«Анины рассказы» Ани Субботиной

Рубрики: [Книги]  

Subbotina cover small newАня СУББОТИНА начинала некогда свою журналистскую карьеру в «Московской правде», затем стала светским хроникёром «Коммерсанта» и телеведущей. Завтра издательство «Рипол-классик» презентует книгу с бесхитростным титулом «Анины рассказы». Это роман о романе с Романом. Романом Абрамовичем, который зашифрован в рукописи как Ааарон Романович. Впрочем, все персонажи скандального повествования вычисляются «нараз»: Леонид Славянский = Михаил Сеславинский, Алексей Каретников = Андрей Колесников, Валентин Перст = Константин Эрнст, Дарья Портянова = Наталья Водянова, Елена Валецкая = Алена Долецкая, Марат Италко = Рустам Тарико, etc. Предлагаем нашим читателям несколько фрагментов грядущего бестселлера.

1.

Владельца «Российского стандарта» Марата Италко я встретила за два дня до майских праздников, на которые у меня впервые за долгое время не было ровно никаких планов. Он не был женат никогда и, по утверждению близких друзей, никогда этого не сделает. Что похоже на правду. Ведь теперь он счастливый отец троих детей от разных «подружек», ни на одной из которых он женат так и не был. Наш с ним непродолжительный роман датировался десятилетней давностью, и, несмотря на то, что инициировала расставание именно я, на прощание он заявил: «Имей в виду, я тебя теперь никогда не оставлю». Обещание это до последнего момента действительно сдерживал, появляясь в моей жизни каждый раз после очередного расставания с любимым человеком. И помогая, надо заметить совершенно бескорыстно, то есть без намёка на секс.

На Сардинию мы, как приличные, вылетали из терминала D Шереметьево 3 первого мая. Вылет задерживался из-за новой пассии Марата, очередной Мисс России, которая перепутала аэропорты и теперь стремилась к нам через весь, перекрытый из-за праздничных демонстраций, город из Домодедово. «Как ты думаешь, может, это повод? Ну, поставить точку…», – вполголоса допрашивал Марат друга детства и младшего партнера Игоря. Тот пожимал плечами. В этот раз Марат свою красавицу не бросил. Это произошло годом позже, хотя к моей истории это не имеет никакого отношения.

На итальянском острове нас встретили черные «мерседесы» и первым делом отвезли на коктейль в дом Марата, который он купил у премьер-министра Италии Сильвио Берлускони и само собой жаждал продемонстрировать новую покупку. К ночи мы попали в свои номера в одном из самых фешенебельных отелей курорта, Cala di Volpe. Таким образом, в гостях у Марата оказались на тот момент главред «Invogue» Елена Валецкая, топ-модель Дарья Портянова с мужем, а также дюжина светских львиц.

Самой интересной гостьей лично для меня стала светский обозреватель газеты «Ъ» Алёна Петрова. Она приехала позже остальных, так как задержалась, естественно, по рабочим вопросам на Лазурном берегу. Мы вместе днём покидали отель, чтобы пошопинговать в небольших магазинчиках. Официальные бутики Порто Черво отпугивали чопорностью и дороговизной. Хотя я и обзавелась там часиками TechnoMarine с бриллиантами на пластиковом розовом ремешке. Дело в том, что когда-то мне отказался их купить мой бывший муж. Покупать шортики и свежие шпильки мы предпочитали в магазинах более бедной северной части острова. Алёна Петрова так и осталась для меня самой удивительной из знакомых мне девушек. Будучи плотной и невысокой, никакой ревности к так называемой модельной внешности (которой обладала я) она не демонстрировала. Зато у неё были огромные голубые глаза, которые имели свойство обозревать окружающую действительность не только с долей искренности, которую трудно сохранить в должности светского обозревателя, но и с таким необходимым в этой профессии юмором. Она серьёзно увлекалась йогой и была удивительно интересным собеседником. Мы подружились, и уже осенью я напросилась писать внештатно для полосы «Светская жизнь» газеты «Коммерсантъ». Начав таким образом новый этап своей карьеры.

