Горький август Виктора

Рубрики: [Книги]  [Музыка]  [Цой]  

Виктор ЦойУже совсем скоро наступят красно-желтые дни, после которых «начнется и кончится зима». Послезавтра, 15 августа 2015 года будет ровно четверть века со дня трагической гибели Виктора Цоя – тогда для лидера «КИНО» лето кончилось навсегда.

Но жизнь не стоит на месте, дни идут чередом, все мы взрослеем, меняется мир вокруг, и только Виктор остается молодым, родным и близким для тысяч своих поклонников, но в то же время таким же непостижимым и далеким, каким был всегда.

В восьмидесятые Цой помогал нам обрести внутреннюю независимость, учил не обращать внимания на запреты взрослых, жить своей жизнью, прогуливать школу, смотреть «До 16 и старше..», пить портвейн, слушать рок, «сажать алюминиевые огурцы на брезентовом поле» и ждать урожая. В девяностые творчество Цоя помогало пережить девальвацию всего и вся, «ведь если есть в кармане пачка сигарет – значит, все было не так уж и плохо на сегодняшний день…». И пусть внимавшие Цою не могли похвастаться мудростью глаз и умелыми жестами рук, а глазами не видели ничего, кроме окриков «стой», их горячие сердца настойчиво требовали перемен, и Цой это доходчиво сформулировал.

Сегодня, в двухтысячные, нам запрещают качать фильмы из сети, заставляют разуваться в аэропортах, и по-прежнему держат все двери запертыми, кроме одной, на входе, из-за чего всегда давка. Но Цой, как и прежде говорит, что это всего лишь капризы природы, и что фонари погаснут, а звезды будут светить.

Все меняется, но одинокая, справедливая, добрая и честная романтика Цоя как привлекала людей тогда, так привлекает и сейчас. И сейчас, возможно, еще больше чем тогда – за Цоем идут устав от цинизма, безверия и смуты нашего времени. Идут и правильно делают, потому что песни Цоя научили нас не бояться белого дня, вновь и вновь вызывающего нас на бой, тянуться к звездам, отнюдь не считая что это сон, и помнить, что между землей и небом всегда идет война.

Кто-то сказал однажды, что каждая песня Цоя – это песня о любви и свободе. И с этим тоже можно согласиться, ведь любовь и свобода лежат в основе любой судьбы, независимо от исторической эпохи и частных обстоятельств. Именно поэтому Цой по-прежнему с нами, и это не пустые слова. А горький август лишь повод вспомнить, что уход человека из жизни не означает его отсутствия в нашей вселенной.

К памятной дате предлагаем читателям «НВ» фрагменты из новой книги «цоевского биографа» Виталия КАЛГИНА – «Цой. Герой современного мифа».

ИД «Новый Взгляд».

…В марте 1987 года Цой с Каспаряном едут в город подмосковных физиков–ядерщиков Дубна, после чего путь группы лежит в Миасс и Челябинск, где, судя по многочисленным воспоминаниям очевидцев, концерт пытались запретить. Ситуацию, по словам Марьяны Цой, спасли «зрители, начавшие ломать в зале стулья».

Восьмого марта 1987 года в восемь утра группа приехала в Челябинск (накануне они отыграли концерт в Миассе).

Когда «Москвич» белого цвета с группой «КИНО» подъехал к зданию ЧПИ, ныне ЮУрГУ, возле входа уже собралась толпа фанатов. Чтобы попасть на концерт, поклонникам приходилось подпольно доставать билеты, это были праздничные открытки со специальной печатью.

За общением группы с фанатами пристально наблюдали представители местной комсомольской организации. Известно, что когда кто-то из поклонников поставил бутылку пива на крышу машины – это чуть не стало поводом для отмены концерта.

