Галина Кузнецова: «Любовь, морковь и обстоятельства»

Рубрики: [Интервью]  [Кино]  

На излете зимы 2003-го все мы были немного влюблены в Галю Кузнецову. Тогда это было модно – любить Галю Кузнецову, – тогда по-другому как-то не получалось. Галя была единственной Женщиной, единственной Музой, единственным Лучом Света во мраке нашего пацанского коллективчика, пытавшегося издавать одну спортивную газетенку.

Впрочем, Галю мы обожали, соблюдая необходимую дистанцию. Пресловутой «черты» никто из нас не переступал, и знали мы о Гале, в сущности, совсем немного… Знали, что прекрасна, что заканчивает ВГИК, что блистать, вероятнее всего, будет на сцене театра Киноактера, что в кино она вроде бы уже где-то засветиться успела…

У Абдулова, что ли? В «Бременских музыкантах»?

– Галя, пришло время уточнить детали: так у Абдулова или нет?

– Во-первых, рада тебя видеть… Во-вторых, ты почти не изменился, что для мужчины, на мой взгляд, не самая лучшая характеристика… В-третьих, знакомство с Александром Гавриловичем, его приглашение поучаствовать в фильме «Бременские музыканты», а также те впечатления, которые на меня обрушились, когда я впервые оказалась на съемочной площадке…

…изменили твою жизнь кардинально?

– Кардинальнее, Сань, не бывает! В том смысле, что была я фотомоделью – вполне себе, кстати, успешной, – и другой жизни для себя не желала… А тут вдруг после всех этих «бременских» приключений потянуло в искусство… Причем со страшным центробежным ускорением! Представляешь?

– Представляю, на карусели в Парке Горького все катались… Тут уж не позавидуешь…

– Тут точно не позавидуешь! Дома обстановка была, как после ядерного взрыва! Родители со мной не разговаривали, я – с ними… Но во ВГИК я документы все-таки подала!

– Судя по всему, ты в него даже и поступила…

– Судя по всему, я его даже и закончила! Ты знаешь, что фотомодели по своей готовности рыть носом землю занимают второе место после кротов? Это британские ученые доказали.

– А что тебя подвигло пару лет назад ринуться в Летнюю академию Михалкова?

– Странный вопрос! Ну, во-первых, эта Академия существует на базе нашего театра, и грех было не воспользоваться случаем. А во-вторых, мне же хочется совершенствоваться, становиться лучше, профессиональнее… Вот я и ринулась к Михалкову! За совершенством ринулась, за совершенством…

Усовершенствовалась? Ожидания оправдались?

– На двести процентов! Там такая атмосфера творчества, интенсивность творчества! Загораешься этим моментально, хочется самой что-то придумать, показать, удивить! А какие там мастера преподают! Хотиненко, Соловьев, Райкин, Гармаш… Ну, а сам Никита Сергеевич просто гипнотизировал окружающих своим талантом и обаянием… И, знаешь, меня поразило, насколько деликатно, насколько трепетно относится он к актерам… Вот уж кто растворяется в актере без остатка!

Галя, давай немного о твоей премьере в театре… Театр Киноактера, как и было сказано?

– Да, как и было сказано… В общем, спектакль по пьесе Зощенко «Очень приятно!». Не самая известная его пьеса, не так много она шла, выстроена драматургически она не идеально, но гениальность автора порой все-таки дает о себе знать: реплики там есть просто сумасшедшие по своей блистательности!

А речь-то там о чем?

– Ну, как о чем, Сань: любовь, морковь и все такое. Пансионат после войны, офицеры, медсестры, флирт, ухаживания, интриги… Моя героиня медсестра Зверева очень тоскует от отсутствия к себе любви и уважения со стороны товарищей офицеров, злится по этому поводу, расстраивается и вынашивает планы жестокой мести… И ничегошеньки-то в нашем бабском менталитете с тех пор не поменялось!


Александр Коган


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

«Улетай один»: Город благоприятной смерти
Призрачные надежды мигрантов
«Титли»: Немая диктатура портрета
Я люблю Канделаки
Игра в правду с Гошей Куценко
Обыкновенный терроризм
Кризис – время, когда нужно начинать
Один «Взгляд» назад


«««
»»»