ИГОРЬ САРУХАНОВ – ТОЛЬКО О ЛЮБВИ

Современная музыка звучит иначе, чем два года, год, месяц назад. Успеть за движением времени, не стать артистом-однодневкой или “ископаемым динозавром” – задача нелегкая для любого исполнителя. Игорь САРУХАНОВ – один из немногих успевающих за современным ритмом музыкальной жизни. До сих пор любимы его песни, такие, как “Я хочу побыть один”, “Желаю тебе”, “Зеленые глаза”, “Дорогие мои старики”, “Скрипка-лиса”. Не останавливаясь на достигнутом Игорь продолжает работать, и недавно вышел очередной его альбом “Это не любовь”.

– Игорь, ваш новый альбом называется “Это не любовь”. Отражает ли оно суть содержания диска? Кстати, насколько я помню, у группы “Кино” была пластинка с таким же названием…

– Не знаю. Честно говоря, первый раз слышу. Впрочем, признаю, что название действительно не новое. А если говорить о том, отражает ли оно суть… наверняка нет, потому что в моем альбоме поется только о любви. И потом, это выражение можно по-разному воспринимать, это может быть, например, тот случай, когда говорят: “Доченька, это не любовь… Тебе учиться надо…” или когда один молодой человек говорит другому: “Нет, приятель, это не любовь, она тебя обманывает”. И, соответственно, наоборот, у девчонок. На самом деле, любовь.

– Вы работали над альбомом целый год. Ждали зимы, чтобы не пропала песня “Рождественская ночь?”

– Не могу сказать, что песни писались именно к декабрю 99-го или январю 2000 года. Они “падают сверху”, а я их записываю. Действительно, работали долго, потому что каждая композиция, прежде чем попасть в альбом, сначала игралась на концерте, проверялась на публике. Мне такая схема больше нравится, чем та, при которой, выходя на сцену, играешь песню специально по-другому, по-концертному. Я считаю, что в том варианте, в котором композиция тебе больше нравится, в том варианте ее надо и записывать, и играть на публике.

– В одной из песен вашего альбома есть такие строчки: “Ворвутся вновь ко мне друзья веселым ветром, мы эту ночь, как прежде, вместе проведем”. Это действительно как-то близко вам?

– Сейчас все немножко по-другому. Я уже перешел ту грань жизни артиста, когда с утра до ночи, каждый день созваниваешься с друзьями: а что, куда идем сегодня? С клубной жизнью я расстался, я имею в виду активную клубную жизнью. Надоел тот режим, доходящий до патологии. Как будто я школьник, прибегающий домой после занятий и не знающий, что делать? То есть все, что угодно, кроме уроков, учебы. У меня был только клуб, клуб, клуб, а театры, музеи – это все ушло на задний план. Не было времени заняться самим собой, близкими. И я с трудом вспоминал, когда мы были с женой просто вместе. Все время кто-то есть, какие-то третьи лица, которые постоянно участвовали в моей жизни. Клуб постепенно перемещался в дом, в квартиру. Здесь бывало человек по двадцать каждый день…

Медленно, потихонечку сходишь с ума. Да еще когда люди начинают лезть в личную жизнь… То есть им показалось, что раз я пустил их в дом, сокращаю дистанцию, то значит, можно еще и залезть в шкаф, где трусы лежат. Это уже чересчур. Ну, к сожалению, мы сами выбираем себе этих людей для общения и сами во всем виноваты. Винить можно только себя. Но эти люди учат нас выбирать себе спутников жизни. Друзей, коллег, партнеров.

– Какими вы видите идеальные условия для своей работы?

– Моральное спокойствие. Хотя и нервы иногда помогают. Перенервничал, поток энергии выплескивается, и после этого что-то получается. Можно сравнить это с аккумулятором, с каким-то транзистором, который накапливает энергию, а потом мгновенно разряжается.

Приятно, когда шумит море в ста метрах от тебя, ты смотришь в небо, над тобой кокосовый орех свисает… и ни фига ничего не пишется. А чего описывать? Нормально все, все знают, что такое море, небо, кокос. А бывает такое состояние, когда тебе так плохо, ты чувствуешь, что отстаешь ото всех, и тогда ты хватаешься за голову и начинаешь пахать. В таком режиме легко работается, все получается, пишется сразу песен двадцать. Вот когда полностью отработал свой план, мне будет спокойно и я могу уехать хоть к чертовой бабушке. Я чувствую тогда, что заслужил возможность делать то, что хочу.

– И что вы хотите сейчас, после выхода очередного диска?

– Сейчас я занимаюсь альбомом 2000 года. Не знаю, как он будет называться, но 8 песен уже есть. Они записаны в новом формате, в новой аранжировке, с новыми звуками. Один из ярких примеров – песня “Ла-ла-ли-ло”. Кроме того, в этом альбоме будет дуэт с Николаем Трубачом. Мы спели вместе песню “Лодочка”, Коля сыграл при этом на трубе, я – на гитаре.

Татьяна РОЗАРЕНОВА.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ПЕРВАЯ ЗАПИСЬ ФРЭНКА СИНАТРЫ
ЗЕТА-ДЖОНС ОТКАЗАЛАСЬ СНИМАТЬСЯ
Владимир Путин ответил ББ.
ЖАННА МОРО ЕДЕТ ЗА МЕДВЕДЕМ
СОФИ МАРСО СЫГРАЕТ ПРИЗРАК
МАДОННА РАБАОТАЕТ НАД ВОКАЛОМ
Уикенд
Поляки предпочитают Депардье
Цитаты
“ЧАЙФ” – ВСЕ ТОЛЬКО НАЧИНАЕТСЯ!
“МЕТЕЛЬ АВГУСТА” ОТ “ДДТ”
“ДИСКОТЕКА “АВАРИЯ” – НОВЫЙ АЛЬБОМ
Актеры столетия
Коротко
Броснан на новом поприще
Люди гибнут за металл, или история о том, как битый небитого возит
Джим Кэрри верит в дружбу
Еще одна награда
Кортни Лав: Будь человеком
ТАМОЖНЯ НЕ ДАЛА ДОБРО
КОРТНИ ЛАВ НАРУШИЛА КОНТРАКТ
МАРТИ ФРИДМАН УШЕЛ ИЗ MEGADETH
ГАРТ БРУКС О СУПРУЖЕСТВЕ
ДЕНЬГИ НЕ СДЕЛАЛИ ФРЕДА СЧАСТЛИВЫМ
MONTREAL FASHIONS БЫЛО СОРВАНО
МЕЛИССА ЭТЕРИДЖ РАСКРЫЛА СЕКРЕТЫ
ПЕРЕПОЛОХ В ЦЕНТРЕ НЬЮ-ЙОРКА
ПЕСНЯ ОЗЗИ – ГИМН СТАРШЕКЛАССНИКОВ
Девушка с гитарой
ДЕЛА ОБ ИЗВЕСТНЫХ МУЗЫКАНТАХ
СОТРУДНИЧЕСТВО НЕ СОСТОИТСЯ
Александр Городницкий: Русский – мой родной язык. И этого достаточно…
U2 НЕ ВЫСТУПЯТ В ДУБЛИНЕ
Милитаризм как новая форма театральной эстетики
ЛАЙЭМА ГЭЛЛАХЕРА АРЕСТОВАЛИ ЗА ДРАКУ


««« »»»