2.

Моим подругам, однако, мои карьерные усилия казались лишь уходом в сторону от насущных проблем.

Познакомиться случайно в наше время невозможно, – убеждает меня Таня уже в Москве, ловко перебирая тонкими пальцами по застежке корсета от Ermаnno Scervino. Его стоимость уверенно стремится к моим новоприобретённым часикам. – Надо сходить к бабке. Она поможет.

– Но я всегда думала, что к бабке это когда болезнь, вернуть мужа или похудеть навсегда?

Таня поводит голым плечиком и, развернувшись на сто восемьдесят градусов, изящно балансируя на 15-сантиметровых лабутенах, подхватывает миниатюрный клатч от Escada, усыпанный алыми стразами (Никогда не понимала, как она умудряется засунуть туда и документы, и телефон, и деньги).

– Бабки бывают разные, надо только найти правильную.

Аня СУББОТИНА

С тоненькой светловолосой Таней я тоже познакомилась у Марата, прямо на борту его самолёта. Каким-то удивительным образом он умудрялся не только встречаться и с ней, и с «Мисс Россией» одновременно, но и взять их обеих с собой на Сардинию, поселив в разных концах Cala di Volpe. Благо отель немаленький. Когда ему приходило в голову поужинать с одной из девушек наедине, то ей от имени Марата звонила его личный помощник Лариса. Иногда это напоминало настоящий театр абсурда: «Таня! Маратик заедет поцеловать тебя на ночь». И всё же не то, чтобы соперницы не понимали, что на самом деле происходит. «Мы вчера, когда ужинали, он мне начал объяснять, что у него отношения происходят по кругу, – Таня сидит в моём номере в ослепительно белом гостиничном халате, который красиво контрастирует с ее загаром, и аппетитно поедает сэндвич с ветчиной, запивая его теплым молоком. – Даже схему нарисовал, ты, говорит, у меня сейчас вот здесь, сверху круга, а она вот здесь, сбоку. Представляешь?» Надо сказать, я представляла, но помалкивала. С ними обеими Марат перестал общаться почти одновременно, ему кто-то родил сына, и это событие поглотило его целиком.

3.

Мы с подругами сидим в «Ле маре» на Малой Грузинской, передо мной дымится домашняя паста с грибами в сливочном соусе.

– Слушайте, мне тут такую волшебную историю рассказали. Одну девочку бросил парень, когда она забеременела. Просто утром ушёл из их съемной квартиры и больше ни разу не позвонил, – Оля моя давняя подруга, ещё с «Московской красавицы». Она и сейчас настолько хрупкая и круглолицая, что совершенно нельзя понять, сколько же ей на самом деле лет. А между тем недавно она родила от человека, которого любит с 19 лет. Теперь он ей построил небольшой домик на Рублёвке, и она одна там воспитывает сына. Удивительно, но за время их романа этот деятель современного искусства успел два раза жениться, и от последнего брака у него уже двое детей:

– У неё на нервной почве выкидыш, за квартиру платить нечем. Работать она никогда не работала. В отчаянии сразу из больницы, по первому попавшемуся объявлению бросается к гадалке. Та ей что-то рассказывает про настоящее и прошлое.

– Они хорошие психологи все, – недоверчиво влезаю я.

– Марьян, ну что ты вечно всех перебиваешь, дай рассказать-то, – Ленка-шляпка нервно вертит в руках бокал розового шампанского.

