Проблема с церковной проповедью…

Рубрики: [Мнение]  

Проблема с церковной проповедью против гуманизма и прав человека состоит не в том, что гуманизм и права человека так бесспорны, что против них и не скажи ничего, – а в том, кто именно с обличениями выступает. Если это аскет, бессеребренник, исповедник, про которого всем известно, что «ему ничего для себя не надо», то такая проповедь обретает и силу, и правоту. Он говорит: видишь, это не так уж сложно – не носиться с собой, обойтись. Так попробуй и ты – вслед за мной. Если же такую проповедь произносит вельможа, который всю жизнь был так сконцентрирован на своей карьере и своих успехах, что еще в ранней молодости, в СССР, в условиях железного занавеса и власти ГБ, добился того, что свободно ездил по Швейцариям, и дальше продолжал в том же духе, – то, слушая его, хочется почему-то остаться со светским гуманизмом. Иными словами, чтобы оспорить права человека в целом – нужно сначала оспорить свои собственные права. Люди простые существа, им нужен пример. А пока, видя то, что они видят, они делают другие выводы. Что права человека – не так важны, как права вельможи. И что в Швейцарии – хорошо.

Дмитрий ОЛЬШАНСКИЙ.

Чем хороша империя? 1. Есть четкая цель – империя должна быть сильной, безопасной и богатой. 2. Главное не национальность, а что ты делаешь для достижения этой цели. И это – лучшая национальная политика. 3. Не надо копировать ошибки окружающих.

Андрей ДОБРОВ.

Анекдот от Гургена о еврейской женщине: в 20 лет – больная, в 40 лет- совсем больная, в 60 – смертельно больная, в 80 – вдова.

Сергей ДОРЕНКО.

Рассказали хохму-быль из жизни реформаторов. Грузинский начальник одесской полиции собрал оперов и спрашивает: – Кто мешает вам раскрывать преступления? – Новый УПК. – Кто такой Упека?! Вызвать его немедленно сюда! Я с ним лично поговорю и больше он вам мешать не будет! Занавес.

Всеволод НЕПОГОДИН.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

«Зверополис»: Антропоморфная идиллия
«Комната»: мир в четырех стенах
Ни стыда, ни совести
Арнольд Шварценеггер намерен вернуться
Александр Митта, мастер саспенса, гений кино
Вахтанг Кикабидзе нашёл себе товарища.
Живая вода
Три миллиона черновиков


«««
»»»