«Террариум» – «3=8» ***

Рубрики: [Музыка]  [Рецензия]  

2015, Б.Г.

С момента выхода предыдущего альбома проекта «Террариум» – «Пятиугольный грех», в котором цвет петербургского рок-н-ролла представил песни на стихи Анатолия «Джорджа» Гуницкого, – прошло 15 с половиной лет. Надо сказать, что тогда всё прошло куда как веселее. Например, на пресс-конференции в честь релиза пластинки Борису Гребенщикову, сопоставив некоторые даты рождения, задали актуальный на тот момент вопрос, не пересекался ли он в ЛГУ с неким В.Путиным. Борис Борисович ответил неопределённо, поклявшись, правда, что в состав группы «Аквариум» В.Путин совершенно точно никогда не входил. И в «Террариум», похоже, тоже.

Между тем, сборник «Пятиугольный грех» дал этому миру не только бутусовский логопедический хит «Лабрадор/Гибралтар», но и массу великих бессмысленных поговорок вроде «где катафалк не проползёт, где бронепоезд не промчится», «ты знаешь ли, по крайней мере, что группу Animals совсем не любят звери», «семь луковиц играют в прятки, морковь опять пошла на [...]» и т.д. Благодаря альбому с абсурдной поэзией Гуницкого близко познакомились даже те, кто о ней раньше ни сном ни духом. Ну и вообще весь тот «Грех», записанных 40-летними пацанами, оставлял впечатление лёгкости и азарта – не то что теперь, когда даже поводом для нового сборника стал не беззаботный дружеский джем-сейшн, а необходимость собрать деньги на дорогостоящую операцию для Джорджа. Трагизма добавляет фамилия Бориса Рубекина в титрах: один из саунд-продюсеров «3=8» умер в 46 лет, не дожив несколько дней до релиза.

Тексты Гуницкого по-прежнему прекрасны в своей абсурдности, но на цитаты разойдутся в разы меньше фразочек, чем с «Пятиугольного греха». Участники альбома «3=8» сочинили к ним большей частью тяжёлые и смурные мелодии. Тут и хорал «Сибирская песня», и его ремейк «Сибирская плясовая», и авангардно-ориентальная «Сомнамбула ночи», и камерная «Расскажи мне» Антона Батагова в исполнении ансамбля N’Caged. Слушатели, непривычные к этому, попросту слов не разберут, а без них сложно почувствовать удовольствие. Не особо развеселят народ «Душа не ведает» Леонида Фёдорова и «Не прикасаясь к тишине» Фёдорова Евгения, а также «Это было» Юрия Шевчука: в данном треке почти физически ощущается, насколько тяжело лидеру «ДДТ» петь чужой текст (тем более с ускользающим смыслом), хотя он и очень старается.

На общем фоне немного странно выглядит почти детская наивность мелодии Максима Леонидова к «Лэди Гуру и Биллу». Более точную интонацию выбрал Вячеслав Бутусов в «Бэби убийце»: он приделал к тексту Гуницкого довольно насыщенную мелодию, но исполнил трек с такой нарочитой самоотверженностью, в которую сложно поверить – а это, вероятно, самое правильное восприятие стихов Джорджа. Вот БГ с Гуницким знаком более сорока лет, и он искусством пения на его тексты овладел ещё во времена «Притчей графа Диффузора». Немного жаль, что это искусство он демонстрирует на этом сборнике только дважды – в треках «Кондуктор» и «Гарфункель». «Гарфункель пел, а Саймон слушал, но было всё наоборот, стеклянный доктор верил в сушу, ломалось небо тихо вброд…» и всё такое прочее – настоящий «лойбыканах» духа и пиршество для понимающих. Увы, короткое.

Алексей МАЖАЕВ.


.


Оставьте комментарий



«««
»»»