Ход конем инопланетянина Илюмжинова

Рубрики: [Интервью]  [политика]  

В начале декабря в Греции прошло очередное заседание президентского совета Международной шахматной федерации, в ходе которого президент ФИДЕ Кирсан Илюмжинов временно приостановил свои полномочия, передав бразды правления вице-президенту Георгиосу Макропулосу.

Незадолго до этого кадрового маневра Минфин США ввел против Илюмжинова санкции, природу которых пояснил сам президент Международной шахматной федерации, завивший о своем иске в 50 миллиардов долларов:

«Я связываю санкции с тем, что веду активную международную политику. Был в Северной Корее, Сирии, встречался несколько раз с Башаром Асадом. Да, я не отказываюсь, помогал. Тысячи комплектов шахмат мы отправили [в Сирию], три тысячи учебников, переведенных на арабский язык, проспонсировали шахматный турнир. И дальше собираемся помогать… Я готов судиться по американским законам и подать иск о защите чести и достоинства. Пока они просто голословно заявили про какую-то нефть, банки, акции. Считаю, что, введя меня в свой санкционный список, они ограничили мои действия и нанесли урон моей деловой репутации».

В декабрьском выпуске журнала STORY опубликована беседа Кирсана Илюмжинова с журналистом Евгением Ю. Додолевым, фрагменты которой (в том, числе и не вошедшие в обнародованную версию) предлагаем нашим читателям сегодня.

Его жизнь – игра на «великой шахматной доске» (© Збигнев Бжезинский). Кирсан Илюмжинов = образец «универсальной мечты»; использует шахматы как политический инструмент, а геополитическую поляну воспринимает как шахматную доску. Он честолюбив, но при этом абсолютно независим от сторонних оценок. Его идея-фикс воспитать «умный миллиард» с помощью шахмат.

Мальчик из провинциального городка, сын обычных родителей, Илюмжинов сделал впечатляющую карьеру: в 30 лет возглавил Калмыкию без какой бы то ни было «системной» страховки, в 43 стал президентом Международной шахматной федерации. Получалось у него все в достаточной степени случайно, как представляется – с младых ногтей проверяет свои возможности. Как в анекдоте: «Умеете ли вы играть на скрипке?» – «Не знаю, не пробовал». Илюмжинов пробует.

«Все это было построено во время великого Сталина»

– Я помню, что в начале 90-х политологи и колумнисты прочили вам президентство России. Потому что: 30-летний президент региональной республики, нацмен, что, перспективно и экзотично, миллионер (слова «олигарх» еще не было в лексиконе). Были подобные амбиции?

– Ну, я никогда не ставил перед собой цель стать миллионером, министром, губернатором, президентом.

– Как же тогда вы стали президентом Калмыкии двадцать лет назад? А затем и президентом Международной шахматной федерации? Здесь я вам не поверю.

– Наверное, такая цель как достижение этих высот, с точки зрения обывателя, кажется закономерной для молодого человека, но для меня это не было какой-то целью, как вот сейчас нет ни цели какой-то высокой, ни планки.

– Нет сейчас цели высокой? Как, а переформатировать мир?

– А это не цель, это сущность жизни. То есть у меня принцип, философия моей жизни – это реализовать самого себя. То есть неважно, где, на каком направлении. Или изменить мир, или довести количество играющих на планете до одного миллиарда, или чтобы все президенты могли играть в шахматы. Или чтобы парламентарии всех государств проголосовали за то, чтобы на один год отказаться от расходов на военные нужды и так далее. Может быть это какая-то фантастика и так далее.

– Это утопия.

– Я все время старался реализовывать себя, когда в пять лет дедушка научил в шахматы играть. И потом он пытался научить меня ходить конем, почему это и любимая моя фигура…

РЕМАРКА. Шахматная дисциплина стала тем самым плацдармом, на котором Кирсан тренировал логику, оттачивал технологию бытия, тренировал самообладание и учился просчитывать противника. Утверждает, что эта игра – лучшая школа жизни. Поэтому ввел шахматы в школьную программу.

– Нет, ну для калмыка конь – это в общем-то, любимая фигура по определению.

– Да. Все время на лошадях.

– А вы верите, что человек может изменить ход истории?

– Конечно, конечно. И неоднократно и философы, и великий Сталин учил, что роль…

– Вот вы сейчас сказали «великий Сталин»… Понимаете, что вызовете реакцию у очень многих крайне негативную?

– Ну, и реакцию негативную также со стороны моей семьи, потому что в моей семье очень многие пострадали от сталинских репрессий. Вы знаете, в 1943 году калмыков выслали в Сибирь, и более 50% населения погибли от холода, голода во время этих репрессий.

