Жестокие сердца

Мое уважение к Его “Серебряному шару” было велико и практически непоколебимо до недавнего времени, но вот случилось так, что ведущий этой передачи сильно огорчил меня.

Сюжет был посвящен киноактеру Бориславу Брондукову – его нелегкой жизни после распада страны, которая гордо называлась Советский Союз, и еще более мучительной смерти, которая не пощадила большого комика и любимца публики, сполна отвесив ему физических и моральных страданий, связанных с болезнью.

Рассказ Виталия Вульфа был, как всегда, безукоризненным – он неспешно и подробно, как истинный свидетель всех событий, вел повествование, мило картавя и не скрывая симпатии к персонажу. Мощный положительный посыл передачи является, на мой взгляд, главной составляющей авторского стиля В.В., выгодно отличая его от других ведущих.

Актерская судьба Брондукова была счастливой – его знала и любила вся страна. А угасал он в деревне под Киевом в кругу своих родственников. Следует заметить, к чести народной любимицы А.Б.Пугачевой, что, узнав о беде актера, Алла Борисовна одной из первых пришла на помощь Брондукову, хотя лично певица с ним не была знакома.

Но речь не об этом. Удивило другое – в контексте передачи на экране демонстрировались фотографии, где больной Брондуков запечатлен практически уже недвижимый, с отсутствующим взглядом, с нездешним выражением лица. Вот он – сидящий на полу с полуоткрытым ртом, лежащий в постели с закрытыми глазами (три инсульта постепенно отбирали жизненные силы: сначала человек ослеп, затем потерял дар речи, потом перестал двигаться). Так вот хочу спросить у г-на Вульфа: зачем показывать телезрителям такие снимки? Какая в этом необходимость? Неужели недостаточно слов? Даже у меня, постороннего человека, сердце сжималось от безумной жалости и боли. А каково смотреть на это родным, близким, знакомым, еще раз переживая трагедию, растиражированную на миллионы экранов? Согласитесь, что подобные фотографии ничего не прибавляют к творческой и человеческой характеристике киноактера. Да и мало ли какие документы хранятся в семейном архиве. Не все же можно и нужно выставлять на всеобщее обозрение. Это что – своеобразная дань “моде”? Всеобщая тяга к демонстрации “ужастиков” (и чем жутче, тем лучше) везде, где только можно: в новостях, в художественных фильмах, документальных передачах? Удивительно, как такой рафинированный работник “культурного фронта”, как г-н Вульф, не почувствовал, что в данном случае ЭТОГО не следует делать.

По иронии судьбы, и второй замечательный советский артист, Савелий Крамаров, который умел отчаянно смешить зрителей, тоже умирал тяжело и долго. И авторы передачи (уже не вульфовской), рассказывая о нем, тоже не преминули показать зрителям человека на пороге смерти.

Что же происходит с людьми, работающими на телевидении? Куда улетучились такие необходимые для жизни понятия, как такт, деликатность, милосердие наконец? Или деньги возымели такую власть, что застят не только глаза, но и душу?

Наталья МАКСИМОВА.

Фото Лилии ШАРЛОВСКОЙ.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Переиздаст альбом
Профессор запел
Новогодняя дискография
Народ против Деми Мур
Первый сольный бокс-сет
«Жизнь чудесна»: скорость и чувства Эмира Кустурицы
Сборник хитов
И торт, и песни – пополам!
Спела для фильма
Внимание: “Юниаструм”!
Пресли в Германии
“Дякую” – значит “спасибо”
Хэнкс разгадает код
Снилось Маршалу
Коротко
Крус обрела друга
От “Жути” до “Романтики”
Много Леонтьева в Новый год
Репетируют материал
“Сливки” с французским привкусом
Рождественские песни
Станет принцессой
Заканчивает работу
Crossroadz – «Iron Blues»


««« »»»