ФБ-взгляд

Тренд отечественной блогосферы последних дней постулировали теракты во Франции и расправа с карикатуристами еженедельника Charlie Hebdo: предлагаем читателям «Нового Взгляда» ознакомится с репликами социально-значимых персонажей, которые высказались на актуальную темы в своих аккаунтах.

Одни проповедовали фальшивую свободу слова.

Другие проповедовали фальшивый ислам.

Третьи проповедуют фальшивую солидарность.

Майку “Я – Шарли” надеть легко, а легко ли прийти в редакцию журнала за пять минут до убийц?

Теракт в Париже – это новое 11 сентября.

Это колбочка с химоружием.

Они всё-таки привезли войну в Европу.

И теперь каждый выбирает свою сторону. В соответствии с нутром.

Кто не спрятался – никто не виноват.

Остаётся только работать.

Рауф КУБАЕВ, кинорежиссер.

Меня умиляют те, кто говорит, что вот если бы не заморачиваться религиозными вопросами, то и никого убивать за веру не будут, и вообще религия практически равна войне за Веру, и надо быть атеистами потомушта. Отмечу, что Первая и Вторая мировые войны к войнам “за веру” отношения не имели. Одно из самых больших преступлений христианского мира – захват Константинополя – несмотря на декламируемые цели, был антихристианским и совершенно нерелигиозным, ибо преследовал вполне земные цели в интересах вполне конкретных людей. И так – практически везде.

Я, конечно, верю, что есть фанатики. Но знаю и то, что руководят ими вполне конкретные люди, которым плевать на религию. Любую.

<…>

А вот интересно, если б в Париже убили бы не французов, а арабов в том же количестве и за почти то же самое, ну, предположим, арабских журналистов, которые не любят исламизм и все, что с ним связано. Уверяю вас, такие есть и их немало. Вышло б столько людей? Был бы такой же шум? Несли б посольству Франции цветы? Скорбела б отечественная либеральная общественность?

Это просто вопросы. Еще раз: просто вопросы.

Вадим ГАСАНОВ, тележурналист.

Романтики-фундаменталисты перестреляли чуть больше десятка своих вконец доставших их оппонентов – прожженных циников (пробу негде ставить), злопыхателей, ерников, которые ради самоутверждения нарисуют похабную карикатуру на собственную мать.

На улицы в знак солидарности с вскормленными обществом потребления монстрами, в которых не осталось ни капли человеческого (то есть духовного) начала, вышли миллионы их единомышленников – таких же зомби, как и их не в меру юморные соотечественники.

Если бы в тех, у кого внезапно вскипел возмущенный разум, осталась хотя бы капля человеческого начала, то сегодняшние миллионы французов и европейцев должны были выйти на улицы в дни, когда их правительство дало добро на тотальный геноцид населения Новороссии.

Там счет жертв идет на ТЫСЯЧИ. Причем каждый из убитых – реальный святой, так или иначе отдавший жизнь за идею – за Великую Россию.

Что характерно. Пока шло шествие протеста, Донецк при полном одобрении протестующих в течение суток сравнивали с землей со скоростью сорок реактивных снарядов за двадцать секунд.

Европа окончательно повредилась в уме. Террористы на полном серьезе протестуют против терроризма.

Выводы.

На каждом из вышедших на улицы Парижа полутора миллионов особей – кровь тысяч невинных жертв Донбасса-Луганска.

Причем такая праведная кровь, что не отмоешься за тысячи перевоплощений.

И у кого-то хватает наглости требовать от русских людей какого-то «сочувствия» к еврозомбакам-русофобам?

Игорь ДУДИНСКИЙ, диссидент.

Мне говорят: “Как ты мог, Миша?! Убили ни в чём неповинных журналистов, а ты чуть-ли не оправдываешь это средневековое зверство! Как ты мог?!”

Были и другие возгласы, исполненные непонимания и пафоса. Кто-то даже употребил фразу “твои коллеги”. Прошу прощения, но погибшие не были моими коллегами. Всё что делали эти люди было далеко от журналистики. Мы же не называем осквернителей могил “ландшафтными дизайнерами”. Вот и в случае с погибшими французами примерно то же самое. Вспомните незабываемые карикатуры Херлуфа Бидструпа, на которых тоже были изображения Бога, и сравните с откровенным глумлением над ним тех, кого сегодня пытаются героизировать. А издевательства над жертвами взрывов в московском метро?! Эти рисунки тоже умещаются в термин “карикатура”? Эдакая чечётка на крышках гробов, в которых лежали и детские тела. Где здесь журналистика?! Её в издании Charlie Edbo было ровно столько, сколько искусства в действиях “художника” Павленского, зарабатывающего деньги истязанием собственных яиц. Её было в парижской редакции не больше чем музыки в воплях «Pussy Riot». Да, те кто устроил бойню в редакции журнала – нелюди, и оправдания им нет, как нет и прощения. Но к чему эти лозунги о журналистской солидарности?! Правда отрадно, что коллеги погибших себя обозначили. Это работники «Эха» и «Дождя». Люди ненавидящие всё и вся. Которым и блокадный Ленинград – тема для кощунства.

