Конгресс потворствует сокрытию фактов

Первая неделя публичных слушаний перед объединенной комиссией Конгресса, расследующей террористические нападения 11 сентября 2001 года, ясно показала, почему Белый дом с таким ожесточением пытается пустить под откос любое официальное расследование событий. Несмотря на сопротивление администрации Буша и трусость демократов в Конгрессе, слушания предоставили существенную новую информацию о том, что американское правительство располагало информацией о террористических атаках до того момента, как они произошли, и не сумело предотвратить их (или отказалось это сделать)

Вот некоторые из новых фактов, которые прежде не сообщались американской общественности:

*Начиная с 1998 года, ЦРУ и ФБР не раз получало предупреждения о том, что «Аль-Каида» может использовать самолеты для нанесения ударов по целям на территории Соединенных Штатов.

*В 2000 году в отделении ФБР в Ньюарке, штат Нью-Джерси, были получены подробные планы похищения воздушного судна «Boeing-747» группой из пяти или шести человек с целью его угона в Афганистан или уничтожения путем взрыва.

*Весной 2001 года резко увеличилось число предупреждений о террористических атаках на территории США, а один из осведомителей ЦРУ даже предупредил о возможности «зрелищного и травмирующего» нападения на такие здания, как, например, небоскребы Всемирного Торгового центра.

*Несмотря на многократные предупреждения, ни ЦРУ ни ФБР не предприняли никаких серьезных мер. В ЦРУ до 2000 года полную рабочую неделю «Аль-Каидой» занимались только три аналитика, а потом их число возросло до пяти. В ФБР на 11 сентября 2001 года только один человек был целиком занят «Аль-Каидой».

*ЦРУ в 2000 году идентифицировало в качестве сторонников «Аль-Каиды» трех будущих похитителей: Халила Аль-Мидхара (Khalil Almihdhar), Навафа Аль-Хазми (Nawaf Alhazmi) и Салема Аль-Хазми (Salem Alhazmi), но сообщило о них другим правительственным учреждениям лишь спустя 18 месяцев. При этом ЦРУ было известно, что Аль-Мидхар и Наваф Аль-Хазми находятся в Соединенных Штатах, а Аль-Мидхар даже имеет многократную визу, позволяющую ему свободно прибывать в страну и выезжать из нее.

*Всего за две недели до нападений 11 сентября агент ФБР в Нью-Йорке послал в Вашингтон докладную записку с просьбой о разрешении на выделение средств с целью обнаружения Аль-Хазми и Аль-Мидхара; при этом он предупреждал, что в противном случае «погибнут люди».

Многие из этих открытий получили подробное освещение на первых публичных слушаниях 18 сентября, когда Элеанор Хилл (Eleanor Hill), директор персонала объединенной комиссии Конгресса, выступила с обширным вступительным докладом о том, что именно правительству США было известно о действиях «Аль-Каиды» и каким образом оно распорядилось этой информацией. Она пояснила, что американские разведывательные службы, начиная с 1994 года, получали информацию о возможном использовании террористами самолетов в качестве оружия, а среди вероятных целей упоминались Нью-Йорк и Вашингтон.

По словам Хилл, «в августе 1998 года разведывательное сообщество получило информацию о том, что группа неизвестных арабов планирует направить нагруженный взрывчаткой иностранный самолет в здания Всемирного Торгового центра… В сентябре 1998 года разведслужбы узнали, что следующая операция бен Ладена, возможно, будет связана с прилетом в американский аэропорт нагруженного взрывчаткой самолета с его последующим взрывом. В конце 1998 года эта информация была передана высшим должностным лицам в американском правительстве».

В октябре и ноябре 1998 года разведслужбы получили информацию об усилиях «Аль-Каиды» по организации своих ячеек в Соединенных Штатах с целью проведения террористических атак «с использованием самолетов в районе Нью-Йорка и Вашингтона». Другие сообщения касались планов убийства работников американской разведки, а также госсекретаря и министра обороны. Подобные сообщения продолжали поступать в 1999 и 2000 году.

В апреле 2001 года, по словам Хилл:

– Разведка получила информацию из связанного с террористами источника, позволяющую предположить, что бен Ладен заинтересован в пилотах коммерческих авиалиний и намерен использовать их в качестве потенциальных террористов. Этот источник предупреждал, что Соединенные Штаты должны ожидать не только взрывов посольств, – целью террористов являются «эффектные и травмирующие» нападения.

Хилл сообщила, что с марта по сентябрь 2001 года, «разведка обнаружила много признаков надвигающейся террористической атаки, причем некоторые из них указывали на то, что мишенью будут именно США». Вся эта информация, которую собрали ЦРУ и военная разведка, потом была предоставлена ФБР, Службе иммиграции и натурализации, таможенной службе и Государственному департаменту; в августе 2001 года ее также включили в секретный доклад разведки высшим государственным чиновникам. Под последними подразумевается президент Буш, хотя введенный Белым домом режим секретности и не позволил Хилл назвать его по имени.

