу Татьяну Анциферову. Думаю, что в исполнении Аллы этих песен нет, они бы уже давно появились.

Беседовал Василий КОЗЛОВ.

 


Василий Козлов

Журналист, продюсер, режиссёр-постановщик концертных шоу-программ, поэт-песенник, член Союза Журналистов России и Международной Ассоциации Журналистов.

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

«Обещание»: Неуместная любовь
«Стражи Галактики. Часть 2»: Космический «Домострой»


««« »»»