Михаил ШАХНАЗАРОВ, радиоведущий.

Поступило предложение траурно помолчать. При всём уважении к трауру, как мне кажется, важное скажу. Сфера религиозных оправлений очень сложна и противоречива. Межконфессиональных диалог, а именно диалог может стать альтернативой кровавой бане, может состояться в единственном случае, если будет уважительным. Свобода слова – прекрасное словосочетание, но свободные слова произносят те, кто мало чего понимает в теологии. Хотите критически рассуждать об Исламе? Прочтите для начала Коран.

Дискуссию ведут люди предельно далёкие от религиозного сознания, ведут поверхностно, неуважительно к адептам религии. У современного общества нет альтернативы религиозным этическим правилам. Религии задают основные критерии пресловутым культурным кодам. При отказе от религиозной этики свобода слова неминуемо приводит к свободе дела.

Карл ШУМАН, кинематографист.

Нам говорят: “Народ, вы что! Людей убивать нельзя!”

Ещё нам говорят: “Очнитесь, граждане! За картинки убивать нельзя!”

Мы отвечаем: да мы ж не звери, мы согласны! Нельзя убивать ни людей, ни жирафов (ах нет, жирафов можно, я забыл).

Но есть две проблемы, мешающих обняться. Нестеров и Одинцовский их описали, я повторю.

Первая — избирательность скорбящих.

Месяц назад, когда другие исламские террористы убивали чеченских милиционеров, те же ровно люди, что сейчас пускают слезу по карикатуристам, радостно аплодировали “открывшим второй фронт муджахедам”, предвкушая скорый крах режима.

Ни один не нацепил значок “Сегодня мы все чеченцы!” Да и со значком “Я донетчанин!” никто из них не ходит.

Такая избирательность режет глаз. Глаз от неё слезится, и зрение портится. В другой раз не тех взорвут — мы и не заметим.

А вторая проблема — в странных правилах игры.

Представим похабника, рисующего карикатуру на вашу малолетнюю дочку, которую смешно трахают бомжи, и на вашу престарелую мать, которую для особого юмора художник поместил в борделе.

И что делать папаше дочки, которому закон говорит: “Молчи и терпи!”, а общество вторит: “Чувак, да ты просто посмейся, смешно же!”?

Что делать любящему сыну, которому одни говорят: “Не нравится — не смотри!”, а другие внушают полную свободу самовыражения?

Не сходить ли мужику тоже — самовыразиться, как он умеет?

А те, кто отстаивают право смеяться надо всем вокруг, пусть после этого зальются звонким оздоровительным смехом.

Денис ТУКМАКОВ, публицист.

Я – атеист. И для меня Мухаммед, прежде всего, – поэт. И, во вторую очередь, – политический деятель. А Иисус – философ. Только слабенький, провинциальный, каким и должен быть самородок, выпестованный в бедной провинции Римской империи. Парменид, с моей точки, зрения, гораздо богаче рассказал об “Едином” (“Аллахе”), чем сын Амины. “Тимей” Платона – много глубже, чем “Евангелие” от Матфея.

Но! Мне и в голову никогда не приходило рисовать карикатуры на Заратустру, Вишну, или, скажем, Зигмунда Фрейда. Зачем? Толерантность, как я понимаю этот термин, – это не то, что Я могу позволить себе в отношении к чуждым мировоззрениям, а те ОГРАНИЧЕНИЯ, которые культура накладывает на цивилизованного человека в отношении других людей.

Это, если говорить, в принципе. Но когда люди переступают черту, когда, скажем, тиражируют дурацкое “Интервью” (пародию на Ким Чен Ына), или публикуют комиксы с карикатурами на Мухаммеда, невозможно удержаться от вопроса: ЗАЧЕМ они это делают? ДЛЯ ЧЕГО?

