Музыка вкуса Брайса Шумана

Eamon and Bryce BetonyНа фоне роста санкций и падения цен на нефть в самом центре Москвы открылся ресторан «Фаренгейт». А главными гостями праздника стали звёздные американцы – Брайс ШУМАН & Имон РОКИ.

«Фаренгейт» пополнил собой коллекцию ресторанного дома Maison Dellos того самого, который в уходящем 2014 году сразил Нью-Йорк проектом Betony. Этот придуманный Андреем Деллосом шедевр русского мастерства получил в столице мира не только три звезды «Нью-Йорк Таймс», но и звезду «Мишлен», проложив тем самым русским рестораторам путь на страницы самого престижного французского ресторанного гида (раньше русских рестораторов в списках не было). Поэтому нет ничего неожиданного в том, что шеф-повар Betony Брайс Шуман и управляющий рестораном Имон Роки приехали в Москву, чтобы дать мастер-класс в «Фаренгейте», новом детище Андрея Деллоса.

На открытой кухне они представили московской публике своё специальное меню, а главным сюрпризом стали не столько кулинарные достижения звёздного шефа, сколько тёплый приём, который оказала русская публика американским гостям. В момент, когда тучи над миром сгустились до уровня Карибского кризиса, президент Обама объявил Россию заразой похлеще эболы, а западные СМИ твердят про нашу изоляцию, приезд американцев мог и не вызвать доброжелательного ажиотажа. Однако вызвал, наглядно доказав, что газетная риторика подобна собакам, лающим на караван – журналисты пишут, все читают, но профессионалы работают, а потребители потребляют.

Разногласия между нашими странами существуют лишь в политическом поле, – считает Имон Роки.

Впрочем, они существуют и внутри самой Америки… – отмечает Брайс Шуман. – Я думаю, и в Москве противоречий тоже полно, это сейчас повсеместное явление.

Да, но в некоторых странах судят о других народах по их лидеру, а в России этого нет, нас окружает очень доброжелательная атмосфера, – считает Имон Роки. – Общаясь с залом, я сразу почувствовал, что пришло много людей, которые знали о нас, знакомы с Betony, любят нашу кухню. Многие посетители «Фаренгейта» жили в Нью-Йорке, ну или по крайней мере очень часто там бывали. Одна молодая дама, с которой мы разговорились, рассказала, что каждый раз, когда приезжает в Нью-Йорк, пытается к нам попасть. Но ей никак не удавалось заказать столик, поэтому она была очень рада, когда появилась возможность отведать нашей кухни здесь, в Москве. Мне лично всегда казалось, что русским и американцам надо больше общаться. Насколько я вижу и понимаю русских, они очень продвинутые. У них много сильных сторон, мощная культурная база. Я бы с удовольствием приехал на более долгий срок. Мне так хотелось бы посмотреть глубинку, ведь страна у вас огромная! Тут столько всего переплелось… Очень хочется все и увидеть, и прочувствовать.

Когда слушаешь этих молодых энергичных американцев, радует мысль, что даже сейчас, в момент жёсткого идеологического противостояния, профессионалы полностью абстрагируются от непростой политической ситуации. Радует, что, оказавшись в Москве, Брайс Шуман и Имон Роки не ощутили на себе никакого антиамериканизма, который нашей стране с завидным упорством приписывают. Радует, что политика ни того, ни другого не интересует в принципе, зато их интересует Россия.

Моим первым детским соприкосновением с русской культурой была матрёшка, – рассказывает Брайс. – У моей мамы их было много, и я любил с ними играть.

Именно мать привила Брайсу интерес к другим культурам. Она была научным человеком, профессором антропологии, занималась среди прочего культурой питания разных стран. Так что интерес к гастрономии у Брайса, можно сказать, в крови, да и обстоятельства жизни сложились так, что довелось попробовать много разных кухонь:

Я много путешествовал в детстве, даже жил за полярным кругом, на севере Канады. Много времени провел в Греции, на Коста-Рике. Мой отец тоже занимался наукой, учил студентов, а потом увлекся редкими книгами, стал коллекционером джазовой музыки.

Вот из такой интеллигентной американской семьи вышел талантливый американский шеф-повар, начавший сольную карьеру под крылом русского ресторатора Андрея Деллоса. До Betony Брайс работал су-шефом в знаменитом нью-йоркском ресторане Eleven Madison Park (три звезды Michelin – Прим. ред.), так что именно Деллос дал ему звёздный старт.

Путь интеллигентного мальчика в профессию был витиеват:

Я с детства мечтал о сцене. Даже учился на актёра, и в процессе обучения мое знакомство с русской культурой расширилось: я стал читать Чехова, хорошо помню «Вишнёвый сад». Но потом решил взять тайм-аут и заняться личностным развитием. Мне нужен был жизненный опыт, и поскольку я не мог найти себе актёрской работы по вкусу, а работа была нужна, я начал мыть посуду в ресторане. Так состоялось моё знакомство с жизнью кухни.

По мнению Брюса, кухня – это особый мир, зона товарищества.

Там играет команда, что полностью соответствует моей натуре, – поясняет он. – Мне нравится работать с людьми. Не то чтобы я любил руководить, нет, мне по душе сама структура командной игры, да и по жизни она мне необходима. Если бы я стал свободным художником, фотографом, к примеру, то это была бы катастрофа. Я бы всюду опаздывал, что в ресторане невозможно. Тут жёсткий график, и от него не отойти.

