GRAND FUNK RAILROAD: ПОЛЕТ ФЕНИКСА

Похоже, что, прождав тридцать лет, российские меломаны со стажем смогут воочию увидеть предмет обожания своей молодости – американскую группу Grand Funk Railroad. Точнее, не всю группу, а ее лидера Марка Фарнера, что, практически, одно и то же, как Ленин и партия.

Про Grand Funk всегда говорили, как правило, в превосходной степени – самая забойная, самая крутая, самая душещипательная группа. Действительно, по такому критерию, как «драйв», в широком смысле этого термина, означающего «нечто захватывающее», тягаться с Grand Funk не мог практически никто, даже Deep Purple и Led Zeppelin с их изысканным британским звучанием казались слишком «тягомотными» в сравнении с парнями из Флинта, штат Мичиган.

Но, что довольно странно, редко кто отмечал при этом, что Grand Funk – это еще и очень хорошая музыка, нестандартная, с оригинальной концепцией, с музыкальными решениями, во многом опередившими свое время. Например, техничные и оживленные басовые партии группы явно прослушиваются в творчестве многих современных рок-групп, особенно Red Hot Chili Peppers.

Вокально-инструментальный ансамбль Grand Funk Railroad, или Железная Дорога Великого Ужаса (позже название сократилось до Grand Funk, но потом восстановилось), был образован в 1968 году из популярной в Мичигане соул-рок группы Terry Knight And The Pack. От нее новому коллективу достались Марк Фарнер (вокал, гитара, клавишные) и Дон Брюэр (ударные); бас-гитаристом стал Мел Шекер, а бывший певец Терри Найт стал одновременно менеджером и продюсером группы. Стиль, в котором стало работать трио, ставший потом «фирменным», можно характеризовать как сплав хард-рока и чикагского блюза. Причем в сравнении с другими выдающимися группами, начинавшими в то же время, Grand Funk в гораздо меньшей степени находился под влиянием Хендрикса, и упор в их музыке был сделан не только на гитарную импровизационную технику, но и на вокал, мелодию и гармонии.

Успех не заставил себя долго ждать. Летом 1969 года ребята так «от души» наярили на рок-фестивале в Атланте, что фирма Capitol тут же подписала с ними контракт на выпуск альбомов и синглов. Менее чем за год, с сентября 1969 по июль 1970, группа записала три пластинки – On Time, Grand Funk и Closer To Home, и все они стали платиновыми. Аншлаговые концерты следовали один за другим; в 1971 году Grand Funk стала второй после Битлз группой, которая заполнила нью-йоркский Shea Stadium. Следующие два альбома – концертный Grand Funk Live и «номерной» Survival – распродавались с невероятной скоростью.

Главной фигурой в группе был, безусловно, Марк Фарнер. Автор большинства композиций, вокалист, гитарист и клавишник, он был «фронтменом» коллектива, его лицом. К тому же, это был очень импозантный молодой человек – высокий, стройный, с льняными волосами до лопаток. Особо следует отметить его запоминающийся голос – чистый, высокий, напористый, с очень естественной мелизматикой интонирования. Что касается композиций, которые писал Фарнер, то по ним сразу чувствуется, помимо таланта, еще и серьезное музыкальное образование – это и владение формой (не только песенной, но и более развернутой, с разработкой), и нестандартные гармонии, и симфонизм.

Вообще, стиль группы отличался новаторством и характерными, узнаваемыми «фирменными» приемами, такими, как двухголосное пение в терцию, рельефное и разнообразное звучание инструментов, постоянные переходы из блюза в рок и обратно. В композиции Heartbreaker, например, использован размер три четверти, т. е. вместо ритм-энд-блюза получился, можно сказать, вальс-энд-блюз.

В 1971 году выходит Е Pluribus Funk – лучший, на мой взгляд, альбом группы, с яркой, техничной, со вкусом сделанной музыкой. Открывает его Footstompin’ Music – весьма зажигательная вещь, образец наивысшего «драйва». Кульминация альбома – композиция Loneliness, записанная с симфоническим оркестром, показавшая, что группе подвластно решение самых высоких художественных задач масштабного плана. Это и сложная многочастная форма, и разработка с переходом на шесть четвертей, и симфоническое полотно на остинатном басе и ритмическом рисунке. Композиция производит сильнейший эмоциональный эффект в силу напряженности, постепенного нагнетания и драматизма в финале.

