СЦЕНАРИЙ: СМЕРТЬ

Что будет, если Президент умрет завтра?

Это вопрос касается не только правящих элит, политических группировок или крупных финансово-промышленных корпораций. Речь идет об историческом событии, которое имеет самое непосредственное отношение к ходу и логике русской истории, к судьбе Государства и нации.

Даже если новая власть захочет инерциально продолжать то, что делал Ельцин, ничего не выйдет, так как в его правлении все определялось специфическим “персональным хаосом”, свойственным его личности. Статус-кво в России имеет явную форму индивидуальных особенностей, типологии именно этого человека. Уйдет он, вместе с ним уйдет целый зон, целый мир, отвратительный, безусловно, но кто знает, не заставят ли новые ужасы постельцинского ада сожалеть о его уходе. При Брежневе тоже все было из рук вон плохо, но когда он умер, то повылезала совсем дикая мразь, начав мрачную вакханалию краха.

Итак, что будет завтра? Нас не интересует “кто”? Сейчас очевидно, что никого нет. Что Ельцин остался последней минимально персонализированной фигурой в верхних эшелонах российской политики, что, кроме него, остальные просто либо безликие аппаратчики, либо жадные криминальные маньяки. Поэтому вопрос стоит не “кто?”, а “что?”. Какой тип правления? Какая система? Какая модель организации политического процесса?

Итак, представим себе – Ельцин умирает.

Если дать волю политическим стихиям, то неизбежен распад РФ, конфликты, тотальное и окончательное разложение социальной реальности.

Кто-то должен взять ответственность в такой критической ситуации на себя. Какая инстанция это в состоянии сделать?

– Лидеры крупнейших политических партий (КПРФ, ЛДПР и т.д.)? Нет, исключено. Они озабочены только тем, как добраться до власти, а не тем, что с этой властью делать. Среди них нет разумных, ответственных, харизматических лидеров. Все они недоделки.

Правительство? Черномырдин слишком женственен. Он суперчиновник, но недовождь. У него полностью отсутствует политическая воля и медленно работают мозги (что проявляется в косноязычии).

Администрация Президента с Чубайсом, телевидением и капиталом? Это самая дееспособная, спаянная и рациональная часть. Но она не сможет проводить свою политику открыто, так как все поражения откровенно либеральных политических процессов давно показали, что чистые мондиалистские формы в России осуществиться не смогут. Этот блок постарается всеми силами сохранить свои позиции, но в сочетании с какой-то иной фигурой или структурой.

Лужков? Очень силен, но пока в локальном смысле. У него отсутствует поддержка в регионах, и – самое главное – государственно-стратегическое мышление.

Лебедь? Возможно. Но его приход будет означать конфликт со всеми остальными структурами в Государстве, этому всячески постараются помешать. Кроме того, у него нет никаких сколько-нибудь ясных представлений о мировоззрении, геополитике, сущности государства. Он психически не уравновешен, не имеет навыков кабинетных интриг. Если он придет, начнутся репрессии, хаос, распад России. Конечно, только он может претендовать на роль “второго Ельцина”, как харизматик и самодур, но с выраженными персональными признаками. Но добиться своего он сможет только ценой гигантских издержек за счет Государства – как Ельцин смог объехать Горбачева только с распадом СССР, так и Лебедь сможет встать на место Ельцина только ценой единства РФ, что он и показал в случае с Чечней.

Какая структура после предполагаемой смерти Ельцина могла бы органически отвечать за судьбу Государства? Не правительство, не политические партии, не московская администрация, не харизматики, не финансовые тузы, не диверсионный отряд проамериканских либералов… Что же тогда?

Армия, Минобороны, Генштаб.

Только эта структура естественным образом сопряжена с историческим путями Государства, только она с ситуаций хаоса и растерянности, обособления политических, государственных и финансовых секторов от общенациональных интересов и в сложнейшей международной ситуации может и должна взять на себя ответственность за судьбу народа и Государства. Все другие конкурирующие системы, кроме Армии, могут теоретически извлечь для себя политическую и экономическую выгоду из хаоса, распада и смуты. В такой ситуации легко сделать карьеру или молниеносно приобрести капитал. Более того, по контрасту с нашей растерянностью и смешением, враждебное международное окружение действует последовательно и упорно, а значит, катастрофические процессы будут активно поддерживаться извне (через агентов влияния или иными способами).

Ярко выраженных российских патриотов в нашей политической реальности нет. Этими лозунгами пользуются лишь в чисто прагматических целях, и поэтому на основе слов и заявлений нельзя судить ни о ком. Армия не исключение, и возглавлять ее могут столь же слабые и растерянные, столь кланово ориентированные люди, как остальные силы российского общества. В обычной стабильной ситуации армия – один из кланов со своими ведомственными интересами, выгодами, системами лоббирования и т.д. Но в ситуации катастрофической все меняется. Когда угроза простирается на само существование Государства, нации, в случае смерти Ельцина все так и произойдет, именно Армия и никакая иная структура обязана взять на себя ответственность за спасение Отечества, за сохранение нации.

Смерть Ельцина будет означать де факто начало военного положения, так как он не оставил после себя никаких устойчивых социальных, государственных и административных механизмов, способных гарантировать существование России и ее населения. Он не выбрал преемника, не обозначил идеологию, не завещал никакого курса наследникам. Он погулял-погулял, и ушел. Даже если он захочет в последний момент что-то изменить, уже нет времени. Это делается не так быстро.

Итак, только Армия, Минобороны, Генеральный Штаб обязаны будут взять на себя управления страной в переходный, критический период.

Что необходимо будет сделать в первую очередь?

