НА БЕРЕГУ У ТИХОЙ РЕЧКИ

Сегодняшний разговор с Сергеем МАЗАЕВЫМ – о современной музыке, о том, как складывался его путь в шоу-бизнесе, о группе “Моральный Кодекс”, об отношении к жизни вообще…

– Сергей, иногда вы и “Моральный Кодекс” выступаете с джазовыми коллективами – биг-бэндом Бутмана, квартетом Лемберта, ансамблем братьев Ивановых. Что для вас джаз?

– Я не могу сказать, что я хорошо знаю джаз, я никогда им серьезно не занимался, но очень люблю его. А вот мой друг Игорь Бутман – он, конечно, джазист высочайшего класса, мирового уровня. Мы давно дружим, бываем на концертах друг друга, он часто выступал с нами, группой «Моральный Кодекс». Я убирал саксофон в сторону, и Бутман играл, ведь его игра отличается от моей.

– Да, у него такая «ураганная» манера игры.

– Совершенно верно, он играет с напором, и для рок-н-ролла это как раз то, что надо. А сейчас я участвую в биг-бэнде Игоря Бутмана как солист, мы пластинку записываем, где я солирую. Получается вроде бы неплохо. Нового мы ничего сказать не хотим и не пытаемся, мы просто хотим сделать хорошую пластинку с хорошей музыкой. Там будут старые песни – из репертуара Утесова, Кобзона и других, очень удачно аранжированные Виталием Долговым.

– А кто вам нравится в мировом джазе?

– Очень многие, трудно кого-то отдельно выделить. Мне нравится музыка Антонио Карлоса Жобима, оркестр у него был хороший. Стэн Гетц замечательный музыкант, Гровер Вашингтон был потрясающий саксофонист, Пэт Метэни мне очень нравится. Старые группы – Weather Report, Brecker Brothers, Blood, Sweat and Tears.

– Впервые вас широкая публика узнала как саксофониста группы «Автограф». Что вы можете сказать об «Автографе» и своем участии в нем?

– У меня остались самые хорошие впечатления от работы в группе «Автограф». После прихода в нее я просто почувствовал себя музыкантом большого симфонического оркестра. Группа была очень популярна, у нас было одиннадцать с половиной тонн оборудования и почти двадцать человек обслуживающего персонала. Конечно, очень жаль, что ребята разошлись. Ситковецкий живет в Лос-Анджелесе, сейчас хочет перебраться в Лондон ради музыкальной карьеры своего сына, который делает неслыханные успехи в скрипке. Леонид Макаревич работает в Москве, в оркестре Мурада Кажлаева, Леня Гуткин занимается продюсированием, Виктор Михалин с музыкой расстался, он был менеджером Кристины Орбакайте какое-то время, сейчас я не знаю, чем он занимается. Артур Беркут в Москве, он вернулся из Лос-Анджелеса, у него там не сложилась личная жизнь, сейчас занимается музыкой, организовал группу Zoom. Вообще, я думаю, что если бы сейчас удалось собрать «Автограф», то нашлось бы немало желающих сходить на концерт, особенно среди людей среднего возраста.

– Правда, что в «Автографе» у каждого участника группы было высшее музыкальное образование?

– По-моему, только Артур Беркут и я не оканчивали высших музыкальных учебных заведений. А все остальные были или с консерваторией, или с Институтом Гнесиных, или с Институтом культуры. Это были советские времена, когда работа привлекала меньше, чем учеба.

– А где вы играли до «Автографа»?

– В 1980 году мы с Игорем Матвиенко, с которым вместе учились в музыкальном училище, создали ансамбль «Шаровая Молния». Но работу найти было сложно, и мы всем составом устроились в Краснодарскую филармонию под названием «Здравствуй, песня». В этом ансамбле я проработал до 1985 года, потом год играл с Алексеем Беловым в осколках группы «Москва». Некоторое время я подрабатывал в ресторане «Белград», где меня и заметили музыканты «Автографа» и пригласили в группу. Я выступал в ней с 1986-го по 1989 год, а в 1990-м появился «Моральный Кодекс».

– Кое-кто из музыкантов поговаривает, что «Моральный Кодекс» очень похож стилистически на группу «Николай Коперник». Что вы думаете по этому поводу?

– Может быть, да. Мне очень нравилась группа «Николай Коперник», ее лидер Юрий Орлов является моим другом, я считаю его одним из самых талантливых людей, которых я когда-либо встречал. Он еще и мой любимый художник. Наш клавишник Костя Смирнов до прихода в «Моральный Кодекс» работал в группе «Николай Коперник», пока она не распалась и не разъехалась по всему миру. Вполне возможно, что в нашей музыке можно уловить какие-то интонации, какие-то звучания, которые были характерны для этой группы. И я воспринимаю это как похвалу, как комплимент в наш адрес.