В 1972 году музыканты увольняют за профнепригодность своего менеджера и продюсера Терри Найта, а к составу добавляют клавишника Крэйга Фроста. Новым менеджером становится Джон Истмен, тесть Пола Маккартни, а продюсируют альбомы теперь различные достойные люди, среди которых были Тодд Рандгрен и Фрэнк Заппа. При этом, нужно отметить, качество звука на пластинках, начиная с диска Phoenix (1972), стало намного лучше – он стал более плотным, сбалансированным, насыщенным; программная композиция Flight Of The Phoenix явилась своего рода символом обновленной группы.

Следующий альбом – We’re An American Band (1973) – стал самым популярным в истории группы. Потом были Shinin’ On и All The Girls In The World Beware!!! (оба – 1974) и концертный Caught In The Act (1975), достаточно сильные пластинки. В 1976 году в группе Grand Funk наметился кризис, альбомы Born To Die и Good Singin’, Good Playin’ значительно уступали предыдущим, и в том же году группа распалась. Фарнер стал выступать сольно, остальные участники организовали группу Flint, но никто из них не смог приблизиться к былому успеху. Дважды музыканты Grand Funk вновь начинали работать вместе – в 1981 – 1983 и 1996 – 1998 годах, результатом это стали альбомы Grand Funk Lives (1981), What’s Funk? (1983) и концертный Bosnia (1997). Тем не менее, неприязненные отношения внутри коллектива, как это часто бывает у великих групп, одержали верх, и пути музыкантов вновь разошлись.

Теперь Grand Funk Railroad принадлежит истории. Много было странного, связанного с группой. Например, при огромной популярности у слушателей, массе золотых и платиновых альбомов, ее всегда не любили музыкальные критики, и «чморили» в средствах массовой информации как могли. Даже советский журнал «Клуб и художественная самодеятельность» писал в семидесятые годы, что Grand Funk – это плохой ансамбль. Впрочем, критики – тоже люди, им свойственно ошибаться.

А сейчас, когда человечество решает, что из музыкального наследия двадцатого века взять с собой в будущее, я могу с большой долей уверенности сказать, что Grand Funk будут слушать и через сто, и через триста лет, потому что это настоящая музыка.

Александр ОСИПОВ.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

«Стигмата»
ОБНАРУЖЕНА НОВАЯ ПЕСНЯ БАДДИ ХОЛЛИ
ЦВЕТОК ПО ИМЕНИ ДИАНА
Коротко
Муза
НОВАЯ САГА О РАЗБОЙНИКАХ
Уикенд
СОБЕРЕМСЯ НА “ЧАЙФ”!
Чужие
БУТУСОВ СПЕЛСЯ С “ЛИЦЕДЕЯМИ”
Тайну поведали старые снимки
Любовь – как высший дар приходит к человеку
Боб Дилан на днях закончил запись песни
ТАМОЖНЯ НЕ ДАЛА ДОБРО
ЛАЙЭМ ГЭЛЛАХЕР БОИТСЯ ОБЛЫСЕТЬ
ДЖОРДЖ ХАРРИСОН ВОЗРАЖАЕТ
POISON И СИ СИ ДЕВИЛЛЬ, НАВЕРНОЕ, РАССТАНУТСЯ
ДЖЕРРИ ЛИ ЛЬЮИС В БОЛЬНИЦЕ
ДЭЙВ ГРОЛ БЫЛ ПЬЯН
НАОМИ КЭМПБЕЛЛ УСТАЛА
МАРТИ ФРИДМАН УШЕЛ ИЗ MEGADETH
ФРЕД ДЕРСТ НЕ СТАЛ СЧАСТЛИВЫМ
МЕЛИССА ЭТЕРИДЖ РАСКРЫЛА СЕКРЕТЫ
Меньшов пожертвовал собой
ПЕСНЯ ОЗЗИ СТАЛА ГИМНОМ
Ворох признаний Пастернаку
СОТРУДНИЧЕСТВО НЕ СОСТОИТСЯ
Геннадий Ялович: Бабушки в палатках меня узнают
ВИЗИТ ПАФФА ДЭДДИ В СУД


««« »»»