«Компетентные органы» придрались к документам, которые у музыкантов были оформлены не так, как считали нужным в Челябинске. И гастроли решили запретить вообще, но, опасаясь реакции студентов, к главному корпусу политеха стянули чуть ли не весь гарнизон челябинской милиции, во главе с областным начальством. Публика оказалась сильнее – после фактического разгрома зала концерт состоялся. Место проведения следующих двух концертов держали в строжайшей тайне. О них знали только свои. Цою устроили встречу с челябинскими педагогами, на которую, напугав учителей, все же пробрались многие любители рока. Последним стал квартирник в общежитии ЧелГУ.

Один из организаторов той самой встречи Дмитрий Филиппов рассказывал, что после выступления в ЧПИ Цоя вместе с группой расположили в общежитии, где всю ночь напролет они пели песни.

«Цой очень любил пельмени, помню, ел он их с удовольствием, – делится воспоминаниями Дмитрий Филиппов. – Концерт проходил в холле на восьмом этаже. Тогда пришло очень много людей». По словам Дмитрия Филиппова, он тогда и не думал, что Виктор Цой может оказаться таким скромным и молчаливым. После концерта фанаты весело общались со звездой, и он без вопросов раздавал всем желающим автографы.
Третий концерт проходил в Доме учителя, ныне творческом центре для детей «Автограф». Зрители были приятно рады знакомству с ленинградской группой и Виктором Цоем. По воспоминаниям людей – перед группой сидел мальчик лет 12 и записывал все на катушечный магнитофон.

«К сожалению, мальчика уже не найти, – делится один из преподавателей. – А он мог стать счастливым обладателем уникальных записей».

Юрий Каспарян: «У меня замечательно отпечатался в памяти концерт в городе Челябинск. У нас был концерт в городе Миасс, и потом нас отвезли в соседний город – Челябинск. А там решили прикрутить краник и устроили заседание партбюро или заседание обкома. И часа два или три они решали что делать, жестко тормозили концерт. От этого возникли какие-то трения с народными массами. Произошел разгром зала. В результате они согласились, нам как всегда было все равно… Хотя, во всяком случае, для меня это было свежо. Как Виктор отнесся к этому? Ну, как к этому можно отнестись? Ну, траблы какие-то. В тот моментик он что-то высказывал такое, конечно. Такие моменты происходили потому, что не было организации гастрольной деятельности совершенно, практики не было».

Георгий Гурьянов: «Ну, в Челябинске, я помню, там сломали двери и стулья. Такое было дело… Обычное. Ко мне, бандерлоги… Зал разгромили совсем. Вынесли двери вместе с коробкой. Это было в университете, по-моему, в актовом зале, огромные такие дубовые двери».

Игорь Тихомиров: «Были выломаны двери. Руководство этого университета было в шоке. Студенты разрушили просто актовый зал».

20 марта 1987 года Виктор Цой выступает в КЗ Симферопольского музыкального училища им. П.B.Чайковского.

Николай Кунцевич: «В 1987 году Виктор приехал из Симферополя, где он давал сольный концерт в концертном зале музыкального училища, и мы увиделись в Ленинградском Дворце Молодежи летом на фестивале Ленинградского рок-клуба. Виктор передал мне привет от симферопольских ребят».

Весной 1987 года в ДК рижского Института Инженеров гражданской авиации состоялся концерт курехинской «Поп-Механики» (совместно с Westbam, одним из самых успешных и популярнейших ди-джеев Германии) при участии всех музыкантов группы «КИНО». Позже это выступление было издано как альбом «Popularnaja Mehanika Feat. Westbam – Live At Riga».

Максимилиан Ленц, он же Westbam, основатель и владелец Low Spirit, в одном из интервью рассказывал: «Мы познакомились с Курехиным в Риге в 1987 году, где я наблюдал работу ди-джеев с кассетными записями. Сергей как раз в то время выступал в Латвии с «Поп-Механикой», и он предложил мне выступить в роли ди-джея на концерте, на следующий день. Я согласился. Наш концерт был записан на магнитную ленту, которую буквально до дыр заслушивали самые разные люди в Берлине… Проект с Курехиным оказался популярным в Германии благодаря передаче на телекале Neue Deutche Welle, а также благодаря миксам, сделанным с этой рижской кассеты».

