Мутные речевки

Скорее всего, я отчаянно субъективен, иначе за каким я бы вообще подался в оголтелые сочинители, но рэперы всегда казались мне сиволапыми героями братьев Коэн – вот те самые недотепы, при всей браваде, которые добровольно погружаются в ад, ложно оценив обстоятельства и свое место в этих обстоятельствах.

Приехав из Грузии, где – передайте Лозе – было изобретено священное понятие «полифония», я долгое время думал, что эти очевидно несуразные парни, несущие околесицу про «булькающий бит» и «текучий клавишный эмбиэнт», просто разыгрывают людей, любящих радостно обманываться; такие неудавшие кэвээнщики.

Но потом черт догадал меня сходить на их концерты (концерты! они называют ЭТО концертами!), побалясничать с ними, почитать их полные гнили интервью. И я, объятый ужасом, констатировал: они и правда думают, что «в их стихах вы услышите биение сфер» (Ходасевич).

Кэти Топурия и Лолите Милявской стоило бы знать перл Черчилля: «Остерегайтесь дел, которые требуют новой одежды».

Как писал Тимирязев, «и в экспериментах надобно быть гомеопатами».

«А-Студио» – спор не имеет смысла – утонченнейшая из наших поп-групп, состряпала коллаборацию с образованием СЕNТR, и я не готов сейчас определиться, кто в этом тандеме хуже: ложка дегтя, знаете, супротив нее и цистерна меда суть ничто.

Сидит в кадре показушный мачо и покоряет речитативом такие высоты ходульной элоквенции, что тексты Шатунова на этом фоне – Баратынский.

Ну ладно бы эти эксплицитно ходульные строчки малый этот в баре для хипстеров продавал, так ведь просочился в группу с безупречной репутацией.

Экспериментаторша-живчик Лолита уж на что небожительница, а в последнем по времени клипе сношается с «шоколадным зайцем» и позволяет ему читать претенциозную дребедень.

Боб Дилан такую музычку называет «эйфорическая бестолочь для инфузорий», но Боб Дилан нашим не указ, наши смотрят клипы Тимберлейка и Рианны – и ну рьяно снимать кальку!

Но одно дело, когда рэп, хип-хоп и прочие мутные речевки суют в свои рыхлые псевдокомпозиции гризетки или сатанята со стеклянными зенками, пусть их.

Другой коленкор – когда люди с дотоле безупречным вкусом. Когда Топурия и Лолита, одаренные змеюки, позволяют себе союзы с образинами, гораздыми на косноязычную хрень.

Получаются сапоги всмятку. Получается Петя Толстой, рассуждающий про Украину.


Отар Кушанашвили


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

«Рэтчет и Кланк: Галактические рейнджеры»: Шаблон вселенского масштаба
«Midnight Special»: Полночное сияние
Александр Градский. Театр одного актера – 2
Коротко
Не смогу разлюбить
Это Rammstein
«Буерак»: по-настоящему серьезно
Его зовут Тимати
В Питере пить?
Что такое Каннский кинорынок?
Додолев: «Пользуйтесь мозгом»


«««
»»»