В июне 2001 года Антитеррористический центр ЦРУ «имел сведения об исчезновении важных агентов организации Усамы бен Ладена, в то время как другие готовились к мученической смерти». Через месяц человек, вернувшийся из Афганистана, сообщил, что «все говорят о неминуемом нападении».

Хилл сослалась на краткое резюме, подготовленное в начале июня 2001 года для «высших правительственных чиновников», в котором содержалось предупреждение о том, что Усама бен Ладен «в ближайшие недели совершит крупный террористический акт против американцев и/или израильтян. Этот теракт будет нацелен на то, чтобы произвести максимальный эффект и вызвать массовые жертвы. Такой теракт уже подготовлен и произойдет почти без предупреждения».

Значительная часть доклада Хилл была посвящена рассмотрению разведывательной информации о возможном использовании самолетов в качестве оружия. Сообщенные ею факты прямо противоречат утверждениям высокопоставленных сотрудников Белого дома, например, советника по национальной безопасности Кондолизы Райс (Condoleezza Rice), заявившей на пресс-конференции в Белом доме в мае прошлого года:

– Я не считаю, что кто-либо мог предсказать, что эти люди захватят самолет и на нем врежутся во Всемирный Торговый центр… что они попытаются использовать самолет как снаряд.

По словам Хилл, «разведывательные службы сознавали, какие возможности таит в себе подобная террористическая атака». Она упомянула даже о столь отдаленных событиях как похищение группой алжирцев в декабре 1994 года реактивного лайнера «Эйр-Франс» и попытке врезаться на нем в Эйфелеву башню. Год спустя полиция на Филиппинах раскрыла планы взрыва авиалайнеров и использования самолета для нанесения удара по штаб-квартире ЦРУ. В 1996 году иранские террористы будто бы планировали захват реактивного лайнера и нанесение им удара по центру Тель-Авива, а в 1998 году турецкая группа разрабатывала самоубийственную атаку, включавшую намерение врезаться на авиалайнере в толпу правительственных чиновников, собравшихся для проведения церемонии у гроба Кемаля Ататюрка.

Более чем за год до 11 сентября 2001 года отделение ФБР в Ньюарке допросило случайного информатора, утверждавшего, что он побывал в тренировочном лагере бен Ладена в Пакистане. По словам Хилл, «он заявил, что должен был встретиться с пятью или шестью другими лицами в Соединенных Штатах, которые также являются участниками заговора. Их проинструктировали о допустимости применения любого насилия, необходимого для овладения самолетом, так как среди похитителей будут свои пилоты». Эта группа должна была либо угнать самолет в Афганистан, либо уничтожить его, сообщил информатор. Он прошел тест на детекторе лжи, однако, это расследование не было продолжено.

Принимая во внимание подобные сообщения, невозможно поверить утверждениям администрации Буша, согласно которым штаб-квартира ФБР всего лишь допустила невинную ошибку, когда проигнорировала предупреждения из отделов ФБР в Фениксе и Миннеаполисе о том, что исламские фундаменталисты проходят обучение а летных школах США. 10 июля 2001 года агент ФБР в Фениксе Кеннет Уильямс (Kenneth Williams) направил в Вашингтон доклад о том, что в летных школах Аризоны занимается уж очень много исламских активистов. Он предлагал начать расследование в масштабах всей страны.

16 августа 2001 года отдел ФБР в Миннеаполисе получил сообщение о подозрительном поведении Закариаса Муссауи (Zacarias Moussaoui), пожелавшего обучиться летному делу, и задержал его за нарушение иммиграционного режима. Бюро в Миннеаполисе связалось с Вашингтоном, откуда вскоре поступил запрет на исследование информации, содержащейся в компьютере Муссауи и на другие следственные действия. В какой-то момент, желая потрясти воображение своих начальников и побудить их к действию, один местный сотрудник ФБР даже заявил, что Муссауи мог бы на реактивном авиалайнере врезаться во Всемирный Торговый центр.

Если принять во внимание все остальные доклады ФБР и ЦРУ, упомянутые в показаниях Хилл, то запросы из Финикса и Миннеаполиса обязательно должны были вызвать тревогу в Вашингтоне. Однако доклад Уильямса посчитали «рутинным» и положили под сукно, а на запросы из Миннеаполиса ответили отказом. Есть сведения о том, что у агентов ФБР в Миннеаполисе даже появилось подозрение – какое-то высокопоставленное лицо в Вашингтоне прикрывает Муссауи.