Количество участников рижской и ленинградской записей просто не поддается описанию. Помимо Сергея Курехина, Максимилиана Ленца, Виктора Цоя, Юрия Каспаряна, Игоря Тихомирова, Георгия Гурьянова, Александра Ляпина, Сергея Бугаева и Тимура Новикова в них принимало участие еще более десятка человек, о многих из которых просто позабыли. Участвовало так много участников, что даже позабыли о Гаркуше, который читал текст во время концерта в Риге. Концерт в Риге стал переломным для развития российской музыки того времени. Мало кто из нынешних клабберов задумывался о том, когда в Петербурге впервые заговорили о техно. А произошло это как раз в 1987 году в Риге. После этой встречи питерские рокеры начали притягивать берлинских ди-джеев в Санкт-Петербург, и это родило совершенно новое течение…

Георгий Гурьянов: «Надо сказать, что технику микса в 80-е активно применял Курехин, но Сергей принадлежал к джазовой школе, к эпохе авангарда, а Westbam представлял нечто совершенно неизведанное. Нам эта ситуация – диджей за вертушками – показалась жутко забавной, и я помню, как радовался Виктор. Кстати, Цой был абсолютным адептом электроники, человеком ритма. И он ничего общего не имеет со всеми упырями, рок-н-ролльщиками, бородачами и прочими уродами. Пусть они плюются, отстаивая свои права на него, но Витя всегда был со мной».

…«К 1988 году Виктору Цою и группе «КИНО» в «жанре всенародной любви» не было равных…» – писал питерский журналист Михаил Садчиков. Пришла пора пожинать плоды теплого отношения публики, и для правильной, четкой организации гастролей группе был необходим директор.

И вот, в сентябре 1988 года им стал Юрий Владимирович Белишкин, талантливый администратор, мягкий, приятный человек, настоящий ленинградец, которому сам Цой доверил заниматься делами коллектива.

Однако не нужно думать, что Белишкин стал продюсером группы «КИНО». Группа не нуждалась в продюсере.

Георгий Гурьянов: «Группа «КИНО» продюсировала себя сама. И к тому моменту, когда появился этот Белишкин, группа «КИНО» уже была раскручена и известна. И уже не нужна была вся эта продюсерская деятельность – знакомство аудитории с продуктом, выводы на сцену. Наш продукт, нас самих – уже к тому времени все знали».

 

«КИНО» стало официально концертировать от театра-студии «Бенефис», где работал Белишкин. Наконец появилась возможность неплохо зарабатывать на концертах и жить на эти средства.

Весь период своей звездности Цой жил далеко не так комфортно, как представляют себе сегодня поклонники. Квартиры у него не было, в Москве он жил у Наташи и ее родственников. А во время питерских гастролей нелегально снимал квартиру, которую ему с трудом подыскали (согласно воспоминаниям Белишкина – на проспекте Мориса Тореза), огромным минусом которой была не только располагавшаяся неподалеку школа, но и, как вспоминала Наталия Разлогова, старая полусумасшедшая соседка снизу, всякий раз вызывавшая милицию, когда под ногами Цоя, ходившего по квартире ночью (Виктор поздно ложился спать), скрипели половицы.

Что касается фанатов, то московские фаны в отличии от питерских (в буквальном смысле слова оккупировавших подъезд дома на проспекте Ветеранов) прекрасно зная, КТО живет в Беляево на Профсоюзной, никогда не оккупировали подъезд и не беспокоили Цоя. Москвичи относились к нему восторженно, но предельно уважительно…

В середине сентября Виктор с Рашидом и Наташей отправился в Одессу, где состоялся премьерный показ «Иглы» на фестивале «Золотой Дюк».

