Сквозь призму времени

Тридцать лет назад в сезон 1969 – 1970 гг. Андрей Александрович Гончаров поставил в Театре им. Маяковского пьесу С.Найденова “Дети Ванюшина”. Спектакль сразу же стал сенсацией. Правда, если придерживаться абсолютной точности, премьеру успели показать 10 июня сезона уходящего. Но то было уже лето, театры разъезжались на гастроли, и по-настоящему премьерно “Ванюшины” прозвучали в сезон 69-70-х гг. Говоря нынешним языком, это был “звездный” спектакль: Евгений Леонов – Ванюшин, Нина Тер-Осипян – Арина Ивановна, Александр Лазарев – старший сын Константин, Татьяна Карпова – дочь Клавдия, Анатолий Ромашин – муж Клавдии, Светлана Немоляева – невеста Константина и т.д. За прошедшие годы все эти фамилии стали знаменитыми, а в те времена они еще только шли к пику своей славы. Довольно долго продержавшись в репертуаре, спектакль сошел с афиши. И вот, тридцать лет спустя, “Дети Ванюшина” обрели вторую жизнь на той же сцене.

К новому рождению любимой им найденовской пьесы А.Гончаров готовился долго и тщательно. Года два назад, будучи летом на предмет интервью у Гончарова в одном из подмосковных санаториев, я встретилась там с постановочной группой “Детей Ванюшина”, приехавшей утрясать с мэтром план оформления и расстановки декораций на сцене. Спорили, уточняли, будто накануне премьеры. А она была еще так далека.

Новый спектакль весь, разумеется, с новым составом исполнителей. За одним исключением: М.Полянская, игравшая когда-то одну из младших дочерей Ванюшиных, гимназистку Аню, сегодня выходит на сцену в роли вечно хлопочущей по дому, робеющей перед мужем, старшими детьми, растерянной от царящей вокруг нее сумятицы Арины Ивановны. Добрая душой и недалекая умом, она пытается связать несовместимое, своими слабыми руками удержать рушащиеся на ее глазах дом и семейный уклад. То, что для прежней героини актрисы – девочки-подростка, шло по касательной – ссоры, свары, дрязги сестер и братьев с родителями и между собой, для Арины Ивановны – нож в самое сердце. Родные дети и все друг другу враги!

Уже о той, первой постановке “Ванюшиных” Гончаров говорил как о “трагическом балагане”, в котором глава семьи – человек беспомощный, безвольный, ничего не понимающий в происходящем, – пытается командовать детьми, сам не зная куда их вести и чему учить. Е.Леонов блистательно воплотил тогда этот по-своему трагический образ отца, всю жизнь стремившегося делать как лучше для семьи и оказавшегося на старости лет никому, кроме жены, не нужным и даже враждебным.

В сегодняшней сценической редакции пьесы основная идея остается прежней. Зато многократно усилены, обострены до предела и “балаганность” ситуации, и ожесточенность взаимоотношений внутри дома Ванюшиных. Динамика, ритмы спектакля, нагловато-самоуверенный “хор” приказчиков (он был и в первой постановке, это находка Гончарова) по возможности предельно приближены к нашим дням. Нет, не костюмы и декорации, не внешний облик спектакля, а его внутренняя, глубинная сущность. Жадность, страсть накопительства, откровенный цинизм, продажность – движущие силы всех Ванюшиных от мала до велика. За исключением матери. А исходная тому – отец. У А.Фатюшина Александр Егорович Ванюшин мужчина еще не старый, крепкий, с характером тяжелым, резким, колючим, нетерпимым к малейшим поползновениям самостоятельности у домашних. Похоже, что выбивался он “в люди” из самых низов, на собственной шкуре испытал цену копейке, оттого так яростно искореняет лень, праздность в домочадцах, блюдет их нравственность согласно своим о ней представлениям. А в них вполне допустимо “баловство” с экономкой Авдотьей (А.Руденко), чувствующей себя в доме большей хозяйкой, чем сама Арина Ивановна. Красивая, вальяжная, эта Авдотья явно не без ведома хозяина, а может, и по его подсказке, дала первые уроки “любви” сперва старшему, Константину (А.Лобоцкий), а за ним и младшему, Алексею (М.Пешков). И то сказать: зачем где-то на стороне здоровьем рисковать, когда дома есть на то все условия. Повторяя на детях собственные “университеты”, Ванюшин-отец упрямо не хочет видеть, как меняется время, а когда, наконец, прозревает, стреляется. Но и тут неудачно. Расторопные приказчики, словно мстя старому хозяину за былую суровость, с особо веселым удовольствием по приказу Константина переселяют стариков Ванюшиных из господских комнат в мезонин, подальше от новомодных веяний, заполнивших старые стены. С горьким недоумением наблюдает Александр Егорович за метаморфозами незыблемого, как ему казалось, домашнего очага, и вряд ли до конца своих дней поймет первопричину случившегося и смирится с ней.

