Руки – крылья, а голос – нерв

В начале июля в Тронном зале Екатерининского дворца, в Пушкине, прошел концерт фестиваля музыкальной классики “Дворцы Санкт-Петербурга”. В первом отделении великий мастер этнической музыки Дживан Гаспарян гипнотизировал публику своим знаменитым на весь мир дудуком. Второе отделение открыло Петербургу певицу Сабину, имеющую самые реальные шансы в ближайшее время возглавить российскую эстраду, сильно обделенную самобытными личностями и голосами.

Об историческом пространстве стоит сказать несколько слов. Ибо оно придало концерту воистину театральный драматизм. Тронный зал одного из самых роскошных императорских дворцов мира – Екатерининского – это царство доминирующей, претенциозной роскоши, шедевр расстрелиевского барокко. Рельефные витые орнаменты сплошь из золота сшивают паркет и расписной потолок. А зеркала многократно преумножают сей навязчивый, избыточный блеск. Эта красота, которой захлебываешься с порога, подавляет, даже гнетет, несмотря на совершенство. При нынешнем состоянии страны напоминание о былом имперском величии тяготит еще больше – и, пожалуй, только великая музыка может вернуть человеку ощущение гармонии с самим собой в этих стенах.

Год назад одна из крупнейших музыкальных фирм презентовала Екатерининскому дворцу белый рояль, который легко вписался в интерьер Тронного зала. С тех пор время от времени здесь проходят концерты. Каждый музыкант, касаясь клавишей, вступает в борьбу с золотым декором – свидетелем державной силы. Тут требуется не просто техничная, содержательная игра – тут нужно владение исполнительской мощью. Так что у музыкантов нет иного выхода, кроме как уподобиться римским полководцам-легионерам, только противник у них более суровый – время: века, которые отделили мелочную, дробную современность, в которой “мы живем, под собою не чуя страны”, от имперского цельного, центростремительного, легендарного прошлого. Победить могут только те, кто, играя Бетховена или Моцарта, поднимаются до высот мифа о человеческом титанизме (западный вариант) или о внутренней свободе естественного человека – странника-мудреца, слитого в единое целое с природой (как учит Восток). Пианисты, до сих пор игравшие в Тронном зале, вели публику по первому пути, дудук Дживана – по второму. Первый после трехлетнего молчания выход на публику певицы Сабины намекнул на то, что существует третий, серединный путь – нынче крайне актуальный.

Не пожелаешь молодому музыканту выступать после Д.Гаспаряна: слишком очевидно, непререкаемо его мастерство и уникальность его этнического шаманизма. Поэтому за певицу и композитора Сабину тревожились даже знатоки и искренние почитатели ее таланта – те, кто помнил ее восхитительным вундеркиндом, первой победительницей телешоу “Утренняя звезда”. В свои четырнадцать – девятнадцать Сабина потрясала слушателей как ребенок с недетским голосом, чья музыка захлестывала зрелой болью и тоской, острым чувством национального достоинства и силы. Тут, видно, сказывалось сильное влияние армянских, отцовских, корней: неразделимо личные женские темы сплетались с гражданским пафосом – не менее пронзительным и лиричным. Образ женщины, по-матерински оплакивающей потери своего народа, скорбящей, но несгибаемой – самая внятная и сильная тема армянской поэзии – непостижимым, генетическим образом проникла в песни совсем юной Сабины.

Теперь к зрителям фестиваля “Дворцы Санкт-Петербурга” вышла Сабина новая, повзрослевшая, но сохранившая в своих музыкальных текстах стиль высокой лирики, который отличал ее детские сочинения. Отец и бессменный продюсер певицы Сейран Мурадян по случаю возвращения Сабины на сцену (последние три года Сабина занималась только сыном) выпустил диск-антологию: от трепетного “детского лепета”, невероятно состоятельного для семилетнего композитора, до песен-лауреатов престижнейших конкурсов. Так что можно только восхищаться, следя, как уверенно, от песни к песне, нигде не сбиваясь на фальшь, двигалась Сабина от музыкального детства к музыкальной юности. Как пророчествовала себе вслед за Ахматовой “мужа-палача и дом его – тюрьму” и как потом сурово и смело, переживая и осмысливая уже собственную (а не цветаевскую или ахматовскую) женскую боль, уходила не оглядываясь обратно, в свою судьбу.