Нонна Гришаева, актриса: «Один раз в своей жизни я взяла автограф. Мне было лет 14. И к нам в Одессу с фильмом «Игла» приехал мой любимый, ныне покойный, Витя Цой. Я сидела в ложе оперного театра и высмотрела Цоя в партере. Подошла к нему (меня просто колотило от волнения) и протянула трясущимися руками билетик. И Цой на нем расписался. Этот билетик много лет лежал у меня под стеклом на письменном столе. И теперь, когда у меня просят автограф, я всегда даю его, потому что помню то свое волнение».

В ходе фестиваля «Золотой Дюк» в сентябре 1988 года было записано любопытное интервью. Сергей Шолохов, ведущий программы «Пятое колесо» снял этот материал на теплоходе «Шаляпин».

Многим поклонникам тон Цоя показался тогда излишне саркастичным. Они сочли, что на Цоя сильно повлияли отношения с Наталией Разлоговой, что это из-за нее в нем появился сарказм и высокомерие. Многие и теперь высказывают мнение, что поначалу Цой воспринимал все происходившее между ним и Разлоговой как равные отношения, Разлогова же, видимо, считала себя учителем, который открывает ученику новый мир. Но люди просто не знают историю этого интервью.

По рассказам близких людей Виктора, они с Наталией и Рашидом приняли участие в фестивале «Золотой Дюк» «по приколу».

Рашид Нугманов: «Да, это совершенно верно. Фильм включили в конкурс, даже не уведомив никого из нас. Я узнал об этом из газет, и уже потом на «Казахфильм» пришло приглашение от фестиваля. Мы сначала не знали, ехать, или нет. Не наша среда, не наши люди. Потом все же решили съездить, посмотреть Одессу».

Наталии было забавно вдвойне, потому что она была частью киносреды – читала лекции о французском кино членам Союза кинематографистов.  Поэтому она знала, что для советской кино элиты Цой и Рашид были никем. А вот фильм у них оказался самым лучшим, что было ясно не только публике, но и многим серьезным критикам.

Рашид Нугманов: «Мы держались особняком, ни с кем не общались и в фестивальных тусовках участия не принимали, лишь встречались со зрителями да давали выборочные интервью, а по вечерам ужинали за собственным столиком, в сторонке от остальных. Но многие киношники к нам подходили, поздравляли, говорили, что и вправду лучший фильм, желали победы, хотя было ясно, что Говорухин принял фильм в программу скрипя зубами, посчитав, что он (наряду с «Господином оформителем») не относится к категории зрелищного кино, которому посвящен «Золотой Дюк», и только отборщики настояли».

На теплоходе участники фестиваля были вынуждены общаться с журналистами несколько часов подряд (теплоход отплыл и деваться было некуда). И разговор Цоя с Шолоховым, тогда еще никому за пределами Питера неизвестным, был не первым и очень долгим, поэтому превратился в неспешную беседу о кино. Никто не предполагал, что в эфир войдет именно фрагмент общего разговора. Когда на следующий день Шолохов сказал Виктору и Наталье: «Ваше интервью очень здорово получилось», Цой по просьбе Наташи попросил, чтобы ее в кадре не было. Но Шолохов поступил по-своему и у него были на то основания – в беседе Наталия упоминала «папино кино» (термин времен французской Новой Волны, придуманный Годаром).

Кинематографическая общественность пришла в ярость, решив, что это выпад неграмотной молодежи из «трущоб» против жрецов высокого искусства. В результате программу Шолохова упомянул в эфире ныне Первого канала, сам Алексей Герман: «Я не знаю, что уж имела в виду девушка сидевшая рядом с рок-музыкантом, когда говорила о «папином кино»…».

И когда месяц спустя Разлогова приехала в Ленинград с лекциями о Новой Волне мэтру пришлось пересмотреть свою позицию: «Я же не знал, что это сестра Разлогова». Юмор ситуации заключался именно в том, что страна семимильными шагами шла вперед, а киноэлита этого не заметила, и знать не знала людей, которые вдохновляли миллионы.

