Я люблю Канделаки

Рубрики: [Кушанашвили]  [Мнение]  [Спорт]  [ТВ]  

Тина Канделаки

Я люблю Тину Канделаки, но люблю, конечно, по-своему. Она – часть моей жизни, а я частями, вообще всеми, зело дорожу, но, натурально, посуду для нее мыть, дрова колоть и бататовую кашу ей варить я не буду; ей не надо, у нее приспешников больше, чем девочек, визжащих на концертах Эроса Рамаззотти.

На МАТЧ ТВ она позвала всех, кроме меня, Е. Ю. Додолева, консьержки нашего дома  и Майкла Джексона, но его – по известной причине.

Она позвала тех, кто еще третьего дня при мне называл ее мразью, говорит слово «волнительно» и вообще, судя по лексикону, читал только «эротические триллеры».

Пусть ее, миллиарды ей доверили, не мне, я домой только двух человек пускаю, она – армию косноязычных уродцев, но это ведь ее дом, не мой.

Она стальная женщина, она построила беспримерную карьеру, она знает значение идиомы «гимнастика ума» при этом она и правда похожа на барышню, способную наставлять в премудростях Эроса; кажется, что ей все по плечу, даже ЦСКА тренировать и сыграть в хоккей вместо Прохоркина.

Она не «бежит молвы», она жаждет стоустой молвы, она сама говорит, что день, когда ее не костерили, не день вовсе, а пшик.

Если сказать ей: «Мадам, я вижу в Вас только компульсивную патологию» – она сочтет  это «комплиментом, похороненным под тройным отрицанием», но все-таки комплиментом; в этом ее сила.

Но главная ее сила даже не в том, что больше нее в мире работаем токмо я да ВВП, а в том, что она следует завету Антонио Грамши(не моя проблема, если вы думаете, что это футболист «Зенита»): «В любой ситуации сохранять пессимизм разума и оптимизм воли».

Когда я, преимущественно с умилением (преимущественно – потому что иногда она дарит и недоумение) гляжу на нее, то вспоминаю референцию, кем-то сказанную в адрес Черчилля: «Хуже, чем не получить желаемое, может быть лишь то, что его получит кто-то другой».

А теперь позвольте «блаженнейшему из кретинов» перейти от яблока к червям, его поедающим.

Простите мне мою невоздержанность на язык, но не может канал про спорт зиждиться на боях без правил и на селадонах и гризетках, читающих с суфлера блоками канцеляризмы, за которые даже моя мама отпускала подзатыльники, алкая и добиваясь от нас, заштампованных, ЖИВОЙ речи, желательно красивой.

С такими банальностями на уровне когдатошних первомайских лозунгов («ты можешь», «ты должен», «будь сильным и умным») сюжетов с центростремительной композицией не получится, это рушит весь канделаковский апокриф о том, что она собрала вокруг себя весь цвет телеболтологии (что есть беспардонная, хоть и вдохновенная ересь: меня, лучшего из всех, она не «собрала»).

Надо бы Тинатин напомнить своим талантищам, что газетные трафареты не единственный способ коммуникации с публикой (и не мешало бы привести в пример меня, я ведь русскую словесность после армии стал осваивать).

Пусть учатся у превосходных Уткина и Скворцова, Дементьевнеплох.

Раньше я славословил Юрия Дудя, но программа нового канала составлена так, что до белого каления доведут, а не напишут, что вот он, Дудь, а вот евойная дудочка.

Хороша Даша Левченко, но это во мне говорит ферлакур, эротоман-аутсайдер, любящий, как и Канделаки, все авантажное.

Пока лучшее, что я видел на новом канале, – это эпическая документалка про баскетболиста Леброна Джеймса, про то, как аутсайдер научился авантажно летать, но ведь это «как закалялась АМЕРИКАНСКАЯ сталь», не наша.

Вы думаете, я из вредности примкнул к хору хулителей, беснующихся из-за того, что им не перепал кусок пирога?

А вот и нет.

Я хочу, чтобы у Тины все получилось, даже я не такой циник, чтобы этого не хотеть.

Но если так дело пойдет и дальше, моей ТК придется снимать байопик про себя, она умеет аутсайдерам внушить, что они могут стать первыми.

Мне же внушила.


Отар Кушанашвили


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

«Улетай один»: Город благоприятной смерти
Призрачные надежды мигрантов
«Титли»: Немая диктатура портрета
Кризис – время, когда нужно начинать
Один «Взгляд» назад
Игра в правду с Гошей Куценко
Обыкновенный терроризм
Галина Кузнецова: «Любовь, морковь и обстоятельства»


«««
»»»