Такой симпатичный “ужастик”

На программке спектакля “Слуги и снег” театра “Сатирикон” портрет старой женщины – Айрис Мердок, автора пьесы. По неухоженным волосам и старушечьей шали, небрежно накинутой на плечи, она больше похожа на деревенскую старушку, нежели на “одну из лучших писательниц современного Альбиона (то бишь Великобритании. – Н.Б.), признанного мастера интеллектуальной прозы, лауреата всех главных премий британской литературы”, как значится на оборотной стороне той же программки. А еще госпожа Мердок – профессиональный философ с огромным опытом научной и преподавательской работы в Оксфорде. Вот вам и бабушка-старушка!

“Слуги и снег”, переведенные Ольгой Варшавер в 1992 году, поставлены в “Сатириконе” впервые в России молодым режиссером Еленой Невежиной, ученицей Петра Наумовича Фоменко, обратившей на себя внимание дипломной работой “Холодно и горячо, или Идея господина Дома” Ф.Кроммелинка, на которую в РАТИ (бывший ГИТИС) весной 1997 года сбегалась “вся Москва”. В “Сатириконе” это уже вторая постановка Невежиной после удачного дебюта спектаклем “Жак и его господин” по роману Д.Дидро “Жак-фаталист и его хозяин”.

…Справа на авансцене за стеклянной дверью, распахнутой в зимний сад, медленно, беспрерывно падает снег. Он будет падать на протяжении всего спектакля, белый, пушистый, невесомый, отрешенный от тех темных, низменных страстей, которым суждено пробудиться в стенах старого, запущенного дома, затерявшегося не только в пространстве провинциальной глухомани, но, как окажется, и во временном пространстве. Сквозь сумрачную пелену то ли дыма, то ли сырого тумана проступает огромная пустая комната с серыми голыми стенами и неправдоподобно огромным буфетом в глубине, в недрах которого, как выяснится в дальнейшем, живут странные обитатели (сценограф – Алла Коженкова, свет – Анатолий Кузнецов). Неожиданно сонную тишину пустых комнат взрывают громкие, нетерпеливые голоса, за веками немытыми стеклами окон мелькают, мельтешат огни фонарей и зала наполняется людьми. В имение покойного отца, на похороны которого он даже не смог вырваться, приехал принимать наследство сын Базиль (Александр Феклистов) с женой Орианой (Лика Нифонтова), камердинером Фредериком (Юрий Лахин) и сопровождающим их судебным исполнителем Грюндихом (Сергей Дорохов). Новых хозяев принимает, почтительно вытянувшись в струнку, Питер Джек (Федор Добронравов) – старший среди многочисленной челяди. Весь в радужных воспоминаниях о проведенной здесь юности, Базиль не замечает как настороженно и осторожно отвечает на его расспросы Джек, как скорее испуганно, нежели радостно, встречает его старый Ханс Джозеф (Олег Ханов), единственный из слуг, кого вспомнил Базиль и кто знал нового хозяина в молодости. С ходу, не успев снять пальто, Базиль уже готов приступить к преобразованию имения, раздать земельные наделы бесчисленному количеству слуг, которых здесь до двухсот, создать из них нечто вроде общественного Совета для налаживания более демократичной формы общения между господами и обслугой.

Напрасно Грюндих пытается охладить реформаторский пыл Базиля, намекая на консерватизм местных нравов, – новый хозяин непреклонен. Зато Ориана сразу интуитивно ощущает атмосферу отчужденности, неприязни, разделяющую хозяев и слуг. Тревога Орианы возрастает после туманных намеков на какие-то таинственные возможные осложнения, о которых считает долгом сообщить ей местный священник отец Амброуз (Алексей Якубов), странный маленький человечек, неизвестно откуда появляющийся и также неожиданно исчезающий. Но, как известно, нет ничего тайного, что бы не стало явным. И новые хозяева узнают, наконец, кровавую драму, повязавшую обитателей этого дома.