– Да, я это имел в виду.

– Но у меня, наверное, вырвалось слово «великий». Так и есть с точки зрения глобальной истории. Да, были жертвы. Но с другой-то стороны, построена была великая держава. Мы возвели Днепрогэс, мы запустили все те заводы, которыми пользуются сейчас олигархи. Все это было построено во время Сталина. И еще заложены основы того, чтобы первым человеком, который полетел в Космос стал гражданин Советского Союза Юрий Гагарин.

– Я понимаю, если бы про великого Ленина сказали, потому что Ленин – калмык. Но Сталин? Известно, кстати, что памятник Ленину вы передвинули в Элисте почему-то…

– Ну, появились архитекторы с новым взглядом. Они сказали: парады уже не проводятся. А памятник по центру площади стоял. И по дизайну, как они сказали, лучше бы его чуть вправо, а на это место фонтан поставить и буддистский барабан со 100 миллионами молитв внутри.

«Вера в инопланетян, это тоже вера»

– А я помню какое-то ваше mot про политику, что политика – это бизнес в квадрате, а религия – это бизнес в кубе: «Абсолют один. Религия – это борьба за рынки сбыта. Политика – большой бизнес. А религия – это политика и бизнес в кубе».

– Что такое политика? Политика – это, наверное, большой бизнес. Это интересы бизнеса. А религия – это политика в квадрате и бизнес в кубе. Религия – это та же самая борьба за рынок сбыта идей. Если в капитализме и в политике ты стремишься расширить территорию для реализации телевизоров, нефти, газа, то в религии ты стремишься реализовать именно идеи или учение какое.

Помните, когда я выступил с заявлением, что есть инопланетяне, рассказал о своей встрече с ними? Первые звонки, знаете, от кого были? Мне звонили представители религиозных направлений. Они говорят, Кирсан, ты чего, говорят, мы вот за 10-15 последних лет только-только научили людей снова стоять со свечками, верить, что Христос воскрес, что Будда великий как бы переродится из Будды Шикимуне в Будду Майтрея, Будда любви приближается. Только-только народ пошел туда стоять, а ты теперь такое говоришь.

РЕМАРКА. Насколько знаю, первым тогда позвонил Владислав Сурков, потому что «поступили сигналы» из департамента гуманитарной политики и общественных связей Управления Президента РФ по внутренней политике (этот департамент, собственно, «курирует религию»).

– Вы все им разрушили своими «зелеными человечками»?

– Нет, не разрушил, а просто зашел на их рынок. Вот они обозначились, да, здесь буддизм, здесь Ислам, где-то католичество, православие и так далее. А тут еще вот Кирсан лезет с какими-то «зелеными человечками», непонятно. Вера в инопланетян, это такая же вера, как в того или иного проповедника той или иной культуры или народа.

– Так вот насчет все-таки бизнеса. Религия – это бизнес почему, потому что на религии зарабатывают деньги? Хотел бы немножечко понять установку Илюмжинова, который, с одной стороны, буддист как бы; с другой стороны, маргинал, который утверждает, что он общался с инопланетянами. Ведь одно дело верить в инопланетян, другое дело говорить, что вы находились в коммуникации с ними.

– Одно от другого неотделимо. Если человек верит в бога, значит, он чувствует, что это внутри него, значит, он видел его, значит, он чувствует его, значит, он общался с ним. Вы вот спросите у любого, мы сейчас вот на улицу выйдем, у кого-то может быть в кармане будет портретик Будды, у кого-то крестик, у кого-то вот другие какие-то…

– Да, но фигурки зеленого человечка не будет ни у кого, я так думаю.

– А у меня в кабинете, например, картина висит зеленого человечка, которого нарисовали и подарили мне.

– Все-таки когда с восточными людьми общаешься, никогда нельзя понять, серьезно они говорят или нет. Потому что все-таки когда президент ФИДЕ, человек со значительным политическим опытом делает такого рода заявление, ну, насчет того, допустим, что у него сейчас 69-я жизнь, что случилось у него общение с инопланетянами, всегда теряешься. Думаешь, что либо человек просто ставит эксперимент над общественным сознанием, то, что называется, сейчас у молодежи термином «троллит», смотрит на реакцию, то ли… То ли человек преследует какие-то непонятные цели. Но я же понимаю, что не сумасшедший, да. Вот хотелось бы все-таки разобраться…

РЕМАРКА. Мы познакомились в самом начале 90-х. Калмыцкий бизнесмен из разряда «звать никак» обитал в соседнем со мной номере гостиницы «Россия», с видом на Кремль… Кирсан уже тогда производил неизгладимое впечатление на пытливого наблюдателя. Его двухкомнатный люкс завораживал спартанской простотой. В холодильнике ютилась одинокая (правда, справедливости ради замечу – трехлитровая) банка черной икры, однако его ланч в буфете на нашем этаже как правило представлял из себя пару сосисок и стакана чая.