– Иван Дыховичный в одной из передач сказал: «Если я и хотел бы снять в своем фильме кого-нибудь из рок-музыкантов, то разве только Мазаева. В нем есть что-то настоящее». А как складывались ваши отношения с кино?

– Я получал много приглашений сниматься в кино, но я не актер и не вполне понимаю, что мне надо делать. Я побаиваюсь – это как играть перед публикой на инструменте, на котором не умеешь играть. Мне предлагал роль Карен Шахназаров, долго уговаривал, я даже на кинопробы ходил, но в итоге все убедились, что на площадке я слишком зажат, ведь я не актер. В музыке вроде получается, а когда берешься за что-то другое, можно просто впечатление о себе испортить. Не за свое хвататься не стоит. Хотя недавно я все-таки снялся в эпизоде, скорее на память, чем ради кино, у Константина Мурзенко в фильме «Апрель». Надеюсь, что это не повредит моей карьере.

– Насколько я знаю, у «Морального Кодекса» вышло три альбома, и сейчас вы работаете над четвертым?

– Мы работаем над пятым альбомом, четвертый записан уже давно, просто в силу ряда причин он до сих пор не появился, но уже вот-вот выйдет. А сейчас мы делаем новые песни, и, думаю, осенью будет уже пятый альбом. В этом году нам исполняется десять лет, и мы планируем осенью сделать большой концерт с приглашением наших друзей, в том числе и из-за рубежа; обязательно Игорь Бутман со своим оркестром будет участвовать. Мы хотим сделать красивый спектакль, где в основе будут музыка и спецэффекты (кстати, приглашаем к сотрудничеству спонсоров).

– Что вы думаете о состоянии современной музыки, в мире и у нас, как она меняется?

– Со временем все в мире ускоряется. Танцевальные темпы стали быстрее, низкие частоты стали мощнее, техника стала другая совсем, все звучать стало иначе. У нас сейчас появляются и музыканты настоящие, профессиональные. Студии стали хорошие в Москве, звучит все прекрасно. Мне, например, очень понравился альбом Земфиры, записан он блестяще, музыка там хорошая, она сама поет замечательно. Пожалуй, это лучшее из всего, что я слышал в последнее время, Земфира и еще «Мумий Тролль».

– Сергей, вы добились в жизни многого – у вас успех, популярность, уважение коллег. А есть что-то, о чем вы мечтаете?

– Домик на берегу у тихой речки и скромный счет где-нибудь в хорошем, крепком банке. Я мечтаю о пенсии, чтобы заняться разведением растений и спокойным композиторским творчеством.

Александр ОСИПОВ.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

IT’S MY LIFE
БЛЮЗ В ЭРМИТАЖЕ
ЛЕГКО УШИБСЯ
ВЕРНЫЙ СПОСОБ ЗАБЕРЕМЕНЕТЬ
ЖИЗНЬ ЕСТЬ. ДАЖЕ В ТЕАТРЕ
НЕ ДАЮТ СЧАСТЬЯ
“ЛИГГЕТ-ДУКАТ” ОТКРЫВАЕТ ДВЕРИ
ВЕРНЕТСЯ ЛИ ДЭВИД ДУХОВНЫ?
ДЫХАНИЕ СМЕРТИ
ЗОЛОТУЮ РОЗУ ВЗЯЛ “ЛУННЫЙ ПАПА”
ВЫКРУТАСЫ ФАЙОНЫ
БЬОРК СЪЕЛА СВОЮ БЛУЗКУ
Коротко
Уикенд
КЛУНИ СОЖАЛЕЕТ
РАСПАД SMASHING PUMPKINGS НЕМИНУЕМ
КОНЦЕРТ НЕ СОСТОЯЛСЯ
УБРАЛИ БЮСТ ГРЕТЫ ГАРБО
КИНО с 19 по 25 ИЮНЯ
ОБВИНЯЮТ ДРУГ ДРУГА
СПИЛБЕРГУ УГРОЖАЮТ ЦЫГАНЕ
ТЕАТРЫ И КОНЦЕРТНЫЕ ЗАЛЫ с 19 по 25 ИЮНЯ
АЛЬБОМ ОТКЛАДЫВАЕТСЯ
ЛУКАС ВОЗВРАЩАЕТСЯ
Наперекор современной логике
ДИ ЭМ ЭКСА ПОСАДЯТ
БРОСНАН НЕ СПЕШИТ С ЖЕНИТЬБОЙ
Насекомые запели
ОБВИНИЛИ В РАСИЗМЕ
Человек, который знает о скрипках все
САРА РАЗДОСАДОВАНА
Улыбки и гримасы любви
ПОДАЛ В СУД
Люди и куклы
ПОКОНЧИЛ С СОБОЙ


««« »»»