СОБАКИ ЛАЮТ… “А КОРАБЛЬ ПЛЫВЕТ”

Российская полит-элита в зеркале культурологии

Умом Россию не понять. Это уж точно. А тот загадочный орган, которым ее понять можно, никак, черт возьми, не удается нащупать ни на на поверхности, ни в глубоких недрах организма.

А тем временем отечественная действительность продолжает наводить на разного рода печальные размышления. К примеру о том, что культ личности вовсе не насаждается сверху, а успешно самозарождается, подобно червяку в тухлом мясе, непосредственно в дурных головах представителей нашей славной интеллигенции и потомственной номенклатуры. Истерический выкрик Натальи Фатеевой в адрес и.о. президента облетевший, с подачи новостийных программ всю страну, поверг в уныние не меньше, чем торопливая укладка асфальта в лужи города Иваново. “Он же мужик!” – сладострастно вскричала великая актриса. А несколько дней спустя другая, не менее великая артистка Лидия Смирнова, не менее прилюдно сделала вполне неуместный комплимент походке бедного и.о. Бедного, потому что торжественное, неизящное, бестолковое и униженное падение уважаемых людей себе в ноги может повредить даже самый крепкий рассудок. “От таких проявлений любви к своим ближним мне становится страшно за рассудок и нрав”. Многие сегодня подпишутся под этими мудрыми строками некогда модного Бориса Борисовича Гребенщикова.

Когда корабль, прости господи, Отечества (какое слово осквернили!) плывет незнамо куда (но явно куда-то не туда), остается лишь, бросив вдумчивый взгляд в туманное прошлое любимой Родины, попытаться заглянуть в ее не менее туманное будущее.

А бросать взгляды эффективно лишь в компании лица информированного. В идеале самого информированного. Поэтому и случилось наведаться в гости к доктору искусствоведения, директору Института Культурологии, профессору Кириллу Эмильевичу Разлогову, коий любезно согласился поразмышлять вслух на заданную тему.

А мы, в свою очередь, готовы поделиться с любознательным читателем некоторыми фрагментами услышанного из уст главного культуролога страны.

Все течет, но не все меняется

– Российская политическая жизнь последнюю тысячу лет практически не менялась. Просто место православной церкви заняла, в какой-то момент, коммунистическая партия.

Политическая элита и по сей день формируется по тем ж самым принципам. Как бояр вытесняли опричники, так президентская команда – старую номенклатуру.

При этом верхушка, парадоксальным образом, состоит из людей той же крови. Потомков прежних элитарных фамилий. Ротация происходит постепенно, занимает порядка ста лет.

Но характер функционирования общества почти не изменился.

Речь вовсе не идет о семидесяти годах власти коммунистов, речь идет о тысячелетии. После семидесяти лет начать с нуля было бы не так сложно, но сбросить со счетов тысячу лет гораздо труднее.

Убийства монархов, институт фаворитов, коррупция и компроматы, все это было всегда. Поэтому и говорить об этом следует не возмущенно негодуя, а отстраненно-аналитически. Забудем об оценках, постараемся понять, что происходит. Такова, во всяком случае, моя позиция. Позиция культурологии.

Политэлита

– Наш политический класс уже давно, с семидесятых годов, абсолютно лишен каких бы то ни было политических, идеологических и экономических сверхзадач и целей. Он исходит из того, что страна спасению не подлежит, а подлежит лишь “держанию в узде” (блестящая формулировка Вадима Межуева) и ограблению.

Возможности ограбления даются тогда, когда ты причастен к власти. Будь то к власти вооруженной (или преступной), власти экономической (власти богатства) или власти политической.

Эти три уровня власти обычно взаимосвязаны, но мы ведем речь о политическом классе, который в данный момент как раз не имеет ни достаточного экономического могущества, ни достаточной преступной силы.

Поэтому он заинтересован только в одном: оказаться рядом с победителем. И многочисленным представителям этого класса абсолютно все равно кто, как и какой ценой победит.

Самое любопытное, что в среде политической элиты нет идеи, что можно каким-то образом страну развить. Ни одна из политических сил на самом деле не верит, что можно богатеть не против, а вместе с Отечеством.

Интеллигенция

– Когда безъязыкая толпа возжелала приобщиться к процессам управления и вершению собственной судьбы, появилась необходимость в группе людей, которые этой безъязыкой толпе могли дать язык. Так появилась интеллигенция. Ее роль утрачивается только сейчас, поскольку наступающая всеобщая грамотность и повсеместное развитие средств массовой информации делают рядового гражданина способным вполне членораздельно изложить власть имущим свои чаяния.

