Новая книга о Цое

Рубрики: [Книги]  

В январе этого года издательство «Молодая Гвардия» подготовило и выпустило в малой серии «Жизнь замечательных людей» книгу Виталия Калгина – «Виктор Цой». Автор книги проделал огромную работу по сбору и систематизации информации о жизни Виктора Цоя. Повествование выстроено хронологически, каждое событие сопровождается прямой речью родных и близких, друзей и коллег Цоя, что позволяет ощутить контекст и атмосферу описанного. В некоторых периодических изданиях автора упрекали в том, что подобных комментариев в книге слишком много, а его собственного мнения и анализа – мало. Но Калгин намеренно выбрал такой стиль повествования, став «сторонним наблюдателем», хронографом жизни человека, чье творчество до сих пор имеет глубокое влияние на людей всего постсоветского пространства. Данная работа стала своеобразным протоколом жизни многих ленинградских пассионариев периода распада СССР. Собственно, в этом и состоит главное достоинство книги: «КИНО» здесь вписано в историю ленинградской неофициальной культуры, и не выглядит непонятно откуда взявшимся, вырванным из контекста явлением. Сегодня, когда достойные наследники тех, кто запрещал концерты Цоя, декларируют, что песню «Хочу перемен» Цою написали в ЦРУ – это особенно важно.

Книга «Виктор Цой» (из малой серии ЖЗЛ), изданная «Молодой гвардией», не единственная работа Виталия Калгина. Московское издательство «Рипол-Классик» завершает работу еще над одной его книгой – «Цой. Последний герой современного мифа», выход в свет которой намечен на осень этого года. И это еще не всё. Издательство «АСТ» планирует открыть новую книжную серию о русской рок–музыке «Истории за песнями» книгой, состоящей из известных и неизвестных песен, стихов, прозаических набросков вышедших из-под пера Виктора Цоя.

При подготовке книги была проделана огромная работа по сбору, восстановлению и систематизации текстов и черновиков, и можно надеяться, что многое из того, что будет представлено в готовящейся к изданию работе, будет по достоинству оценено даже самыми ревностными поклонниками «КИНО». Подобное издание стало возможным благодаря Александру Цою и Наталии Разлоговой, позволившим воспользоваться своими личными архивами, а так же благодаря исключительной помощи Дмитрия Давыдкина и протекции шеф-редактора «Moscow FM» Антона Чернина. Новая книга, по словам издателей, появится в книжных магазинах страны к августу.

Олеся МАТВЕЕВА.

 

…К началу 80-х годов в СССР сформировалось полноценное рок-движение, которое власть даже поддерживала, не желая провоцировать протестную стихию. Так, по государственной инициативе в 1981 году был открыт ставший настоящей легендой первый в Союзе Ленинградский рок-клуб.

Разумеется, Цой, Рыбин и Валинский решили вступить в рок-клуб, членство которого давало хоть какие-то возможности более-менее официально выступать перед публикой, куда 26 сентября 1981 года подали заявку на вступление.

Отрепетировав всю программу еще раз, группа довольно успешно показала себя перед приемной комиссией совета ленинградского клуба любителей рок-музыки и, ответив на ряд идеологических и других вопросов, 30 января 1982 года была принята в рок-клуб.

Дмитрий Защеринский: «Рок-клуб того времени представлял собой крайне удивительное творческое сообщество. Такого института ни в каком другом городе не было. Для меня он стал целым миром, в который я погрузился, после посещения первого концерта… Достаточно регулярно проходили концерты в самом рок-клубе, по адресу Рубинштейна 13 – раз в месяц или два. Потом раз в год Рок-клуб устраивал рок-фестивали… Так как у рок-клуба было много поклонников, и они были плохо организованы, в недрах организации родилась идея упорядочить фанатов (тогда такого слова не было) и был создан клуб «Фонограф», при Ленинградском Дворце Молодежи, который тоже представлял в то время культовое место. Клуб «Фонограф» проводил лекции по воскресеньям, на которых приглашались участники групп, слушались фонограммы (клипов тогда не было). Вел эти лекции, как правило, президент Рок-клуба Николай Михайлов. Так же, что не маловажно, «Фонограф» распространял информацию о концертах, иногда помогал с билетами на концерты. Надо заметить, что практически всегда на все концерты в зал набивалось в 2-3 раза больше народа, чем было кресел. Просачивались под любым предлогом. По спискам от артистов, администраторов, обманывая билетерш и охрану, переодеваясь бригадами «Скорой помощи», и просто приходя в здание за несколько часов до начала концерта и прячась по разным углам… С этим боролись, но сделать ничего не могли. Опытные тусовщики вообще считали «моветоном» ходить по билетам…. Музыканты практически не зарабатывали денег, а билеты так же практически ничего не стоили… Позже когда за популярностью пришел кассовый успех, многое потерялось… Но тогда, в начале 80-х, этого еще не было…»

Федор Лавров: «В рок-тусовке было явственное расслоение даже по возрасту. Люди, которые были всего на несколько лет старше, хипповали. А для панков хиппи были вчерашним днем. Для нас «Аквариум», заявлявший, что они играли панк на фестивале в Тбилиси, был унылой хиппанской музыкой. Удивительно, что когда «КИНО» вступило в рок-клуб, хотя «Рыба» и Цой были панками, к ним тоже стали относиться с ревностью».

