Сюткин: «Я не востребован, как вся румынская литература»

В гостях у проекта «Мимонот» человек, который вполне заслуженно заработал титул короля, как минимум одного из эстрадных жанров, — Сюткин Валерий.

Валерий Сюткин

 

Юрий Лоза Vs «Led Zeppelin»/ «Rolling Stones»

Юрий Шведов: Вы играли в первой группе в свои школьные годы и «Led Zeppelin», и «Deep Purple». А потом после этого вы перешли в группу «Зодчие», где играли с Юрием Лозой на сцене. Я, собственно, хочу спросить, а кто круче Лоза или «Led Zeppelin»?

Валерий Сюткин: Дело в том, что я хочу внести некоторые корректировки. Если кому-то кажется, что Юрий Эдуардович вспылил, у него сдали нервы, или он это сделал для пиара (речь о репликах в отношении музыкантов култовых западных рок-групп — Ред.), он всегда достаточно прохладно к ним относился, эти ребята и тогда для него не были авторитетом.

Честно говоря, я не могу сказать, что какие-то огрехи есть в их игре. И, вообще, имею ли я право, играющий на гитаре очень скромно, делать какие-то оценки Джимми Пейджа, величайшего гитариста времен и народов? Я вообще считаю, что по философии для «Led Zeppelin» подача материала, была для них как на уровне воздуха. Сейчас я смотрю концерт «Led Zeppelin», есть замечательный фильм, по-моему, называется «The Song Remains The Same», как называется их песня, и там есть фрагменты из разных видео-концертов. Посмотрите, если вам кажется, что вы тоже сомневаетесь.

Евгений Додолев: Но если говорить про «Rolling Stones»: у Кита Ричардса такая манера игры, что кажется, что не строит гитара. Есть же неряшливость такая.

В. С.:  Это самый главный почерк «Rolling Stones». В фильме Мартина Скорсезе, когда Кит Ричардс давал интервью, его спросили: «Кто самый лучший гитарист?». Он сказал вначале: «Что сказал Ронни Вуд?». «Роди Вуд сказал, что он». Он сказал: «Врет. Мы оба играем отвратительно. Но, когда мы это делаем вместе, мы гораздо лучше первой десятки». И это абсолютно точно. Это два гитариста, которые делают свое дело хорошо.

Нельзя не сказать, конечно, о Чарли Уоттсе. Он является (я, как барабанщик, разбираюсь) единственным, по-моему, в мире барабанщиком, который, когда выделяет сильную долю, он вот так правую руку поднимает.

Е. Д.:  Но лицо у него такое, как будто ему так скучно.

В. С.:  Это часть легенды. Он говорит: «Я играю в группе Мика и Кита. Они заставляют меня. Я хочу спать. На гастролях я только спать хочу. Я старый». Короче говоря, не будем осуждать. Юра сделал это так же, как делал это 30 лет назад, когда мы встречались.

Копировка Vs «кавер»

Ю. Ш.:  Уважительно, мягко говоря, относитесь к западным рок-музыкантам. Может быть, есть желание выпустить каверы песен?

В.С.: Нет. Во-первых, я хочу сказать, замечательный кавер выпустил Коля Расторгуев с огромной любовью к «Beatles», он спел эти песни по-своему, не стал копировать голос Джона или Пола, или Джорджа. В основном они исполняли, хотя есть 2-3 песни Ринго. Коля сделал это с большой любовью, с мастерством. Во-первых, это просто образование. Конечно, это не похоже.

Я даже абсолютно не востребован, как вся румынская литература, такими программами, как «Один в один», «Точь-в-точь». Потому что я не талантливый в копировке. Сейчас ребята ремеслом этим, копированием, владеют гораздо больше.

Знаете, в чем главное? Я тогда понял, когда мне дал совет, к сожалению, человек в другом измерении — бывший клавишник группы «Парк Горького» Коля Кузьминых. У нас была уникальная встреча. Я его встретил лет через 30 после нашей первой встречи и увидел его за клавишами в «Парке». Я спросил у Белова и у Маршала: «А как у вас клавишника зовут?». Они мне говорят: «Коля». Я говорю: «А фамилия Кузьминых?». «Да». Я говорю: «Коля, здравствуй». Он меня тоже не узнает, но он знает, что я — Валерий Сюткин. Он говорит: «А при чем здесь 30 лет назад?».

А я говорю: «А я играл в «ЖЭК №  9», и ты приходил Эммерса играл. И я тебя спросил, как правильно петь «Deep Purple». И ты мне сказал самые важные слова: «Никогда не искажай тембр. Песня — это то, что ты хотел сказать». Это было сказано в 1975 году: «И даже если ты поешь на английском и твоя задача скопировать (ты рассказываешь историю), обязательно переведи, про что это, и просто рассказывай. Но ноты интонируй чисто, только ноты. А голос свой не надо искажать. Если ты пытаешься спеть Тома Джонса, у тебя все равно не получится с таким хрустом откуда-то оттуда, от мужского низа это подать. Это будет дешевая пародия на сэра Тома Джонса. Поэтому пой с ухмылочкой, не надо давить из себя. И будет искренне, органично и хорошо».

Это был очень полезный совет. Поэтому я не буду выпускать кавера.

«Совок» Vs ностальгия

Ю. Ш.:  Тем не менее, вы советские песни сейчас выпускаете. А вы знаете, что происходит в интернете со всей советской тематикой? Потому что у нас последние годы интернет забит фотографиями советских вещей.