Как всегда, в спектакле Гончарова до блеска отработаны характеры персонажей (режиссер Ю.Иоффе): жадная, завистливая хромоножка Клавдия (И.Сенотова), цепко держащая в повиновении своего подловатого и трусоватого муженька Павлика (С.Рубеко); попытавшаяся взбунтоваться, а по сути безвольная куколка Людмила (Е.Мольченко), сломленная отцом, а потом и пьяницей-мужем Степаном (А.Маклаков), жуликом и мошенником; совсем юные, но вполне умудренные в житейских делах, хитрые, любопытные сестрички Аня (А.Семенова) и Катя (А.Мордвинова); бесцветная, запуганная, однако же весьма сексуально озабоченная племянница Елена (И.Васильева), тяжким грузом повисшая на шее Константина. И только один Алексей, начав, как и все молодые Ванюшины, с обманов, лжи, кражи денег, находит в себе силы вырваться из засасывающего его болота и бежать подальше от родительского крова, где собирается править бал манерная, разыгрывающая из себя гранд-даму без гроша в кармане, генеральша Кукарникова (И.Домнинская), выгодно продающая свою жеманную дочку Инну (Т.Аугшкап) тугому кошельку “Торгового дома Константин Ванюшин и Ко. Продажа разных мук”. Эта вывеска на фасаде магазина выведена теперь золотом не только на русском, но и латинскими буквами. Европеизация! Даже нахально-угодливые приказчики (А.Моисеев, М.Лагашкин, И.Бровин, К.Константинов, В.Воронков, М.Глебов, И.Евтушенко) обрели больший лоск и большую развязность.

Кончился век замоскворецкого купечества, Россия вплывала в капитализм, который, прервавшись в нашей многострадальной стране почти на три четверти XX века, начинает, уродливо корчась, снова выкарабкиваться на русскую почву. Так что новые “Дети Ванюшина” А.Гончарова приходятся нынче в самую пору. Не случайно художник Борис Бланк вместо суперзанавеса придумал огромное зеркало, в котором отражается зал театра со всеми нами, сидящими в его креслах. Зал не в обиде, он все понимает и долгими аплодисментами благодарит создателей спектакля за яркое, истинно театральное действо, в котором верный себе и своему кредо А.Гончаров еще раз явил в новом спектакле любезный его сердцу синтез поэтического и психологического, интеллектуального и эмоционального, камерного и масштабного начал. На том и выиграл зрительский успех.

Наталия БАЛАШОВА.

Фото Татьяны КИСЧУК.

На снимке: сцена из спектакля.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

45 лет на одной сцене
УЭЛЛЕР ПРОТИВ СТАРЕЮЩИХ ЗВЕЗД
ЗДОРОВАЯ КОЖА ВАШЕГО РЕБЕНКА
Трава и облака белок,
НАРКОТИКИ ЗА КУЛИСАМИ
КОНКУРС “МУЗЫКАЛЬНОЙ ПРАВДЫ” ПРОДОЛЖАЕТСЯ
“КЛИПОТАВР” – НОВИНКА СЕЗОНА
ПОЖАР В ТРЕЙЛЕРЕ
Коротко
ПОЛИЦЕЙСКИЙ ПОКОНЧИЛ С СОБОЙ НА КОНЦЕРТЕ
КАК АУКНЕТСЯ, ТАК И ОТКЛИКНЕТСЯ
THE SMASHING PUMPKINS: MACHINA/ THE MACHINES OF GOD
Уикенд
АБРАМ ПРЕДСТАНЕТ ПЕРЕД СУДОМ
ПОМОГИТЕ! ИНСУЛЬТ!
БАРАБАНЩИК MAVERICKS ПОПРАВЛЯЕТСЯ
СПИРС СОШЛА С ДИСТАНЦИИ
КИНО с 24 по 30 АПРЕЛЯ
ХИЗЕР МИЛЛС СТАНЕТ БОГАЧЕ
TRAVIS “СДЕЛАЛИ” OASIS
ТЕАТРЫ И КОНЦЕРТНЫЕ ЗАЛЫ с 24 по 30 АПРЕЛЯ
ХЬЮСТОН СПАСАЕТ СВОЮ РЕПУТАЦИЮ
ПАФФА ДЭДДИ ЖДЕТ ТЮРЬМА
Фавн перед зеркалом
ДЖАГГЕР ПРЕРВАЛ СВОЙ ОТДЫХ
Олег Табаков: Хочу, чтобы они стали интеллигентными людьми
НЬЮДЖЕНТ ОСКОРБИЛ ЛАТИНОАМЕРИКАНЦЕВ
Александр ВУЛЫХ – Крису КЕЛЬМИ
Звуки серебряной арфы
СЕЛИН ДИОН КУПИЛА ОСОБНЯК
С НОВЫМ ГОДОМ, “КИНОТАВР”!


««« »»»