Алексей Рыбин: «В Ленинграде теперешние «лучшие друзья» Цоя нас вообще не воспринимали! Кроме «Аквариума» и «Зоопарка», нас все считали гопниками. И в рок-клубе мы были какими-то отщепенцами. Нам устроили всего два концерта, в порядке общей очереди. И вся околомузыкальная тусовка нас презирала».

Владимир Рекшан, музыкант: «Весной 1982 года, когда я пришел в Рок-клуб на концерт, о будущих потрясениях и речи не шло. Зал Дома народного творчества предназначался для театральных постановок, и отличались клубные концерты отвратительным звуком. Половину концертов народ проводил в буфете, где продавалось пиво, кофе и мелкая закуска. Я обычно приходил на Рубинштейна, чтобы встретить знакомых и поболтать, проявив таким образом причастность к определенной социальной группе. Постоянно появлялись новые люди, и, если ты планировал продолжать сценическую деятельность, следовало держать нос по ветру. Никого не встретив в буфете, я отправился в зал и сел в партере, услышал как объявили дебютантов: «Группа «КИНО». Несколько человек в зале вяло захлопали в ладоши. На сцене появился сухопарый монгол в рубахе с жабо, сделал сердитое лицо и заголосил. Монгол оказался Цоем. Рядом с ним на тонких ножках дергался славянин, и оказался он Алексеем Рыбиным, «Рыбой». Откуда-то из-под сцены периодически вылезал  БГ с большим тактовым барабаном и исчезал обратно. «И что они этим хотели сказать?» — несколько надменно подумал я, забыв, что и сам двенадцать лет назад выбегал на университетские подмостки босиком…»

Виктор Цой: «Первый концерт в рок-клубе, в 81 году, мы играли в таком составе: я и «Рыба», барабаны — звучала фонограмма электрической ударной установки, Миша Васильев (из «Аквариума») играл бас, а Дюша (Андрей Романов, также «Аквариум») — клавишные. Концерт прошел ровно, понравился и нам, и публике».

После бурной встречи нового, 1982, года и довольно удачных концертов в Москве, устроенных московским музыкантом Сергеем Рыженко, о которых можно прочесть в многочисленных воспоминаниях и рассказах свидетелей, Виктор с Алексеем, с подачи БГ, решают записать свой первый альбом. Решено было и сменить название группы на «КИНО», поскольку старое — «Гарин и Гиперболоиды», — как этого и следовало ожидать, перестало устраивать музыкантов, тем более что применительно к дуэту (Цой—Рыбин) оно звучало достаточно странно. «Вы же новые романтики — вот и исходите из этого», — дал свое отеческое наставление Гребенщиков

Продюсером первого альбома группы выступил Борис Гребенщиков, который, услышав песни акустического дуэта Виктор Цой — Алексей Рыбин, проникся симпатией к молодой группе и загорелся желанием помочь «КИНО» записать первый альбом. Поскольку потенциал цоевских песен был виден невооруженным глазом, Гребенщиков решил рискнуть. Как только «Аквариум» завершил запись «Треугольника», он договорился с Андреем Тропилло, и пригласил «КИНО» в Дом юного техника на первые студийные пробы. Тропилло, отнюдь не лишенный здорового авантюризма и уже имевший счастье принимать поздравления и наблюдать выступление Цоя с Рыбиным на безумной панк-вечеринке в кафе, согласился записывать «КИНО» даже без предварительного прослушивания.

Борис Гребенщиков: «Я примерил рубашку продюсера в первом альбоме «КИНО». По необходимости пришлось это делать, потому что не было никого другого — Тропилло группа «КИНО» не интересовала, их запись была целиком моей инициативой».

С марта по апрель 1982 года группа «КИНО» с помощью музыкантов группы «Аквариум» в студии Андрея Тропилло записывает свой первый альбом – «Сорок пять»…



 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Убийство ради выживания
Иногда линды возвращаются
Башмет про Ванессу
Коротко
Гагарина и политика
Новости
Яростная дорога безумного Макса
Дом, который достроят


«««
»»»