Отношение к Аль-Мидхару и Навафу Аль-Хазми вызывает сходные вопросы, касающиеся того, где проходит граница между предполагаемой некомпетентностью и возможным тайным сговором. ЦРУ получило в свое распоряжение фамилию Аль-Мидхара и номер его паспорта еще до встречи агентов «Аль-Каиды» в Малайзии в январе 2000 года, где его и других сфотографировала малайзийская полиция, выслеживавшая участников встречи по просьбе американцев.

Наваф Аль-Хазми попал в поле зрения ЦРУ, когда сопровождал Аль-Мидхара в полете при возвращении в США со встречи в Малайзии. Оба перебрались в Сан-Диего, где даже не пытались скрываться. Они сняли квартиру, а их имена были занесены в телефонную книгу. Аль-Мидхар получил права автоводителя с фотографией в Департаменте автотранспорта Калифорнии на свое настоящее имя.

В течение 2000 года аналитики ЦРУ выявили связь между Аль-Мидхаром и человеком, которого считали главным организатором террористического нападения на американский эсминец «Cole». Этот корабль был подорван террористом-самоубийцей в октябре того же года, что привело к смерти 16 моряков. Однако вплоть до 23 августа 2001 года по поводу Аль-Мидхара или его сообщника Аль-Хазми не было разослано никаких предупреждений.

Но даже после этого любая попытка обнаружить обоих мужчин сдерживалась строгими ограничениями. Специальный агент нью-йоркского отдела ФБР 29 августа 2001 года позвонил в штаб-квартиру ФБР и попросил разрешение начать их активный поиск. Высшие чиновники ФБР отклонили его просьбу. Тогда агент в Нью-Йорке послал письмо по электронной почте (Хилл цитирует это письмо), в котором предупреждал, что «когда-нибудь кто-то погибнет» и «публика не поймет, почему мы не добились больших успехов и не прилагали всех своих сил для решения некоторых задач».

Причиной отказа будто бы послужило налагаемое законом ограничение на использование разведывательной информации для начала уголовного расследования внутри страны. Но это не объясняет, почему никто из сотрудников ФБР не потрудился заглянуть в телефонную книгу Сан-Диего или нанести визит по указанному в справочнике адресу, чтобы поискать там лиц, подозреваемых в терроризме.

Агент из Нью-Йорка подтвердил такое изложение событий в своих показаниях перед комиссией Конгресса 20 сентября, выступая за ширмой, чтобы сохранить в тайне свое имя. Через две недели после того, как он отправил упомянутое письмо по электронной почте, Аль-Мидхар, Наваф Аль-Хазми и Салем Аль-Хазми купили билеты (опять под своими настоящими именами) и поднялись на борт рейса № 77 авиакомпании American Airlines — самолета, который потом врезался в Пентагон.

В течение первой недели слушаний персонал и члены объединенной комиссии Конгресса не раз критиковали правительство Буша за чинимые им препятствия расследованию. Отказ Белого дома обнародовать многие вполне тривиальные подробности, имеющие отношение к событиям 11 сентября, не может быть объяснен соображениями национальной безопасности. Тот факт, что у правительства есть что скрывать, само по себе тоже является важным доказательством.

В начале своего доклада Хилл сообщила, что ей не удалось договориться с Белым домом о рассекречивании информации по двум вопросам: об упоминании того, какая информация предоставлялась Белому дому разведывательными службами, и как звали одного важного руководителя «Аль-Каиды», который будто бы имел отношение к нападениям 11 сентября.

Администрация Буша отказалась предоставить какую-либо информацию о том, что именно знал президент Буш и когда он получал сведения, хотя сообщавшаяся ему информация позже и так стала достоянием гласности. Нет сомнения, что это попытка спасти Буша от политического конфуза – либо потому, что он, являясь номинальным главой администрации, тем не менее получал относительно мало информации, или же ему было известно что-то очень важное, но он не предпринял никаких защитных действий.

Что же касается имени агента «Аль-Каиды», то Хилл отметила, что именно Белый дом, а не ЦРУ «отказался его рассекретить, хотя средства массовой информации пишут о нем уже довольно долго и очень много». Ясно, что этим человеком является Халид Шейх Мохаммед (Khalid Shaikh Mohammed), руководитель среднего звена в «Аль-Каиде», который, по сообщениям печати, настоял на использовании похищенных авиалайнеров для террористических нападений в Соединенных Штатах.

В первый день слушаний член комиссии Конгресса, влиятельный сенатор-республиканец Ричард Шелби (Richard Shelby) из штата Алабама сказал:

– Мне кажется, что тут что-то есть, потому что сегодня утром я поднял вопрос о том, что я, будучи членом комиссии, не считаю, что мы получаем полное содействие учреждений, деятельность которых мы расследуем. И я не считаю, что мы получили такое содействие, которое в самом начале было обещано администрацией.