В. С.:  Такие мини-фильмы я вижу — «Рожденные в СССР».

Ю. Ш.:  Элементы советского быта, все это подается под соусом некой ностальгии и того, как было раньше хорошо, искренне, как все было по-честному и по-настоящему. А самое интересное, что в основном такие посты публикуют те, кто в Советском Союзе даже не жил, то есть родились уже после.

В. С.:  Им интересно, наверное.

Ю. Ш.:  С чем это связано? Почему у молодых людей такой интерес?

В. С.:  Я тоже музыку 50-х годов играть люблю, хотя не жил. Я в 60-х жил. В 50-х я два года жил, 1958-1959. И то, в 1958 году только с 22 марта. Я родился в этот день. Но это связано с тем, что очень настоящее время. Почему я так люблю 60-е прошлого века? Потому что они во всем мире, мне кажется, были интересными. И это не потому, что «Beatles», «Rolling Stones», «Yardbirds» и целый ряд других уважаемых коллективов в музыке появилось. Фильмы 60‑х я люблю. Любой фильм смотришь, столько в нем любви к жизни. Какое итальянцы кино снимали потрясающее, самобытное.

Е. Д.:  «Новая волна».

В. С.:  Да, «Новая волна» французская. Очень национально. Сейчас такой унисекс во всем, не сразу и разберешь. Не так много коллективов из неамериканских и неанглийских, скажем, «A-Нa», я вижу их скандинавское, норвежское отношение к жизни. Даже взять шведскую группу «Roxette», там со шведами уже не очень в колорите.

Е. Д.:  Я правильно понимаю, что ваш ответ Юрию заключается в том, что идеологического аспекта в этой ностальгии нет?

В. С.:  У тех, кто не жил, нет. Им просто интересны такие приборы, время — «прикольно», как говорят. Меньше ответственности, но так и было, поскольку голова была не забита, как заработать. У кого-то была забита. Но в основном люди жили эмоциями, было очень весело, хочу сказать. Я списываю, конечно, что, когда ты молод, тебе все нравится. У каждого поколения своя молодость. Они ее проходят и потом начинают брюзжать. Кстати, это и есть ответ, почему люди умирают. Мне это очень понятно. Потому что, если бы жизнь была значительно дольше, то эти старики от 100 до 200 стали бы просто невыносимыми. Это было бы сплошное брюзжание. И, мне кажется, что нас переводят в другое измерение, как агентов контрразведки, чтобы не мешали молодым ребятам наступать на те же грабли. Мы, конечно, советуем, брюзжим, а они делают по-своему. И эта смена в природе, она закономерна.

Е. Д.:  Хорошо. Если мы про молодежь заговорили, есть молодая шпана, которая сметет вас?

В. С.:  Конечно, она где-то есть.

Е. Д.:  Кто из молодых нравится?

В. С.:  К сожалению, последняя молодежь, которая мне понравилась, это была группа «Jamiroquai», которая произвела на меня впечатление. Во-первых, потому что корни этой музыки, которую они исполняют, это ранний Стив Мортон, это такое ламповое диско начала 70-х. А музыканты, как и в моей группе, они мегапрофессиионалы, которые делают свою работу, извлекают звуки красивые и делают «подклад», а он «шоуменит». Так и я своим доверительным сипом, так я называю голос, точно воспроизвожу. Но вы знаете, у меня ведь консерваторская группа «Сюткин Рок-н-Ролл Бэнд», и мы играем эти песни на концертах, но записывать я стал с Алексеем Алексеевичем Кузнецовым и с Сашей Мартиросовым. Но, Саша — это Александр Фараонович, ему тоже 70 лет. Это люди, которые играли вместе с Минсарой, с Кристалинской. Они знают, как это делать. У них две ноты, но они абсолютно точные, аутентично преданные тому времени. И это все с таким достоинством, я бы даже сказал, с такой породой.

Не хватает нам всем породы. Пальцы бегают быстро. Программу «Ремесло», «Голос» смотрю или любую другую, чтобы не делать акцента одному каналу, или «Главная сцена». Смотрю — поют здорово. Чего не хватает? Не ездил человек на плацкартном месте 54. Он не может спеть какую-то грустную песню, не хватает наполнения в глазах. У него в глазах — жажда понравиться, только это. А еще должно быть еще что-то. Это невозможно объяснить. Помните, замечательный был фильм «Сrossroads» («Перекрестки»). Там юноша считает, что он играет блюз. И он попадает к более старшему товарищу, и тот ему говорит: «Пока от тебя не ушла девушка, пока тебя не предала друг, ты никогда не сыграешь блюз. Ты играешь вареные конфеты». К сожалению, по ремеслу — молодцы: поют здорово, играют быстро, но не хватает того, что называется каким-то эмоциональным прожитым. Все-таки большинство наших сегодняшних успешных и на мировой сцене тоже — выпускники некого инкубатора. Нет претензий к Джастину Тимберлейку, он хороший артист, крепкий. Но, если с Ив Монтаном рядом поставите, вы увидите пропасть даже в каком-то ощущении, что тот был образованный человек, а этот только что из детского сада. Может быть, это происходит потому, что я уже начал брюзжать.

Евгений ДОДОЛЕВ & Юрий ШВЕДОВ.

 Фото: Семён ОКСЕНГЕНДЛЕР. 


Евгений Ю. Додолев

Владелец & издатель

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

«Затерянный город Z»: Люди и руины
«Стражи Галактики. Часть 2»: За маму и плеер!


««« »»»