История Осетинских пирогов

Рубрики: [Разное]  

Традиционные осетинские пироги

Традиционные осетинские пироги – один из наиболее ярких национальных символов Осетии. Сегодня это блюдо известно и популярно далеко за пределами Кавказа. Оно представляет собой невероятно вкусный пирог с сытной и питательной начинкой.

История осетинских пирогов уходит корнями в глубокую древность. В каком конкретно веке впервые стали готовить такую выпечку с высокой степенью достоверности сказать трудно. Упоминания об осетинских пирогах встречаются в «Нартских сказаниях» и других кавказских эпосах. В некоторых из них утверждается, что осетинские пироги впервые стали выпекать более двух тысяч лет назад.

Секреты приготовления осетинских пирогов

Через многие столетия это самобытное блюдо дошло до нас в своем изначальном виде. Его история тесно связана с особенностями образа жизни древнего кавказского народа, от имени которого и происходит название пирога. Изначально осетины были расселены в труднодоступных горных районах, довольно бедных на урожай пшеницы. Именно поэтому тесто для своих пирогов они готовили максимально тонким.

Начинка же, напротив, выкладывалась толстым слоем. Чаще всего в ее состав входило мясо. Существовали также картофельные, тыквенные, капустные и даже фруктовые вариации блюда. Начинка для осетинских пирогов использовалась самая разная, но ее основу всегда составлял сыр. Существует даже негласная пропорция, которую всегда старались соблюдать. Ее смысл заключается в следующем: на одну часть теста должно приходиться две части начинки.

Духовные традиции

Без национальных пирогов невозможно представить себе ни одного традиционного осетинского застолья. Их готовят и на праздники, и на траурные события. В первом случае на столе располагают три больших осетинских пирога. Они символизируют собой основные составляющие мироздания – солнце, воду и землю. На праздничном застолье каждый осетинский пирог разрезается на восемь равных частей. По традиции во время разрезания блюдо нельзя поворачивать. При траурном событии на стол ставится четное количество пирогов.

Многие осетинские семьи и сегодня бережно хранят исконные традиции. Но чтобы насладиться удивительным вкусом этих пирогов, соблюдать все перечисленные каноны совсем не обязательно. Такая выпечка одинаково уместна и при быстрых перекусах, и при неспешных посиделках, и при праздновании значимых событий.

 

Если вы хотите заказать осетинские пироги советуем сайт. Огромный ассортимент осетинских пирогов. Приятного аппетита!

 


Леонид Миров


2 комментария

  • Оля Кремлевская Оля Кремлевская :

    Много не знала, замечательная статья)

  • Вот, собственно, эта «Жжива» через два «ж», это «Вздуть!— ухнул кто-то во мгле», это «яйцо к платку на веревке привязал» — это именно секрет смеющихся слов, стилистически очень тонкая игра, которая и открывается-то не сразу. Но это понятно дело, что Тэффи очень свободно совмещает и комбинирует слова из абсолютно разных языковых пластов, неологизмы, канцеляризмы, какие-то милые детские вульгаризмы. Все это у нее образует единый горячий поток. Но прелесть, конечно, не в этой лексической игре, которая всякому талантливому автору после Чехова должна уже гораздо легче даваться. Прелесть в особенности взгляда на жизнь, который у Тэффи есть. Именно в удивительном сочетании легкой брезгливости, потому что все вокруг дураки, и глубочайшего сострадания. Тэффи написала очень много и главным образом, конечно, наиболее серьезный, как ни странно, текст ее, появившийся уже в эмиграции. Потому что в эмиграции появилось больше поводов всех жалеть и при этом всех презирать. Конечно, лучшая книга о русской эмиграции — это сборник ее фельетонов «Городок», где городок, давший заглавие книге, эта прелестная характеристика русского Парижа, маленького городка внутри огромного Парижа, она остается абсолютно справедливой и в наши дни, но с той еще разницей, что очень многие сегодня живут эмигрантами в собственной стране. Точно так же не чувствуют себя на месте. Точно такие же вечные разговоры: «Ке фер? Фер-то ке», вот именно после Тэффи вошло «фер-то ке?», «делать-то что?». Это общее отсутствие почвы, и невозможность наладить коммуникацию какую-то внутри этого одиночества у героев Тэффи доходит до того, что герои ее привязываются к мухе, привязываются к куску сургуча, который человек вывез из России и всю жизнь этот невидимый таинственный друг рядом с ним провел, а теперь вдруг потерялся. Вот этот апофеоз одиночества, когда не хватает мухи, к которой привязался, это только Тэффи могла бы написать. Практически все сохранившиеся у нас мемуарные свидетельства о ней, кто бы о ней не вспоминал, самые желчные люди, вспоминают Тэффи как ангела. И поэтому, когда мы думаем о ее последних годах, отравленных и болезнью, и бедностью, мы должны с ужасом признать, что эта женщина была, наверное, самым мужественным и сдержанным человеком в эмиграции. Мы не услышали от нее ни одного худого слова. Расставшись с дочерьми, которые жили отдельно и жили совершенно другой жизнью, давно расставшись с мужем, живя в общем без постоянного заработка, пробавляясь эмигрантскими фельетонами и изредка публичными чтениями, Тэффи была одной из очень немногих, кто даже на секунду не подумал о соблазне возвращения. Когда в 1945 году всем эмигрантам было широким жестом возвращено гражданство, и сталинский эмиссар Константин Симонов почти уговорил Бунина вернуться, Тэффи он даже не пытался уговаривать. Потому что про нее почему-то всем с самого начала было понятно, что она с советской властью стилистически несовместима. И чтобы уж не заканчивать на грустной ноте повспоминаем немножко из всемирной истории, обработанной «Сатириконом», из гениального абсолютно текста, в котором Тэффи написала самую лучшую часть, написала она Рим, Грецию, Ассирию, вообще античность, всю древнюю историю. Посмотрим, как это выглядело. Кстати говоря, тут многое очень ушло в язык.

Оставьте комментарий



««« »»»