Иллюзии

– Идея, которая была любовно выношена интеллигенцией в период застоя, после наступления перестройки развеялась как дым. Она заключалась в том, что нам мешают коммунисты, а если бы была свобода, все было бы хорошо. То была последняя массовая иллюзия, которая долгие годы владела узким слоем дееспособной части населения. Через интеллигенцию.

Когда эта иллюзия рухнула, выяснилось, что подавляющее большинство людей, которые начинали перестройку под идеологическими лозунгами, вели ее по вполне прагматическим причинам.

А прагматизм и есть та самая линия, которая господствовала в партийно-комсомольской номенклатуре пост-хрущевских времен. Суть этой линии сводилась к тому, что раз уж общество организовано таким образом, каким оно волею судьбы и предыдущих поколений организовалось, надо занять в этом социуме такое положение, которое облегчит решение бытовых проблем. Важно влиться в систему, тогда будут деньги, квартира, дача и “заграница”…

Причины и следствия

– Что, собственно, произошло в 1985 году? Семидесятилетние партийцы, которые ранее безраздельно господствовали в стране, были хорошо устроены и могли ни о чем не беспокоиться до самой смерти. Их дети тоже были хорошо устроены.

Проблема пятидесятилетних, вышедших на авансцену вместе с Горбачевым и Яковлевым, заключалась в отчетливом осознании, что породившее их общество может просуществовать еще 20, максимум 30 лет, после чего неминуемо наступит крах всей экономической системы.

Эти люди уже не могли быть уверены в будущем своих детей. Поэтому они решили конвертировать свою политическую власть в деньги. Иными словами приватизировать свое социальное положение и, таким образом, передать своим детям нечто, что не будет подвержено политическим и прочим изменениям.

Новый политический класс как раз и возник на идее превращения политической власти в личное благосостояние. Но при разделе пирога одни успели вовремя подсуетиться, а другие опоздали.

Собаки лают…

– Страна же развивается абсолютно безотносительно к политическому классу. На всю эту возню в верхах она “плевать хотела”. Страна выкручивается сама, причем из любых тупиковых ситуаций. Даже тогда, когда политический класс делает все, чтобы это выкручивание оказалось невозможным.

Держава движется вперед благодаря огромной жизненной силе самой страны и народа в целом. А энергия у народа такая, что слабосильному и слабовольному политическому классу ничего с ним поделать не удается.

Этого-то западные люди никак не могут понять. Они привыкли иметь дело с представителями влиятельной верхушки, предсказуемость которых всегда можно купить. В России же им приходится контактировать с партнерами, которые покупаются очень просто, но когда дело доходит до их собственных корыстных жизненных интересов, эти люди могут кинуть любого. А могут и убить.

О важности быть ближе к телу

– Сегодня вся политическая борьба идет за право находиться у кормушки. Самая большая кормушка находится в руках федеральной власти. В регионах кормушки поменьше, но вокруг каждой такой кормушечки идет ожесточенная война за питание.

Чем ближе к кормушке подбираешься, тем больнее падать, когда оттолкнут, и тем сложнее к ней потом вернуться. Поэтому тактика КПРФ, которая заключалась в том чтобы держаться на среднем расстоянии от кормушки, самая правильная. И дотянуться можно без труда, и никто особо не отталкивает.

Что произошло с Ельциным в 1996 году? Все присоединились к нему в тот момент, когда стало совершенно очевидно, что он выигрывает.

Сложность ситуации перед парламентскими выборами заключалась только в том, что до последнего момента было непонятно, кто же вырвется вперед. Сначала показалось, что побеждают Примаков с Лужковым, и большинство чуть было не переметнулось к ним. Но лидеры ОВР сделали роковую ошибку, начав движение слишком рано и пригрозив своим оппонентам репрессиями. В результате энергичного контрудара, сила которого была основана на демонстративном отказе от каких бы то ни было этических норм, ветер подул в противоположную сторону, и кто успел, тот метнулся обратно. Когда после выборов и “единства с коммунистами” ситуация прояснилась, все дружно присосались к потенциальному победителю и, если и позволяют себе сомнительные высказывания, то лишь в целях более эффективного торга за очередной кусок неуклонно сокращающегося в размерах общего пирога.

Кто-то, конечно, уже сделал ставку и работает на хозяина, но если хозяин начнет проигрывать, все дружно, вместе с хозяином переметнутся к победителю.

Бедный новый русский

– В развитых капиталистических странах политический класс состоит из потомков тех, кто награбил свое богатство двести и более лет тому назад. Эти люди имеют возможность влиять на власть, потому что у них давно много денег.

К примеру, в Америке реальная власть находится в руках у людей, которых мировая общественность вообще не знает. Эти люди руководят политикой с помощью своих денег и делают это исключительно чужими руками.