В этой же «России» познакомился Кирсан с Марком Оппенгеймером: тот пытался сделать заказ в ресторации на первом этаже, но официантки его не понимали. Кирсан пришел на выручку, они разговорились, и выяснилось, что это тот самый Оппенгеймер, отец которого создал атомную бомбу, а брат – основал компанию De Beers.

Знания языков помогали ему не раз. Говорит, что первый миллион заработал нежданно. Сидел, мол, летом в общаге на вахте, читал газету, и увидел объявление: «Компания «Мицубиси» объявляет конкурс на должность управляющего. Требуется знание английского и японского». Выпускник МГИМО позвонил по указанному номеру, представился, его пригласили на собеседование. Через неделю, сам президент компании Кирсана нашел – он принят на работу, и завтра в восемь утра его ждут. Позвонил в Элисту родным. Дедушка возмутился: «Какие японцы! Ты коммунист, иди в МИД!».

Наступил декабрь 1989 года, и Кирсана спросили, как он желает получить зарплату. Естественно: «Наличными». Тем же вечером пригласил бывших сокурсников к себе, нажарили картошки, разлили спиртное, он вынес баул и спросил: «Хотите посмотреть как выглядит миллион долларов?». И продемонстрировал десять пакетов по сто тысяч каждая. Говорит, что товарищи разрезали ножами эти упаковки, повертели пачки в руках и… пошли выпивать. Утром, говорит, просыпаюсь – доллары разбросаны по всей квартире, и никто не обращает на них ни малейшего внимания.

Понять когда он лукавит, а когда говорит правду – не мог тогда, не могу и сейчас. За веселыми лучащимися очами и полузастенчивой улыбкой великого мистификатора скрывается некто невычислимый и кроется нечто неуловимое, репортерской вивисекции не поддается.

Илюмжинов давно уже президентствует (в 2015 году исполнилось 20 лет его царствованию в ФИДЕ, его предшественник Флоренсио Кампоманес возглавлял Федерацию с 1982 по 1995) и круг общения этого «неопознанного летающего объекта» расширился до масштабов планеты. Что ничуть не изменило ни его отношения к себе, ни к окружающим. «Каким ты был, таким ты и остался» – это про него.

– Ну, здесь как бы дуализм, да, здесь двойственность.

С одной стороны, конечно, жесткий холодный расчет. А любые заявления у меня просчитаны. В любом моем действии я очень четко просчитываю, потому что с пяти лет я шахматист, я никакого хода просто так, не подумав, не сделаю.

А с другой стороны, это эксперимент, наверное. Точнее, это не эксперимент, это вызов, как вот Александр Матросов бросался на амбразуру.

То есть в жизни есть место для подвига. «Кто, если не ты, когда, если не теперь, революция продолжается». Это с комсомола вот у меня такой девиз был.

Прежде чем заявить, видел ли я инопланетян, не видел, я проанализировал, где плюсы, где минусы.

Плюсов никаких нет, да? Ну как для президента ФИДЕ, для президента Калмыкии, члена Совета федерации – объявить такое? Это значит, тебя коллеги в Совете федерации, коллеги-губернаторы засмеют; в Калмыкию вернешься, избиратели спросят, кого же мы избрали, сумасшедшего какого то; шахматисты подумают – кто нами командует, какой-то идиот (об этом и Каспаров и другие писали много). Даже родные дома скажут, Кирсан, ты чего там – каких-то человечков видел, иди полечись. То есть вроде бы минусы одни.

А где плюсы? Плюсов для политика Илюмжинова, плюсов для президента ФИДЕ, плюсов для просто родственника Илюмжинова и друга Илюмжинова я не увидел. И вы не увидите. То есть одни минусы.

А минус на минус это плюс. Плюс для меня, что я начинаю заставлять людей задуматься. Ведь мы не одиноки во всей Вселенной.

– Интересно, а какие-то аналоги исторические есть? Вы можете вспомнить каких-нибудь религиозных, политических деятелей, которые делали бы столь же неожиданные заявления, неоднозначно репутационно воспринимаемые?

