«Голодные игры. Сойка-пересмешница. Часть 1»: Конец игр, начало жестоких реалий

Рубрики: [Кино]  [Рецензия]  

Голодные игрыВслед за создателями серии фильмов «Гарри Поттер» и «Сумерки» режиссёр «Голодных игр» Френсис Лоуренс разбивает заключительную книгу трилогии Сьюзен Коллинз на два фильма.

«Голодные игры: Сойка-пересмешница. Часть 1» окутана мрачной атмосферой, а события, происходящие с персонажами, оставляют ощущение безнадёжности. Выходя из кинозала, можно невольно почувствовать гнетущее чувство от того, что и речи не было о счастливом конце, а следующую часть ждать ещё целый год. Тем не менее те, кто знакомы с трилогией, знают, что ничего радужного и солнечного Китнисс (Дженнифер Лоуренс), Питу (Джош Хатчерсон), Гейлу (Лиам Хемсворт) и остальным героям, увы, не предстоит.

Если предыдущие части отличались наличием элементов некого приключения, и зрители могли наблюдать за сражениями и уловками по ходу жестоких игр, то в «Сойке-пересмешнице» доминирующим жанром является именно драма. На протяжении фильма вы будете созерцать то, во что вылились долгие годы покорности жителей антиутопического Панема. Бесконечные разрушения и потери, испуганные лица, взрывы и сигналы тревоги – вот, что будет сопровождать вас во время просмотра киноленты. Нам напомнят о том, как внушаем народ и как важно людям найти для себя какой-то символ надежды, в который они могли бы верить во время сражений, ранений и даже своей гибели. Именно это олицетворение их стремлений может заставить идти на верную смерть ради идеи, которую они преследуют. Увы, совершая какие-либо поступки, люди не всегда задумываются о том, к чему это может привести. Громить постройки и живые силы врага кажется им единственно верным решением проблемы, тогда как не совсем ясно, останется ли хоть что-то после военных действий и будет ли кому вообще жить на печальных руинах?

Фильм идёт два часа и три минуты. Нельзя сказать, что смотрится он на одном дыхании. К сожалению, некоторые моменты действительно затянуты, причём порой совсем необоснованно. Впрочем, первая половина книги и не была насыщена какими-то особенными событиями, а это состояние безысходности и сомнений, описанное в ней, передано весьма неплохо. На самом деле, на особо драматических моментах ощущалось физическое напряжение, а на глаза наворачивались слёзы, но не от печали и грустного саундтрека, как это обычно бывает в кино, а именно из-за самой атмосферы происходящего. Каждое мгновение «Сойки-пересмешницы» заставляет задуматься о том, какое поведение можно считать истинно верным и как стоило бы разрешить подобную ситуацию. Зрители могут запросто поставить себя на место Китнисс и задуматься над тем, что действительно стоило бы ей, символу восстания, сделать, когда 13-й дистрикт говорит ей о том, что нужно вселять в людей надежду и силы на мятеж, а из Капитолия с экранов смотрит измученное лицо Пита, толкующего о том, что это не приведёт к светлому будущему и все эти жертвы напрасны и неправильны.

Таким образом, первая часть экранизации заключительной книги «Голодных игр» может показаться скорее вступлением к грядущим решающим событиям. Судя по всему, перед выходом второй части стоит пересмотреть её ещё раз, ведь обрывается она довольно внезапно, а за целый год мысли, навеянные кинолентой, успеют забыться и померкнуть в сознании зрителей.

 


Алиса Алейникова

Косплеер, блогер, ищущий смысл в каждом произведении кинематографа, студентка Высшей Школы Экономики с 2016, востоковед.

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Нескучное занятие
Кошки её души
«The ГОЛОС» на Озоне
Кризисный менеджер Александр Кутиков
Новости. Пообещал вернуться
Державин = первый по алфавиту
Коротко
Меня не звали


««« »»»