Хотя альбом и был записан в конце 1988–начале 1989, вышел он в конце лета – начале осени 1989 года. А. Троицкий при этом пишет, что альбом поступил в киоски звукозаписи в феврале. На самом же деле музыканты решили не выпускать его сразу, чтобы не ухудшать результаты продаж предыдущего альбома «Группа крови».

При выпуске альбома «киношники» пошли в обход фирмы «Мелодия». Они записали его на собственные деньги, а тиражировали через кооператив «Гармония». Поскольку отпечатать альбом на пластинках не удалось (до 1993 года он издавался только неофициально на компакт-кассетах), участники группы не получили ни копейки с его распространения.

Для многих поклонников «КИНО» альбом «Звезда по имени Солнце» стал откровением. Мало того, что в одноименной песне Цой словно предугадывал свою судьбу («Он не помнит ни чинов, ни имен, и способен дотянуться до звезд, не считая, что это сон, и упасть, опаленным звездой по имени Солнце..»), он еще и показал всем, что «КИНО» кардинально изменилось.

«И толпы кричали от восторга, и каждый чувствовал себя героем», – писала журналистка Татьяна Арефьева в самиздатовском журнале «Рэдрам». В следующем, 1989 году, музыканты «КИНО» дали 56 концертов, большей частью на стадионах, и объездили кучу городов, где их всегда принимали по высшему классу…

30 апреля 1990 года Виктор Цой вместе с Джоанной Стингрей принял приглашение японских продюсеров и улетел в Японию.

Рашид Нугманов: «Kомпания «Amuse Corporation», которая через меня вышла на Цоя и пригласила его в Токио, планировала международные гастроли «КИНО» (в том числе и в Корее) вместе с одной из самых известных рок/поп-групп Японии, «Southern All Stars». С ними он и встречался».

Юрий Каспарян: «Но меня больше тогда, конечно, гастроли по Японии волновали. Хотелось съездить… Цой был очень вдохновлен, очень хотел туда поехать. Он там себя очень хорошо чувствовал».

Точных дат гастролей по Японии еще не было, шли переговоры.

Юрий Каспарян: «То, что Виктором заинтересовалась продюсерская фирма японская – да, так и было. Они с Джоанной ездили в Японию, встречались там с кем-то. Много есть фотографий оттуда.. Какие там были предложения я толком не знаю, хотели то ли фильм снимать, то ли концерты, гастроли… Можно только гадать, во что бы это все развернулось».

Вернувшись, Цой и «КИНО», в первых числах мая 1990 года начали летний гастрольный тур по стране, организованный Айзеншписом. Он открылся 5 мая концертом в ДС «Олимпийский», в Москве.

Вот, что писала советская пресса по этому поводу: «Позавчера Виктор Цой завершил кратковременный визит в Токио и вернулся в Москву с тем, чтобы принять участие в торжествах по случаю пятнадцатилетнего юбилея «Звуковой дорожки». Крупнейшая японская концертная фирма «Amuse Corporation» при деятельном участии американской певицы Джоанны Стингрей пригласила В. Цоя приехать в Токио для знакомства. В начале этого года в Японии был выпущен компакт-диск с оригинальной записью альбома «Группа крови» (1988). Фирма «Amuse Corporation» намеревается организовать ныне концертное турне группы «КИНО» в Японии. Виктор Цой, делясь вчера впечатлениями о японском визите, сказал корреспонденту «МК»: «О делах все эти три дня мы вообще не говорили. Казалось, что меня пригласили только для развлечений». Музыкант посетил концерт популярной в Японии группы «Southern All Stars». На него произвела обалденное впечатление постановка этого шоу, которую можно сравнить разве что с постановками «Pink Floyd». «Их мелодичные песни были прекрасны, очень интересно» – сказал Цой и определил музыку «Southern All Stars» как «современный вариант Фрэнка Синатры в японской интерпретации». При этом лидер питерского рока объяснил, что «когда японцы пытаются играть какие-то роки – это, конечно, смешно», поэтому ему было весьма приятно не быть обремененным созерцанием чего-то рокоподобного, а посмотреть действительно добротный и профессиональный эстрадный ансамбль с оригинальным живописным звучанием. «Да, есть чему поучиться», – задумчиво заключил Виктор Цой. Лидер «Southern All Stars» Кейсуке Кувата очень сдружился с Цоем и подарил ему великолепную черную гитару. В. Цой был весьма тронут подарком, ибо, как известно, питает особую слабость ко всему черному».