На второй день слушаний показания давала группа правительственных чиновников во главе с заместителем государственного секретаря Ричардом Армитэжем (Richard Armitage) и заместителем министра обороны Полом Волфовицем (Paul Wolfowitz). Администрация Буша категорически отказалась послать на слушания по делу 11 сентября двух высших чиновников, госсекретаря Колина Пауэлла (Colin Powell) и министра обороны Дональда Рамсфелда (Donald Rumsfeld). Такая позиция вызвала несколько резких перепалок с членами комиссии.

В какой-то момент Волфовиц – печально известный паникер в вопросе угрозы, которую будто бы представляет Ирак – заявил комиссии, что ему не известно, рассматривала ли военная разведка США когда-нибудь возможность террористического нападения на Соединенные Штаты.

– Я не знаю ничего о какой-либо конкретной экспертной оценке угрозы в отношении территории страны, – заявил он.

Конгрессмен-республиканец Саксби Чамблисс (Saxby Chambliss) из штата Джорджия на это ответил:

– Это удивительно, просто удивительно.

Несмотря на эпизодические враждебные высказывания и публикацию некоторых новых сведений об 11 сентября, истинная задача проводимого Конгрессом совместного расследования заключается в том, чтобы без должного рассмотрения обеспечить поддержку законодателей проводимому администрацией Буша сокрытию фактов, имеющих отношение к событиям 11 сентября. Проводимые на этих слушаниях допросы и выявляющиеся новые подробности строго дозируются таким образом, чтобы придать всему процессу видимость правдоподобия.

Хилл и два сопредседателя, сенатор-демократ Боб Грехэм (Bob Graham) и конгрессмен-республиканец Портер Госс (Porter Goss) – бывший агент ЦРУ, – не раз заявляли, что 400 тысяч страниц документов, изученные персоналом комиссии, не выявили никаких неоспоримых доказательств. Подобные высказывания лишь показывают, что комиссия Конгресса нарочно не замечает многочисленные улики, позволяющие предположить, что американские разведслужбы играли важную роль в допущении или даже в содействии террористическим нападениям, в результате которых погибло около 3 тысяч человек.

Особенно важное значение имеет то, что участники расследования в Конгрессе не сказали ни слова о наблюдении, установленном американскими правительственными службами за предполагаемым вожаком похитителей-самоубийц Мохаммедом Аттой (Mohammed Atta). Немецкая печать много писала о том, что с января по май 2000 года за Аттой в Германии следило ФБР или ЦРУ. Он был под наблюдением, когда из своего дома в Гамбурге ездил во Франкфурт, где будто бы приобрел много химикалий, используемых для изготовления взрывных устройств.

Американские средства массовой информации почти не упомянули о том, что Атту подозревали в терроризме еще до того, как он получил американскую визу, был допущен в США и поступил в летную школу. Атта несколько раз выезжал из Соединенных Штатов и возвращался без проблем; правда, один раз его задержали для допроса, так как он нарушил визовый режим. Такому отношению к нему нельзя найти невинное объяснение, но вполне можно предположить, что он пользовался покровительством американских правительственных чиновников. Однако по этому поводу не был задан ни один вопрос на слушаниях перед объединенной комиссией Конгресса.

Любое подлинное расследование событий 11 сентября не должно ограничиваться получением информации о некомпетентности или бюрократических проволочках со стороны ФБР и ЦРУ, а вместо этого обязано рассмотреть улики, свидетельствующие об активном сотрудничестве американских разведслужб с «Аль-Каидой», начавшемся около 20 лет назад, во время тайной войны, которую ЦРУ вело в Афганистане. Истинным крестным отцом «Аль-Каиды» был Уильям Кейси (William Casey), директор ЦРУ при президенте Рейгане, набиравший по всему миру исламских фундаменталистов, обучавший их терроризму и партизанской войне и потом посылавший их в Афганистан. Сам бен Ладен приобрел выдающееся положение в качестве «человека ЦРУ», когда строил дороги и лагеря для поддерживаемых американцами партизан, сражавшихся против Советской армии.

Эти давние связи ЦРУ с «Аль-Каидой» делают абсурдными утверждения о том, что Управление не могло внедриться в организацию бен Ладена или держать под наблюдением ее действия.

http://www.wsws.org


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

В семи вариантах
ХВАТИТ!
Планы Эминема
Владимир Кузьмин – «О чем-то лучшем»
Третий за год
Выберут название
Третий за год
Устала бороться с папарацци
Делают, что могут
Алика в роли Фатимы
Все больше рока
Людоед Домогаров
И поет, и снимается
Отложила свадьбу
Королева рок-н-ролла в России
«На Страстном»
Последние дни
Две капли
Двое в комнате
Записан полностью
Три плюс три
Продлила гастроли
Новый бокс-сет
Коротко


««« »»»