Я родился в шахтерском поселке и с отрочества знаю, что с мелкими хулиганами, сшибающими у малолеток копейки, которые родители выдают на завтраки, разговаривать о творчестве Спинозы – занятие бесперспективное! Их надо лупить по физиономии. (Не факт, что не схлопочешь и сам, но, в любом случае, лупить необходимо. Сразу. Ибо это единственный язык, который им доступен). Редакторы, публикующие карикатуры на Мухаммеда, или, скажем, уличные активисты, танцующие в православных храмах, ничем не отличаются от этих хулиганов. Мелких – подчеркиваю специально (“Пуссек” достаточно было посадить на 15 суток, но КАЖДЫЙ раз после очередных выходок)!

И поэтому, когда французы выражают возмущение тем, что их убивают в ответ на карикатуры, я искренне удивляюсь. Убийство, когда это не бой (когда ты нападаешь на невооруженных) – такое же преступление норм человеческого общежития, как и заведомое оскорбление религиозных символов. И всякие разговоры о столкновении цивилизаций, типов мировоззрения и т.д., и т.п. a la Нарочницкая здесь вовсе не причем. Как и вполне идиотское предложение Михаила Ходорковского массово публиковать карикатуры на Мухаммеда.

Преступление против преступления – ничего большего! На фоне ОБОЮДНОГО попрания пресловутой “толерантности”!

Другое показательно.

Люди воевали всегда. И почти всегда в качестве обоснования агрессии выставляли те, или иные символы. В XIX и начале XX веков боролись, как бы нации. В XXI на поверхность общественного сознания вновь, как в эпоху Средневековья, всплывают религиозные символы.

Этому есть, разумеется, объяснения.

И именно это, полагаю, в контексте ‎париж‬ского преступления, имеет смысл обсуждать! По большому счету. А не сам факт убийства.

Да! А убийц, разумеется, нужно найти и задержать!

И если они погибнут при задержании, я бы не огорчился…

Впрочем, это – совсем другой разговор. К сути дела, ИМХО, отношения не имеющий.

Роман МАНЕКИН, историк.

«Одиозный одесский «писатель» и пророссийский публицист Всеволод Непогодин, который сейчас проживает в Москве и регулярно печатается в «Известиях», одобрил теракт в Париже и призвал убийц повторить его в российской столице».

Меня лично это не удивляет. Просто я слишком хорошо знаю эту неудачную модель человека по имени Сева Непогодин. Уж не знаю из какого генетического мусора делали это существо, какие там родовые травмы сопровождали его мучительное рождение, но всей своею глупой жизнью, изо всех своих тщедушных сил, он довольно удачно стал синонимом слово “долб..б”. Причем, удивительно, с этим согласны практически все, кто когда-либо с ним сталкивался.

Есть люди, которых кто-то любит, есть люди, которых кто-то презирает. Этому случайно возникшего из хаотично встретившихся молекул, Севе, удается то, что не удается никому. Нет ни одного вменяемого человека, который после некоторого общения с ним не желал ему сунуть по физиономии. Просто так, без особенных причин, которых, к слову, тоже вполне предостаточно.

Я вообще удивляюсь, как он до сих пор жив.

Еще до украинских событий Сева считался в Одессе местным дурачком. Не сказать, что безобидным, но дурачком. После майдана и etc. Сева несколько раз огребал от представителей различных лагерей, после чего мужественно сбежал в Москву, который несмотря на мою любовь к нему, любит привечать всякого рода юродивых.

Сам я с Севой сталкивался косвенно. Он, например, считает, что я бездарность, а он гениальный писатель. Но я не обижаюсь, несмотря на то, что никогда не видел что пишет Сева. И если честно, мне сцыкатно на это смотреть. Но не подумайте, что речь пойдет о личной неприязни.

Хотя чего скрывать, я не знаю, кому Сева может быть приятен. Если есть такие, пусть поднимут руку, я восхищусь ими.

Речь пойдет о том, что даже в Москве Сева долго не проживет. Интересно, куда он сбежит на этот раз.

Я не сторонник оппозиции. Далеко не сторонник, это все знают. Но даже я, признаться, офигел после высказывания Непогодина.

Комментариев больше не будет.

Александр ГУТИН, поэт.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

«Три богатыря: ход конем»: Как Юлий и Князь два полцарства возвращали
Отбиваясь от страшных акул
Как у нас ворует «МегаФон»
Итоги прошедшего года
Поль Дэгре о санкциях и людях
Апофегей Даниила Страхова
Российский Левиафак!


««« »»»