«Омерзительная восьмерка»: Новый шедевр кровавого маэстро

Омерзительная восьмерка

Величественные горные хребты, дышащие недосягаемой высью, сменяются одинокими замерзшими березами. Бескрайние пустынные дали навевают холод своими белыми снежными покровами. На фоне этого пугающего природного великолепия появляются привычные округлые желтые буквы, гласящие о том, что на экране эффектно начинается восьмой фильм Квентина Тарантино. Пронизывающий до костей гул жгучей метели перерастает в тревожную музыку, под звуки которой камера очень долго фокусируется на одиноком огромном распятии. Именно за ним скрывается тот самый дилижанс, везущий первых членов так называемой «омерзительной восьмерки» – отъявленную преступницу и поймавшего ее охотника за головами.

Современники Квентина Тарантино делятся на два противоположных лагеря относительно его проектов, но факт остается фактом – любой фильм режиссера вызывает резонанс в средствах массовой информации и преподносится как историческое событие в кинематографе. Нет причин отрицать, что Тарантино стал эпохальной фигурой, выработав свой собственный стиль, являющийся яркой смесью десятка других жанров. Тем не менее, особую любовь маэстро испытывает к вестернам, поэтому не удивительно, что «Омерзительной восьмеркой» он продолжил развивать мотивы Дикого Запада, заложенные в хитовой ленте «Джанго освобожденный».

Зрители, питающие страсть к традиционным вестернам, наполненными погонями на лошадях, перестрелками в духе Серджио Леоне и пустынными красотами американских прерий, получат совершенно иной расклад – восьмая лента Тарантино размеренна и неспешна, а диалогов в ней даже побольше, чем во многих других фильмах постановщика. «Омерзительную восьмерку» с чистым сердцем можно отнести и к кровавому триллеру, и к криминальному детективу, и даже к черной комедии, но от вестерна в картине осталась разве что атмосфера – заснеженные локации Вайоминга, неспокойный период после Гражданской войны и очень харизматичные персонажи, являющие собой ярких представителей этого жанра.

Герои действительно омерзительны – никто из них не вызывает откровенной симпатии. Нет, в какой-то момент можно проникнуться сочувствием к персонажу Дженнифер Джейсон Ли или, например, Сэмюэля Л. Джексона, но, в конечном итоге, Тарантино срывает маску благосклонности с лица своих зрителей, являя истинную натуру своих «подопечных». Несомненно, большая заслуга в неприязни к членам этого негласного круга отъявленных негодяев принадлежит шикарному актерскому ансамблю, поскольку каждое из имен звездного каст-листа приносит собственную частичку омерзительности. 

Курт Рассел, который взял длительный отпуск вплоть до текущего года, кажется, переродился с новыми актерскими амбициями. Его персонаж рассудительного шерифа Ханта из недавнего малобюджетного вестерна «Костяной томагавк» эволюционировал во внушительного «Вешателя». Актер источает гигантскую харизму и приковывает внимание к своему убедительному образу. Вместе с тем, это ни разу не умаляет достоинства его экранных коллег по цеху. Дженнифер Джейсон Ли, к примеру, вполне достойна заполучить номинацию на грядущей оскаровской церемонии, а эксцентричный Тим Рот пытается перещеголять Кристофа Вальца, вновь напоминая нам о «Джанго освобожденном».

Отсылок к тарантиновской вселенной, кстати, здесь предостаточно: тут вам и интрига в стиле «Бешеных псов», и концовка в духе «Криминального чтива», и традиционное деление фильма на главы, и даже знаменитые выдуманные сигареты Red Apple. Фирменные диалоги Тарантино плотно укомплектованы в весьма длительном хронометраже и не дают заскучать до самого финального аккорда, когда камерный детектив превращается в очень сочное кровавое побоище. 

Многие могут обвинить «Омерзительную восьмерку» в неоправданной детальности безжалостных расправ, излишней жестокости по отношению к персонажу Дейзи Домерг или даже к скабрезному флешбеку майора Уоррена в исполнении Сэмюэла Л. Джексона, однако подобные приемы очень помогают абстрагироваться от излишних симпатий, выводя всех персонажей на один ненавистный уровень. «Омерзительная восьмерка» хоть и несколько отличается от прочих фильмов Квентина Тарантино, но, вместе с тем, является сильной авторской работой, которую по праву могут оценить как фанаты творчества режиссера, так и зрители, плюющиеся от его фамилии.


Андрей Горовой

Ценитель кинематографического многообразия.

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Влад Листьев. Был или не был?
Клятва Гиппократа
Лишние слова
Настя Задорожная про любовь. В большом городе
Александр Вулых. Юбилейное
Это гром и молния
Герард Васильев. Миссия выполнима
«Звёздные войны: Пробуждение силы»: Войны за внимание фанатов
Сантименты-2016
«На гребне волны»: Восемь испытаний Бодхи


«««
»»»