Юрий Каспарян: «В YouTube я как-то нашел концерт в Олимпийском, там все так красиво сделано. Отреставрировано. Здорово, у меня даже в закладках лежит… Нравится смотреть и слушать».

Из воспоминаний очевидца: «Олимпийский, 5 мая… Я там был. Как сейчас помню – билеты по 5 рублей были, один знакомый случайно предложил – вместе и пошли, а так даже не думал, что попаду – билеты сложно было достать. Мне 15 было тогда… Энергетика того концерта была бешеная, или это на мою неокрепшую психику так подействовало – я как заряженный ходил после этого концерта еще дня два – такой мощный выход эмоциям был! Помню, как оплавилась зажигалка у приятеля, помню свой охотничий бинокль – здорово было в него все видно с наших не самых близких рядов, соседи периодически брали поглядеть. Помню себя, размахивающего курткой над головой, а рядом стояла девчонка лет пяти и также прыгала вместе со всеми».

После концертов в Олимпийском, группа «КИНО» едет в Ленинград, где с 7 по 8 мая запланированы концерты в СКК. Они проходят совместно с французской группой «Noir Desir», с музыкантами которой Цой познакомился во время поездки во Францию.

10 мая 1990 года «КИНО» выступает в Севастополе.

Из воспоминаний: «Концерт проходил на стадионе Краснознаменного Черноморского флота 10 мая 1990 года. Был дан один вечерний концерт, исполнили около 5 песен (половина программы). После 20 минуты, по воспоминаниям очевидцев, ситуация начала выходить из под контроля и концерт был остановлен из-за массовых беспорядков.
Организован был ужасно, сцена была невысокая. Народ, естественно, ломанулся на поле стадиона. Долго не хотели начинать, потом нагнали морпехов в помощь к ментам. После того, как народ сел прямо на поле (загнать обратно на трибуны было делом невыполнимым) Виктор вышел из подъехавшего автобуса – толпа ломанулась!!!!
Дальше была бойня, дубинки свистели, «луноходы» ломились от посаженного туда народа. Я был курсантом военного училища, попадаться было никак нельзя. Все же нам с моим одноклассником по школе удалось прорвать оцепление перед сценой и сесть перед ней – до Цоя было несколько метров. Его просьбы остановить избиения оставались без внимания, продолжать такой «концерт» он не стал. Сказал: «приеду в следующий раз».
А следующего раза уже не было».

15 августа 1990 года отдыхающий в Латвии Виктор Цой трагически погиб в автокатастрофе. Возвращаясь утром с рыбалки, он задремал за рулем. Его новенький «Москвич-2141» на огромной скорости врезался в выехавший из-за поворота автобус «Икарус-250». ДТП случилось на 35-м километре дороги Слока – Талсы. Виктор погиб мгновенно в результате лобового удара.

Из воспоминаний поклонника «КИНО»: «Известие о смерти Цоя мы получили в Ленинграде. В книжном магазине кассирша безо всякой причины решила сказать мне: «Ваш Цой погиб…». Потом, в поезде, случайный попутчик снова сообщил эту весть, но мы были так подавлены и не смогли даже произнести: «Мы уже знаем»…».

Хоронили Виктора 19 августа 1990 года на Богословском кладбище Ленинграда.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Гурьянов проводил гостей
В Крым – из принципа
«Преображение» Елены Радзиной
Школьная виселица
Проблемы бумажных людей
Гедонизм и красивая картинка


«««
»»»