«Самый лучший день»: Старые песни о горьком

Рубрики: [Кино]  [Рецензия]  

Самый лучший день

Новый год всегда был истинно народным праздником. Мандарины, шампанское, нелимитированная хвоя и толпы чокнутых под бой курантов. Для подобных гуляний нужны особые фильмы. Либо дурные, как щенок до года, либо совсем уж фоновые — Куарон с Ходоровски под такое, понятно, не зайдут. А вот русская комедия — бессмысленная и беспощадная — лучшее заполнении паузы в промежутке между нарезанием оливье и падением в него лицом. В ней, сообразно празднику, все должны пить и петь. Ну и дурака цугом валять. Собственно, про то и свеженинка от самого «горького» режиссера Руси-матушки Жоры Крыжовникова. И кино случилось. Не столько как музыкальное новогоднее чудо, сколько как железное доказательство того, что для полного счастья высшее образование бывает лишним.

В жестоком и неравном бою с зеленым змием бравый провинциальный дэпээсник Петя Васютин отыграл себе полгода трезвости. И за эту короткую передышку успел практически стать человеком — завел подружку, сделал ей предложение и собрался вечером обо всем признаться родителям. Но не успел. Змий нанес ответный удар, выслав своим полномочным представителем в захолустье знойную и вульгарную столичную певицу Алина. Девица за пару часов сумела не только основательно подмочить васютинский сухой закон и репутацию, но и затащить его к себе в постель. Из минусов: жизнь Пети стремительно покатилась в ад. Из плюсов: подвыпивший Петя шикарно поет — хочешь Лепса, хочешь Боярского. Да, собственно, тут все поют. И все подвыпившие. Такая вот страна Россия — петь и пить могут только вместе…

***

Отключаете мозг, подключаете караоке-микрофон — и фильм ваш! Ничего другого от автора двух «алкогорьких» серий и не ожидалось. По сути, это то же «Горько!», только побогаче, немного в профиль и под трек-лист любого народного караоке-бара — от Шабанов до Чертанова. Денег режиссеру теперь дают больше, а потому и людей он привлекает погуще, и снимать может пожирнее. Отсюда на полный рабочий день заняты адски постриженный Нагиев с Боярским и Чуриковой. Отсюда парочка клипов, которые не стыдно показать и по центральным каналам (тот же «I Will Survive», по-куароновски снятый одним планом, в интернетах не рекламировал только ленивый). Отсюда могучий понт и пуповселенские замахиж. И даже жену свою, Юлю, Жора-Крыжора научился снимать так, что она весьма себе ничего выглядит и сильно на актрису похожа.

Впрочем, мир не без добрых идей. А потому цепляться есть чем и есть за что. Бронзовеющий Нагиев окончательно превратился в памятник самому себе и даже не утруждает себя ничем, кроме нарезки из парочки своих удачных амплуа. Пенсионеры Боярский и Чурикова периодически вытягивают фильм на голом классе, но иногда в глазах у них просвечивает такая тоска формата «Господи, за что мне это?!», что хочется пожелать им поскорее выплатить ипотеку и больше не вляпываться в стремительно разбухающее пятно новой русской комедии. На этом фоне непрофессиональные, но энергичные и обколотые по самые брови энтузиазмом Александрова с Серябкиной неимоверно жгут и выглядят до крайности высоковольтно. Они как темная и светлая сторона Силы постоянно перетягивают одеяло на себя и в целом действительно являются украшением фильма.

В остальном же это стандартное крыжовниковское кино — трясущаяся любительская съемка, много селфи, агрессивно порванный монтаж, вкрапления оголтелого и малообъяснимого постмодернизма и безостановочное шуткование, которое отдельные акулы пера обязательно окрестят сатирой на народное времяпровождение. И которое, безусловно, этим самым времяпровождением в лучшем виде и является.

Да, юморят тут постоянно и местами даже бывает смешно. Причем количество этих самых мест прямо пропорционально самоопределению зрителя. Если и вы отдыхаете подобным образом, наяриваете в душе и в баре те же самые песни, претесь от Нагиева и считаете алкогольные перфомансы высоким искусством, то фильм будет скручивать вас в баранку на протяжении всех полутора часов. Так, в зале много аплодировали, подпевали хором (в фильме постоянно к этому интерактивно призывали) и смеялись в голос. И, в общем, презрительно шипеть на энтузиастов не хотелось, потому как энтузиазм их был понятен и оправдан. И это лишнее доказательство того, что народным массам кино не просто понравится, а понравится капитально. Думается, культовый статус и жирная касса ему обеспечены, что автоматически гарантирует если не продолжение, то массовое клонирование.

Плохо ли это?! Однозначно ответить сложно. Если пытаться утянуть кино исключительно в борозду высокого штиля, из него тут же уйдут деньги и оно умрет. А так, глядишь — какое-никакое развитие происходит, массовые режиссеры ищут новые точки приложения силы, а в безднах народного юмора раз за разом загораются бриллианты действительно удачных находок. Крыжовников — это уже далеко не братья Андреасяны, у него прослеживается и стиль, и класс, и меткие попадания, и неплохие задумки, и отличное знание целевой аудитории. С другой стороны, и до Рязанова ему, что до Китая пешком. Хотя это совершенно не мешает зрителю угорать и в истерике биться.

Вот и получается, что «Самый лучший день» — чуть ли не со всех сторон хороший релиз, хотя практически каждый его элемент в отдельности способен вызвать чувство, близкое к оторопи (особенно, к примеру, финальная мораль и финальная же танцевально-вокальная сцена Болливуд-стайл). Такой вот чисто народный парадокс. Или даже оксюморон.

Как по-русски — уже не упомнить, а по-аглицки, стало быть, «WOW»… Ну или что-то вроде того.


Mad Dud

Саркастичные заметки о последних премьерах от профессионального пожирателя кино. BAD. MAD. DUD. Незамутненный мужской взгляд — только здесь.

Оставьте комментарий



«««
»»»