– Ну, например, Леонардо да Винчи, да, который рисовал подводные лодки, космические корабли и вертолеты, он вызов как бы бросал. Или Джордано Бруно: «И все-таки она вертится». Человек пошел на костер ради того, чтобы сказать, что все-таки она крутиться. Или тот же персонаж из истории, Иисус Христос, которого могли пощадить, если бы он чуть-чуть бы поменял свое мировоззрение и не был бы так активен, его бы не распяли, он бы не принял мученическую смерть.

«Ежегодно я посещаю около ста стран»

– Нет, вот это я все понимаю. Я только не понимаю, какая польза может быть мировому социуму от того, что миллиард человек станет играть в шахматы. Задача ведь у вас какая, научить миллиард человек играть в шахматы? Я правильно понимаю?

– Доказываю. Вот я два года назад провозгласил принцип: на планете должно играть не менее одного миллиарда. Сейчас на планете проживает более семи миллиардов.

Тоже холодный расчет. Каждый год я посещаю около ста стран. Каждую неделю где-то с двумя, с тремя главами государств или с премьер-министрами я встречаюсь, начиная с таких развитых, как Япония, Китай, Соединенные Штаты, и заканчивая странами «третьего мира»: Тринидад и Тобаго, Того или Конго, Центрально-африканская республика. Так вот, посещая эти десятки стран, общаясь и с главами государств, и с простыми людьми, и видя разницу социально-экономического и политического устройства, и видя, как в последние буквально несколько лет мир взорвался, я начал задумываться, а почему? Вроде бы всего хватает. Долларов можно хоть сколько напечатать. Нефти, газа, золота, бриллиантов на планете в целом тоже хватает. Продуктов питания, вроде бы, если равномерно и разумно распределить на все человечество, вполне достаточно. Вроде бы бог дал нам эту планету и все для нашего сосуществования у нас есть.

А почему мир закручивается сильнее по спирали, и все больше и больше конфликтов? Я как бы со стороны на нашу планету посмотрел. Нехватка ресурсов? Нет. Недостаток образования? Вроде бы у руля все умные, образованные: заканчивают «гарварды», МГИМО и так далее. И вот здесь я пришел к мысли, что не то, что политики неумные, а что для многих просто отсутствует шахматный принцип think first, then move (сначала подумай, а потом сделай ход). Любой руководитель, не подумав, подписывает постановление, принимает закон, который потом негативно сказывается на народе. Так в чем тогда причина того, что у нас войны, что у нас финансовые кризисы, что мы постоянно из-за чего-то воюем и ссоримся? Оказывается, именно из-за нехватки людей, думающих наперед, просчитывающих…

– Разве это не следует просто из природы человека, как хищника?

– Это, с одной стороны, есть, тут два принципа. Но прежде чем мы будем кушать друг друга, давайте немного остановимся. А для этого нужно, чтобы было как можно больше думающих людей где? В руководстве, в парламентах, в правительствах.

Сейчас 600 миллионов играет на планете, если мы доведем количество играющих в шахматы до одного миллиарда, то значит, количество людей, для которых существует принцип «сначала подумай, а потом прими решение» возрастет; уже будет большая вероятность, что из этой критической массы, из миллиардной массы людей значительное количество людей попадут в парламент, правительство, станут королями, президентами, министрами, пэрами и мэрами, значит, количество неправильно принятых решений будет уменьшаться. А если количество неправильно принятых решений и законов будет уменьшаться, значит, жизнь наша будет улучшаться.

– Может, проще обязать всех парламентариев сдавать какой-нибудь шахматный зачет?

– Ну, например, Уинстон Черчилль был, я думаю, не самый глупый политик, но принимая на работу в правительство своей страны, он спрашивал всегда: «Играешь в шахматы?»

РЕМАРКА. Не могу не отметить, что поймал себя на мысли – мой собеседник шифруется, закрывается. Потому что очевидно противоречие. То утверждает, что ВСЕГДА просчитывает свои решения словно компьютер, то вдруг выясняется, что ничто человеческое ему не чуждо и Кирсан бывает во власти порывов душевных и мимолетных импульсов.

Играя самим собой словно шахматной фигурой на поле мировой политики, которое Бжезинский описывал как гигантскую шахматную доску, Кирсан тем не менее не вступает в – условно говоря – игровое взаимодействие с людьми. Для него само бытие есть игра.


Евгений Ю. Додолев

Владелец & издатель

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Золотой запас
Нонпрофитный путь
Польза феминизма
Ушел Лесин, ушла Леся, Венедиктов был и будет
«Турандот» & Деллос, ресторан и человек
Новая история о Стиве Джобсе
Штрих к портрету Франции
Павлин, говоришь?
Рой Джонс и ералаш
«Бетонная ночь»: Воцарение скорпионов на Земле
«Визит»: Зловещие каникулы


«««
»»»