Создать специальный Чрезвычайный Государственный Комитет под началом Министра Обороны и других силовиков (МВД, ФСБ). Сохранить за Черномырдиным должность Премьера с ограничением его функций хозяйственной деятельностью. Поставить под контроль Госкомитета структуру администрации Президента и масс-медийно-финансовое лобби. (Возможно, что Чубайса следует оставить и дать ему пост в правительстве). Необходимо отложить на некоторый срок все выборы (президентские и парламентские), сохранив за нынешней Думой статус постоянного консультативного органа. Немедленно после этого Госкомитет должен приступить к реализации социальной политики, к созданию Евразийского Военного Союза, резко приостановить децентрализацию административных подразделений РФ и ввести параллельный губернаторам и главам администраций институт – систему Чрезвычайного Контроля, подчиненную напрямую Госкомитету. Временно резко ограничить полномочия региональных политических элит. Немедленно приступить к осуществлению социально-ориентированной политики с показательным и убедительным осуждением чрезмерных форм рыночных реформ. Желательно организовать несколько судебных процессов над коррупционерами.

Госкомитет должен строго разграничить сферу ужесточения контроля в сфере стратегии, геополитики, административного централизма от области культуры. В сфере культуры необходимо поддерживать (там где есть) или даже активно устанавливать плюрализм и свободу. Это создаст необходимый баланс.

С другой стороны, СМИ в секторе политических и идеологических комментариев должны быть временно ограничены и подчиняться нормам информационный дисциплины, продиктованной исключительно ситуацией.

За переходный период фактически армейского руководства необходимо выработать идеологическую, геополитическую и стратегическую базу дальнейшего развития России как категорический императив для всех тех политических трансформаций и изменений, которые будут иметь место после окончания чрезвычайного периода.

В докладе американского подсекретаря Обороны, ответственного за политические вопросы, Пола Волфовица, опубликованном в New York Times 8 марта 1992 года и в International Herald 9 марта 1992, содержится перечисление основных приоритетов американской внешней политики, продиктованной стратегическими соображениями.

Итак США должны “убедить потенциальных соперников, что они не должны рассчитывать на то, чтобы играть в мировой политике роль, сопоставимую с США”. Более того, “их надо убедить отказаться и от стремления играть более важную роль даже в региональном масштабе”. США должны “учитывать интересы других высокоразвитых индустриальных наций с тем, чтобы принудить их отказаться от противодействия американскому лидерству или от постановки под сомнение превосходства нашего экономического и политического устройства”. В качестве основной опасности доклад Вольфовица указывает на “опасность для европейской стабильности, проистекающую из-за подъема в России национализма или попытки России снова присоединить к ней страны, получившие независимость: Украину; Белоруссию и другие”.

Таковы основные задачи врагов России. Важно, что сформулированы они не политиками, но военными. Пентагон в данном случае диктует свои императивы иными политическим инстанциям США, предопределяя рамки внешней и внутренней политики США.

Точно так же и у нас после смерти Ельцина Вооруженные Силы должны сформулировать принципы контрстратегии и потом заставить все остальные государственные силы и институты следовать этому не подлежащему сомнению императиву.

Основные моменты этой контрстратегии легко обозначить, отталкиваясь от тезисов Вольфовица. России необходимо

– вопреки диктатуре США добиться того, чтобы играть в мировой и региональной политике важнейшую роль, сопоставимую с ролью США;

– противодействовать американскому лидерству самой и понуждать к этому другие развитые индустриальные страны, а также ставить под сомнение политический и экономический строй США;

– способствовать подъему патриотизма в РФ и всячески стараться соединить в единый стратегический блок Россию, Белоруссию, Украину и другие страны.

Доклад Вольфовица – дело Пентагона. Понять его – дело Минобороны РФ. Иные силы и структуры России могут обратить на это внимание или не обратить. Могут встать на патриотическую позицию, а могут и не встать. Это дело личного выбора. В случае Российской Армии это уже не дело выбора. Это дело выполнения своих прямых обязанностей.

Следовательно, только Армия должна и может адекватно осознавать сложившуюся ситуацию и выработать стратегический курс национального развития.

Если ситуация пойдет каким-то иным образом, придется признать, что нам конец.

ARIES, “Лимонка-59”.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Господин Главный редактор!
Здравствуйте, уважаемые творцы газеты “Новый Взгляд”!
НИКОЛАЙ ТРУБАЧ ПОЯВЛЯЕТСЯ В МОМЕНТ ВСЕОБЩЕГО ЭНЕРГЕТИЧЕСКОГО ИСТОЩЕНИЯ
ФЕДЯКИН ТРАТИТСЯ НА ВОЙСЕРЫ ДЛЯ ДРУЗЕЙ
НА КРЫЛЬЯХ ВЕСНЫ В МОСКВУ ВОРВУТСЯ GIPSY KINGS
У ЛИСЫ МАРИИ ПРЕСЛИ И ДЖОНА ТРАВОЛТЫ РОМАН?
ИСТИННАЯ ИСТОРИЯ ПРОФЕССОРА ЛЕБЕДИНСКОГО
СОВРЕМЕННАЯ ЭКОЛОГИЯ – НАДВИГАЮЩАЯСЯ СМЕРТЬ
ОБ ИСКУССТВЕ БЫТЬ МАНКУРТОМ
ДЕТИ И ДЕНЬГИ
ЧЕТЫРЕ ТЕЗИСА ДЛЯ НАЧИНАЮЩИХ ПОЛИТИКОВ
ФРАЗОЧКИ
Нефтяные компании всерьез взялись за управление деньгами
БЕСПАМЯТНЫМ БЫТЬ СТЫДНО


««« »»»