Как оказалось, отец Базиля установил в имении феодальные законы далеких времен: при виде хозяина слуги обязаны были падать на колени и только в этой позе смели отвечать на вопросы своего господина; в имении неукоснительно соблюдалось “право первой ночи”, и все выходящие замуж девушки доставались молодым мужьям только пройдя через постель господина; всем домом и слугами правила любовница хозяина красивая горничная Марина (Марина Иванова), невестка старого Ханса Джозефа и мать молодого, строптивого нравом Максима (Александр Корученков); никакие государственные законы в имении не соблюдались, а суд и расправу над провинившимися чинил сам хозяин. Так, однажды был убит муж Марины, сын Ханса Джозефа. Дело не получило огласки, но между собой слуги порешили: смерть за смерть, кровь за кровь. Будь Базиль жесток и крут характером, как отец, они бы не посмели даже помыслить о возмездии, но наивный либерализм нового хозяина, его заигрывания с челядью затуманили головы “мстителей”. А тут еще выяснилось, что Марина, лишившись мужа и любовника, дала слово выйти замуж за Питера Джека, но все оттягивает венчание, не теряя даром время с местным донжуаном – цыганом Патрисом (Александр Журман), живущим в том самом буфете в столовой и перебивающимся мелкими кражами по дому и в деревне.

Пытаясь подавить в себе нарастающую тревогу и смертельную скуку, Ориана то приближает к себе Марину, то вдруг принимается кокетничать с камердинером Фредериком, мужчиной красивым, хорошо вышколенным и давно влюбленным в свою хозяйку, то возводит в ранг “пажа” маленького поваренка Мики (Иван Добронравов), дружка цыгана и Максима.

Зал напряженно следит за развитием событий. Их ход предопределен искусно закрученным сюжетом. К счастью, режиссер не прибегает ни к прозрачным аллюзиям, ни к указующему персту. В бесконечной череде “осовремененной” классики этот симпатичный, откровенный “ужастик” с отличными актерскими работами играется с четким соблюдением законов жанра, и зрителям не надо ломать голову, угадывая, что бы все это значило?

Неудавшаяся попытка Марины сбежать с цыганом и жестокая расправа над ним, нелепая смерть маленького Мики, замерзшего в снежной круговерти, приближают кровавую развязку. Но и она не разрубает тугой гордиев узел, скопившихся в этом Богом забытом углу нравственных и социальных противоречий. Лишь властный окрик “Молчать, свиньи! На колени!” внезапно возникшего человека в черной военной форме мгновенно возвращает слуг в их привычное рабское мироощущение. А за дверью, распахнутой в сад, все падает и падает нескончаемый снег, как падал он в день приезда новых хозяев.

Наталья БАЛАШОВА.

Фото Михаила ГУТЕРМАНА.

На снимке: сцена из спектакля.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

СЕМЕЙНОЕ ДЕЛО
АРХИЕПИСКОП НЕ СЕЧЕТ
ЖАСМИН НАРАСТИЛА “КОНСКИЙ ХВОСТ”
Уважаемый Филипп Киркоров!
ПОЖИЛОЙ СЕКС-СИМВОЛ
НОВЫЕ ИМЕНА В ЗАЛЕ СЛАВЫ
СЧАСТЛИВА. ПОТОМУ ЧТО… НА СЪЕМОЧНОЙ ПЛОЩАДКЕ
ЛЕОНИДОВА ОБВИНИЛИ В ПЛАГИАТЕ
Коротко
ОТПУЩЕН ПОД ЗАЛОГ
Дарить – хорошая привычка
Уикенд
Когда и целого мира мало
Здравствуйте, дорогая редакция газеты “Музыкальная Правда”!
КИНО с 10 по 16 ИЮЛЯ
ЧИЧЕРИНА ПОВЕЛАСЬ НА МУЗЫКУ ЦОЯ
ТЕАТРЫ И КОНЦЕРТНЫЕ ЗАЛЫ с 10 по 16 ИЮЛЯ
ВРЕМЯ ДЕЛИТЬ ДЕНЬГИ
СИБИРСКИЕ ВЕЗУНЧИКИ
Многоликий Никас
KISS НА АУКЦИОНЕ
СОЛНЕЧНЫЕ «РУКИ ВВЕРХ!» – ВЕЛИКИЕ ЭКСПЕРИМЕНТАТОРЫ И ВДОХНОВИТЕЛИ
“Золотое сечение” по наитию
ТРЕТЬЯКОВА ЧУТЬ НЕ ОТРАВИЛИ
ИНФОРМАЦИОННОЕ СООБЩЕНИЕ О ПРОВЕДЕНИИ ОТКРЫТОГО АУКЦИОНА
Встречи на “Театральной площади”
УИЛСОН ПЕРЕД СУДОМ
КИНОАКТЕР МАЙКЛ ДЖЕКСОН


««« »»»