Структура обеспечивает мне базу для творчества. Избыточная свобода бывает вредна – нет рамок, нет и результата. Нужно канализировать творческий процесс, и ресторан даёт такую возможность. К тому же работа на кухне позволяет актёрствовать – это своего рода сцена, на которой можно ставить спектакль. Одним словом, в моей работе сочетаются и творчество, и шоу, и структура, это и правила игры, и сама игра.

Неудивительно, что именно такого человека выбрал для реализации своего американского проекта Андрей Деллос. Ведь если хочешь сделать по-настоящему новое дело, взаимопонимание необходимо. Необходима и «социальная близость». Художнику-реставратору, сыну актрисы, человеку с выраженным художественным чутьём (недаром же Деллос в этом году стал почётным членом Российской академии художеств) трудно найти себе адекватную пару в работе, но в данном случае альянс удался.

Вот как о моменте знакомства вспоминает Брайс:

Мой первый разговор с Андреем был о профессии. О том, есть ли у меня амбиции стать шефом и каким именно шефом я хотел бы быть. Он объяснил мне, кто он, к чему как владелец ресторанов стремится, о чём мечтает и как представляет себе будущее. Мне кажется, ему хотелось понять, насколько мы близки в профессиональной перспективе. А тот факт, что он русский, не имел для меня никакого значения. Андрей человек известный, его все уважают, он успешен в своём деле, и мне хотелось с ним работать.

По мне, культурные различия не так важны, как человеческие принципы. Мне важно, что люди собой представляют, что чувствуют. И поскольку я умею видеть мир их глазами, культурные различия мне не мешают, мне важна именно человеческая атмосфера, что никак не зависит от места рождения.

Это к вопросу об интеллигентности. Говорят, она водится только в России, но нет, случаются и на чужбине вполне интеллигентные люди, которые в оценке окружающей действительности опираются на собственное мнение, а не на информацию из СМИ, голливудских боевиков или страшилок о Путине.

Мне совершенно безразлична и американская, и русская политика, – признается Шуман. – Дело в том, что эмоциональная энергия человека ограничена. И каждый выбирает, на что её тратить. Вы можете переживать за любимую команду, за членов своей семьи, за коллег, да за что угодно! Но лично я точно не буду тратить энергию на политику.

В продолжение Брайс добавил:

По мне, политика сродни футболу или баскетболу. На ней можно фокусироваться только при наличии спортивного интереса. Надо любить команду, чтобы за неё болеть, а я люблю готовить, люблю свою семью и своих друзей.

Народу на показательные выступления Брайса Шумана и Имона Роки собралось много. Прелесть гастрономических мероприятий в том и заключается, что посетители имеют возможность прикоснуться к чужой культуре не через высокое искусство, доступное избранным, и не через массовую культуру, уравнивающую всех, а через вкус, особую систему связи, которая неведомым образом помогает людям чувствовать и понимать друг друга.

Вкус – это коммуникационный канал. Все культурные традиции в той или иной степени включают еду, ведь человек неразрывно связан с тем, что и как он ест, – считает Брайс.

С ним соглашается и Имон:

– Людей понимаешь лучше, когда пробуешь, что они едят.

Возможно, знание русской кухни помогло молодым американцам найти общий язык с командой «Фаренгейта»:

Никаких национальных или культурологических различий я не чувствую. У шефа «Фаренгейта» отличная команда, он влюблён в своё дело. Видно, что им нравится работать вместе. С таким руководителем, как Антон, можно поднять любой проект. Надо учить, тренировать, мотивировать, остальное сделают время, вдохновение и, конечно же, дисциплина.

К какой языковой культуре относятся посетители в зале, и вовсе не имеет для звёздного шефа Betony никакого значения:

Мне хочется кормить людей, которым не всё равно, что они едят. Гости по разным причинам приходят в ресторан. Одни, потому что голодны, другие за светской жизнью, для кто-то повод – деловая встреча, кто-то хочет расслабиться после работы, у кого-то праздник, а кто-то предложение собирается сделать. И мне не важно, для кого из них готовить, лишь бы любили поесть! – заверил Брайс.

Кстати, звезда Betony использовал для своих московских показательных выступлений только отечественные продукты, что обнадёживает – качество нареканий не вызвало.

Уезжая, молодые американцы обещали вернуться. И, конечно, своё слово сдержат. Потому что Андрей Деллос прекрасно понимает, как важно сейчас плести коммуникационную паутину, которая связывала бы людей, живущих на разных континентах. Нельзя позволить цивилизации в очередной раз решить внутренние проблемы через конфронтацию. Да, войны были всегда, но никогда не умирает и надежда на мир, а самой эффективной технологией деэскалации являются прямые человеческие контакты.

Как сам Betony (среди завсегдатаев, которого Майкл Блумберг, Генри Киссинджер, Руперт Мердок, Опра, Сара Джессика Паркер и многие другие), так и молодые американцы, посетившие Москву в канун Нового года, укрепляют собой паутину человеческих контактов, которая, единственная, способна удержать цивилизованный мир от падения в очередной кризис отношений. Музыка вкуса – мощное оружие, которым в наше непростое время точно не стоит пренебрегать.

Стас НОВИНСКИЙ.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Александр Градский и его «Голос»
Максим Леонидов: Моя задача – спрятаться, а не вылезать!
Это гнусное слово «богема»
«Исход: цари и боги»: Дело было в Египте
«Хоббит. Битва пяти воинств»: Особая изюминка фильма
Коротко
Цой на уровне ЖЗЛ
Трагедия Лолиты Милявской
Три знаковые песни


««« »»»