Евгений Кисин: «Не люблю и не могу словами говорить о музыке»

Рубрики: [Интервью]  [Музыка]  

О ПОДБОРЕ РЕПЕРТУАРА К ЮБИЛЕЮ ЧАЙКОВСКОГО

– Я, как правило, не выбираю репертуар в соответствии с юбилейными датами. Исключение я сделал лишь несколько лет назад для юбилеев Шопена, Шумана и Листа, но тогда все-таки отмечалась круглая дата – 200-летие. В наступающем сезоне я буду исполнять Первый концерт и Фортепианное трио “Памяти великого художника” Чайковского, но это не связано с его юбилеем.

ОБ ИНТЕРЕСУ К БИОГРАФИЧЕСКИМ ТРУДАМ КОМПОЗИТОРОВ

– Я действительно “человек читающий”. Но что касается великих композиторов, мне на самом деле интереснее читать не монографии о них, а то, что они сами написали: воспоминания, письма, дневники, статьи… И, конечно, воспоминания других людей о них, если таковые имеются. Но знаете, у меня никогда не возникало желания перечитывать ни статьи Чайковского, ни его дневники, ни письма, ни книги о нем (хотя читал я все это в свое время с интересом) – а вот музыку его мне хочется слушать всегда, она всегда была мне очень близка.

О ПОСЛАНИИ В ОПЕРАХ ЧАЙКОВСКОГО

– Не знаю. Не люблю и не могу словами говорить о музыке. Мне кажется, в том и величие музыки, что она выше слов.

О СОТРУДНИЧЕСТВЕ С КАРАЯНОМ

– Ну, конечно же, я очень хорошо помню, как все это было. Когда мы встретились перед репетицией, не успел я сыграть первого аккорда, как Караян сказал: “Я прочел документы, согласно которым Чайковский после самого первого исполнения этого произведения сказал: “Слишком быстро”. И сейчас все играют это сочинение слишком быстро – и никакой музыки. А мы с тобой будем делать музыку”.

После этого начал я играть – и на протяжении всего произведения Караян меня останавливал и требовал замедлить темпы. Мне тогда было всего 17 лет, возражать я не смел… Но на первой же репетиции оркестр был очень недоволен, потому что великий маэстро, стараясь избежать “немузыкальной быстроты”, явно впал в другую крайность (думаю, что тут и возраст его играл роль: ведь в 80 лет сердце бьется медленнее). И я помню, как он, в частности, сказал по поводу середины второй части концерта: “Prestissimo ist falsch!” В результате удалось найти какой-то компромисс, и Караян кое-где немножко сдвинул темпы по сравнению с первой репетицией.

О ВКЛАДЕ ЧАЙКОВСКОГО В ФОРТЕПИАННОЕ ИСКУССТВО

– Я с удовольствием играю Чайковского, но, честно говоря, не вижу, чтобы он внес что-то в фортепианное искусство как таковое. Несмотря на такие шедевры как, например, Первый концерт, фортепианный цикл “Времена года”, “Размышление” и до-диез минорный Ноктюрн, главный вклад Чайковского все-таки был не в фортепианную музыку, а в симфоническую.

Владимир ДУДИН, “Российская газета”


.


Оставьте комментарий



«««
»»»