У нас все иначе. Деньги наших богатых им не принадлежат. Это, по сути, чужие деньги, недавно приобретенные, не такие уж большие, к тому же плохо или вовсе не инвестированные.

Более того, любая новая волна пере-приватизации может эти деньги отнять. Понятное дело, что на жизнь им хватит, но на влияние в стране – нет. Так обстоит дело не только в России, но и в некоторых странах Африки и Латинской Америки.

Балансировка

– В старых странах существует баланс политических интересов. Политические партии сменяют друг друга, когда народ недоволен руководством, причем делают это по обоюдному согласию. Электорат имеет возможность поменять правящую партию на другую, которая, в сущности, ничем не будет отличаться. И этот своего рода маятник между правыми и левыми (между демократами и республиканцами) работает десятилетиями. Но до поры до времени.

В один прекрасный день приходит к власти какой-нибудь крайне правый, типа Гитлера или Хайдера, и в одночасье ситуация оказывается нестабильной.

Причиной нестабильности может стать, к примеру, увеличение числа эмигрантов. Так в Германии сейчас нарастает ненависть к туркам, во Франции – к алжирцам.

У нас страна более живая, энергичная и процессы дестабилизации протекают значительно быстрее.

Тут & там

– Забавность нашего положения заключается в том, что мы открыто демонстрируем мировой общественности то, что в мире происходит.

Просто вещи, которые там привыкли скрывать, типа коррупции, всяких афер и взяток, у нас делаются открыто, потому что предание их огласке считается частью свободы.

Там огласка чревата судом. А у нас ничего не происходит, потому что все повязаны друг с другом.

Противоборствующие стороны находятся в одном и том же положении: все коррумпированы, парятся по баням с девочками, у всех есть “крыши” и так далее, и тому подобное. Поэтому любая конфронтация в верхах превращается в бессмысленное перекидывание мяча: разница между теннисом и футболом в этом контексте уже не имеет принципиального значения.

Там народонаселение живет иллюзией, что ведется борьба между некоррумпированным народом и коррумпированным начальством. Живет оно и иллюзией существования некоррумпированного начальства.

У нас иллюзий относительно существования некоррумпированного начальства нет. Нет и иллюзии, что есть некоррумпированный народ, потому что народ коррумпирован по определению. Ибо так построена система.

Кстати, не только у нас, но и в Индии, Нигерии и многих других странах.

Однако в эпоху Сталина коррупции не было. В эпоху Ивана Грозного тоже не было. Потому что в России одно из двух: или коррупция, или террор.

Период распада

– Один из возможных сценариев развития событий – продолжение процесса распада бывших Российской империи и Советского Союза. В мире идет процесс глобализации, и положение каждого региона напрямую зависит от того, насколько он в эту глобализацию вовлечен.

Выглядеть это может так: один кусочек впишется в исламский мир, другой в европейский, третий в китайский, четвертый объявит себя малым народом Севера и прильнет к Финляндии и Швеции, где вместе с другими народами Севера будет существовать благополучно ровно в той степени, в какой богатые соседи дадут на это денег.

Разваливаемся не только мы. Франция тоже распадается на регионы, атомизируются немецкие земли. Во всех европейских странах, именно потому, что они объединяются в единую Европу, центробежные силы становятся все сильнее. Это объективный процесс.

Об этике

– Чем больше акцент на этику в общей идеологии, тем меньше этика уважается в повседневной жизни. Чем больше общество одержимо проблемами этики, тем менее оно реально соблюдает ее нормы. Там, где полит-корректность достигла предела, предела достигла и наркомания, и отсутствие полит-корректности в повседневной жизни. Где выше всего ценности семьи, в реальности ценности семьи более всего попираются. Наша высокая культура построена на высокой духовности, религиозных убеждениях, суровых этических нормах. Результат – сознательный отказ от всяких ограничений свободы самовыражения.

Полет мысли зафиксировала М.ЛЕСКО.


М. Леско


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

АНАТОЛИЙ КРУПНОВ: POSTКОНЦЕРТ
ЧП в Кипрском гарнизоне
Творческое слияние
Не забудьте выключить телевизор
С НАМИ БОГ!
РОББИ “ПОХОРОНИЛ” НОЭЛА
ТЕЛЕФОН ДЛЯ ВСЕХ
Уикенд
ПРЕСНЯКОВ-МЛ. В КРУГУ ДРУЗЕЙ
СЕКСУАЛЬНЫЙ АЛЬБОМ САЛТЫКОВОЙ
ПЕРЕПИСКА ЭНГЕЛЬСА С КАУТСКИМ
НАРКОМАНИЯ ИЗЛЕЧИМА!
ВИДЕОАРХИВ ГРУППЫ “ДДТ”


««« »»»