Тесное единенье

Роман Нойштедтер

За сборную я спокоен, в составе есть Нойштедтер, а кто не знает Нойштедтера, все знают Нойштедтера, это не игрок, а титан, ураган, славный парень, на поле превращающийся в заплечных дел мастера, турки по известной причине уже знакомы с Ромой, и я не исключаю, что они даже более моего рады тому, что он в составе.

Смотреть я буду, конечно, болеть я буду, конечно, но вы высокохудожественной коллизии не ждите, это не те команды, слабосильные играют с психами, да у психов дома, и психи, конечно, наших побьют – вот увидите – в редкой по бестолковости рати.

С утра орут: «Забудем Францию!», как до этого орали: «Забудем Бразилию!».

Ребята, не будем препираться, вы люди утонченные, благородные, а я сраная деревенщина, я очень злопамятный, не люблю, когда меня унижают.

У нас с вами «два разрозненных мира», я больше лирик, конечно, чем физик, но большей глупости, чем это ваше «кто старое помянет…», придумать трудно.

Березуцкий ведь умница, правда? Раз на съемках я даже видел в его руках книжку без картинок.

Но когда на вопрос, что изменилось в сборной с приходом нового тренера, умный человек говорит, что появилась дисциплина, не хватает только, чтобы он выдохнул слово «наконец-то» и меня на пресс-конференции. Чтобы я, кто ж еще, уточнил: то есть дисциплины раньше не было? И понимает ли капитан, что таким ответом оскорбляет своего настоящего тренера, ЛС?

По ядовитому Саше Черному, «все это… рыбки на меху бессмыслицы, помноженной на тупость».

В прежней сборной, я ж помню, им всем было очень весело, пока их не отымели те, кого весельчак Широков нежно называл «колхозниками».

Атмосфера, говорил каждый бездарь из той сборной, у нас потрясающая, тренер хохотал, а кое-кто – и ведь наверняка живой, в отменном расположении, упивается синекурой – обещал к началу ЧЕ не игроков, а бойцов из фильма «Троя», и кого мы увидели?

Коллективную Светлану Ходченкову из фильма «Шпион, выйди вон!» (ну, когда садист-муж отправляет ее в нокаут).

Пока Ловчев и Уткин кого-нибудь не процитировали (они полюбили это делать, как я погляжу), я опережу их.

Сборная наша живет по Бродскому: «Чем тесней единенье, тем кромешней разрыв».

Дело не в дисциплине, не в том, в какой фиолетовый колор перекрасился немец или можно ли шутки шутковать на тренировках, а в трусости, а это уже евгеника, вернблумов нет, которые сдохнут, но не пропустят никого к вратам.

Тут никакая теория не поможет, только трефиловская группа крови.

 


Отар Кушанашвили


Оставьте комментарий



«««
»»»