«Все еще Элис»: Человеческий регресс

Рубрики: [Кино]  [Рецензия]  

Все еще Элис

Невероятно, но факт: Джулианна Мур до сих пор никогда не становилась лауреаткой премии «Оскар», несмотря на четыре номинации, последняя из которых правда была аж в 2003. Но прошлый год стал настоящим триумфом: ей сначала удалось стать второй в истории актрисой получившей актерские призы Каннского, Берлинского, Венецианского кинофестивалей, затем наконец-таки выиграла за фильм «Все еще Элис» (к слову, так и не добравшегося до российского проката) «Золотой глобус» и «Золотую маску» британской киноакадемии, а теперь же на очереди заветная награда киноакадемии американской, которая обеспечена Мур с вероятностью девяносто девяти процентов. В общем-то именно актриса и является главным плюсом картины, которая в остальном вряд ли может чем-то удивить зрителя, впрочем, как и разочаровать. Собственно, фильм Ричарда Глацера и Уоша Уэстмоленда типичная оскаровская драма, что, быть может, необязательно плохо, но почти всегда чересчур консервативно, а потому немного предсказуемо.

Элис Хоуленд (Джулианна Мур) преуспевающая доктор лингвистических наук, состоящая в браке с успешным биологом Джоном Хоулендом (Алек Болдуин), с которым у нее трое вполне благополучных детей, кроме, отчасти, одной из дочерей, Лидии (Кристен Стюарт), которая мечтает стать актрисой. И все бы хорошо, но Элис начинает замечать за собой несвойственную забывчивость, секундные потери ориентации в пространстве, затуманенность сознания. Медобследование выявляет у нее генетическую болезнь Альцгеймера. Далее же разворачивается история ее борьбы с неизлечимой болезнью при поддержке семьи и неизбежного угасания.

Еще раз стоит отметить, что если бы не Мур, то картина наверняка могла бы остаться незамеченной, хотя думать о «Все еще Элис» как о банальной слезливой ленте не совсем корректно. У Ричарда Глацера была диагностирована та же болезнь, поэтому фильм получился совсем немелодраматичным, а главное честнее и естественней, чем в том случае, если бы за адаптацию одноименного романа Лизы Геновы взялся кто-то еще.

Игра же Джулианна Мур безупречно выверена, она ни разу не опускается до сентиментального переигрывания, создавая на экране действительно сильный образ и тонко отражая медленную деградацию мозга Элис. Актерские работы вообще сильная сторона данной картина. Очень хорошее впечатление оставляет и Кристен Стюарт, которая старается «затереть» свое «сумеречное» прошлое, и, надо сказать, у нее пока неплохо это получается. Ее Лидия отказывается от очевидных карьерных путей, желая добиться успеха на актерском поприще, но, несмотря на казалось бы самый инфантильный характер, именно она оказывается самым близким для матери человеком, способным ее понять и помочь, а не отмахнуться или спрятаться за каким-нибудь оправданием, лишь бы только избавить себя от тяжелой встречи с увядающей Элис. Элис при этом не идеализируется, ей присущ страх, отчего она планирует самоубийство, и она не гнушается, пользуясь своим состоянием, попытаться уговорить дочь отказаться от актерских амбиций или прочитать ее дневник.

Безусловно, правдоподобно изобразить регресс человека больного Альцгеймером в фильме удалось, но, кроме демонстрации процесса, во многом кажется, что авторы не удосужились добавить чего-то еще, какого-то своего высказывания к экранному действу. Хотя неакцентированно кое-какие комментарии просматриваются. Например, вышеупомянутому сближению с младшей дочерью противопоставляется дистанцирование всех прочих членов семьи, которые ни в коем случае не равнодушные эгоисты, а люди естественным образом пытающиеся избежать травматического опыта, сами того не вполне осознавая, поэтому о состоянии Элис стараются как можно реже думать. И только Лидия, которая возможно генетически тоже предрасположена к Альцгеймеру, показывает, что для нее любовь к матери сильнее инстинктивного страха перед болезнью.

Фильм завершается титром «Все еще Элис», которому предшествует один из флешбэков в детские годы Элис, ведь теперь ее дни проходят в блужданиях по нечетким воспоминаниям прошлого, которые еще не успела уничтожить болезнь, именно в этом как оказывается живет «я» Элис, а не в утерянных интеллектуальных способностях, из чего можно сделать вывод, что личность, по мнению Глацера и Уэстмоленда строится на доступном и понятном каждому опыте и переживаниях. Собственно, и фильм в целом сделан по принципу простоты и прямолинейности, поэтому главное в чем его можно упрекнуть, так это в недостатке изобретательности. Тем не менее получать за него «Оскар» Джулианне Мур стыдно точно не будет.


Константин Игнатущенко

Кинокритик, журналист, теолог. Автор монографии «Сравнительный анализ доктрины канонических Упанишад в контексте православного мировоззрения (по текстам Дойссена П.Я.)»

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

«Суд»: Постколониальный комплекс
Все мы немножко… «Одноклассники»
«Период полураспада» – очень личная Москва
Частная беседа с французским политиком Тьерри Мариани
ФБ-взгляд
Люди и полулюди
Потерянный рай на Земле


««« »»»