Сабина решила вернуться на сцену в Петербурге, в Царском селе, где прошла юность Ахматовой – и, прежде чем начать петь, поблагодарила “Дворцы Санкт-Петербурга” и арт-директора фестиваля Марию Сафарьянц за такую возможность. Для этого первого выступления Сабина так завысила себе планку, что на какой-то момент за нее стало страшно. Хотелось зажмуриться и не дышать, потому что Сабина вышла к публике не просто после великого Гаспаряна, она вышла еще и совсем одна. Принципиально не как эстрадная певица, чьи тылы обычно надежно прикрыты группой “инструментальщиков”, а фланги страхуют натасканные “подпевалы”. У Сабины не было ничего, кроме рояля, ее собственной музыки и голоса. Жест воспринимался как вызов музыканта-универсала одновременно и роскошному пространству, и времени, отвергающему большой стиль массового музыкального искусства и воспевающему клубно-дискотечную тусовку масскультуры.

Начался концерт Сабины тоже очень символично – с ахматовского цикла. С первых звуков в музыке и вокале Сабины обнаружилась решимость и победительность, с которой в лучшие для России времена брали рекордные высоты спортсмены-олимпийцы. Голос буквально переполнил величественный зал, а драматический напор музыкальных текстов заставил дрожать зеркала. Высокая тоска ахматовской лирики соединилась с вокальной безграничностью. Казалось, певице не стоит никаких усилий в пределах одной музыкальной фразы гордой орлицей вспорхнуть вверх на полторы октавы, устремиться диким водопадом в пропасть боли и отчаяния, а затем вновь воспарить. Послушав дудук Гаспаряна, уже не сомневаешься, что эту свободу тоже дала армянская кровь – вместе с врожденным чувством полного единства с природой. Отсюда же органика и объем метафоры “руки-крылья”. Песня с таким названием (на стихи современной поэтессы Татьяны Барановой) принесла Сабине Гран При и первое место на X Международном конкурсе “Макфест” в Македонии и до сих пор остается в топ-десятке произведений певицы.

И золотой Тронный зал неожиданно оказался идеальной декорацией для этого голоса, этой музыки, этого образа: как обнаружилось, девочку-вундеркинда сменила женщина, чей талант готов вернуть российской “подростковой” эстраде национальное звучание. Сабине нужно лишь чуть-чуть освоиться, оглядеться на том пути, на который вернулась, чтобы из голоса ее исчезла волнительная дрожь и восторжествовала вера в собственные силы. Пока что для новых песен Сабина выбирает лирику любовную, но без сентиментальностей, кухонных разборок и дешевого сленга. Но их музыкальные обработки и исполнение увлекают слушателей на те высоты человеческих отношений, где любовь рифмуется с высшим понятием, доступным сознанию: свободой личности. Будь Сабина актрисой, эту самую божественную свободу можно было бы назвать ее актерской темой. Есть у певицы-артистки и другие темы, явственно-российские: жертвенность, сердечность, тоска по идеалу и простодушный мистицизм вроде детской веры в сны и предсказания.

Но главное все же в том, что голос и музыка слишком очевидно превосходят по масштабу тексты. Уже сейчас кажется: Сабине бы не юношескую лирику Ахматовой спеть, а ее “Реквием”. Ибо низкий, свободный, волевой голос Сабины, ее немудреные музыкальные фразы, в которых так удачно срослись патетика, лирика и в которых растворился ненавязчивый, непошлый, теплый патриотизм – это та самая музыка, которая всегда пробивается изнутри любой монархии, любой империи. И тот самый голос, который “во дни торжеств и бед народных” скорбит, вдохновляет, позволяет почувствовать под ногами землю и услышать зов неба. О таких талантах говорят, что в них бьется нерв нации. Их творчество сродни миссионерству. И желать Сабине можно только такой судьбы – неизбежно мучительной, но и непременно высокой.

Остается добавить, что проект, о котором мы рассказали, осуществлен продюсерским Центром sabina-music (Сейран Мурадян) и Авиамоторным научно-техническим комплексом “Союз” (Мкртич Окроян). К фестивалю был выпущен элегантно выполненный буклет, рассказывающий о творческом пути Сабины, в который также вошел диск с двадцатью песнями, исполненными певицей в разные годы.

Жанна ЗАРЕЦКАЯ, обозреватель газеты “Вечерний Петербург” – специально для “МП”.

P.S. На закрытии фестиваля стало известно, что Сабина стала победителем в номинации “Открытие XII Фестиваля “Дворцы Петербурга”. Момент вручения премии запечатлен на фото справа внизу.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

“Мошенники” отрывались по полной
Родственный обмен
Два в один день
Второй студийный
Вместе в отпуске
На подпевках
Думает о сексе
Двойной в сентябре
Винтовка по Интернету
Мираж любви
В России любят Стрип
На новом лейбле
“Чайники” представили альбом
Возглавит фестиваль
Угрожают расправой
День рождения в России
Гитары на продажу
Большой концерт
На двух сценах
“Мумий” для мультика
Меладзе в Америке
Коротко
Снова мюзикл!


««« »»»