– Так вот, денег у неё не берёт, – продолжает Ольга, подхватывая палочками ролл «Калифорния», – отдашь, говорит, через неделю. И когда она уже уходить собралась, та её подождать просит: «Через час пойдешь. Давай я тебе пока кофе сварю, карты разложу. Всё равно спешить тебе некуда». Ну, она её послушалась. Выходит из подъезда через час, а у её «мерседеса» все колёса проколоты. Ну и там райончик ещё такой, в Марьино где-то, что странным это не показалось. Она к дороге пошла, помощь найти, и тут «майбах», откуда ни возьмись. Тормозит. Окно на заднем сидении открывается, там мужик приятный такой: «Девушка, говорит, вас подвезти?» Ну, она про колёса. Он отвечает, что, мол, и колёса тоже не вопрос. Ну, в обще, дня через два она к нему в дом в Барвиху переехала. Они на свадьбу меня через неделю пригласили.

– Бред это все, – зло отрезаю я, – Ну то есть простое совпадение. Не больше.

– А я верю, если не в гадалок, то в судьбу, – мечтательно произносит Ленка, закатывая глаза, – Мне кажется, если ты на самом деле хороший и искренний человек, то обязательно встретишь того, кого заслуживаешь.

Давно уже замечено, что замужние девушки составляют разительный контраст по отношению к свободным, своей наивностью часто граничащей с откровенной глупостью. Отсутствие необходимости каждый день сражаться за место под солнцем, как показывает практика, неблагоприятно сказывается на серых клетках. Но придаёт этим самым страдающим замужним дамам некоторое очарование, которое вполне себе способно пленить отдельных, тоже романтично настроенных мужчин. «Ну, мне пора, – Ленка бросает тревожный взгляд на маленькие часики Baume&Mercier, и вскакивает, подхватывая сумку, – созвонимся».

– Куда это она, вся такая внезапная? – поворачиваюсь я снова к Ольге.

– Не знаю, – пожимает она плечами, – Она часто куда-то пропадает. Договариваемся, что она в гости к Антону заедет, она же её крестная мать, а она в этот день даже не звонит. Неделями пропадает. Роман завела, наверное?

Мы помолчали. Серёжа, муж Лены, согласно её же собственным рассказам, особенной верности к семье и браку не выказывал. Делал попытки ухаживать и за мной, когда я только развелась. Кстати, Ленка до сих пор считает, что я все же не устояла перед его «неземной» красотой. Таит на меня за это злобненькую злобку и совершенно напрасно. Интересно, что женщинам, вышедшим замуж за красавчиков, всегда кажется, что остальные как минимум им завидуют, а как максимум планируют увести из стойла их племенного бычка. И переубедить их, как правило, не представляется возможным. Я же к красивым мужчинам всегда была абсолютно равнодушна. Во-первых, потому что мне вполне хватает своей красоты, а толкаться утром у зеркала я не хочу ни с кем, а уж тем более с мужем. Во-вторых, красота все же редко соседствует с умом и мудростью. А для меня в мужчине это первостепенно. В-третьих, мне всё время кажется, что в постели красавчики должны любоваться собой и заниматься исключительно собою, а я… Ну я хочу, чтобы мною, разумеется.

На следующий день меня разбудил телефонный звонок:

– Нашла супербабку, поехали! – Танька возбуждённо кричит в телефонную трубку. – Она у чёрта на куличиках, но в Москве нормальных нет. Поэтому выезжаем завтра часов в семь утра, к вечеру будем.

Я протираю глаза и оглядываюсь на будильник. Должно было произойти что-то сверхъестественное, чтобы девушка-гламур Таня позвонила раньше часа дня.

– А ты уверена, что это того стоит?

– Уверена. Ну, то есть по дороге расскажу.

В трубке зазвучали короткие гудки. И я со вздохом её повесила. Теперь уже не заснуть, пойти что ли кофе выпить. Кофе-машина капризничала и устрашающе гудела на пустую чашку, категорически отказываясь её наполнять. Вместо того, чтобы, как обычно, броситься переставлять кофейную таблетку, я задумалась. Если Танька говорит, что встретимся в семь, значит не раньше девяти. Потом дороги часов десять, если Танька говорит, что в семь выезжать надо. А там нас ждёт какая-то непонятная бабка. Может, лучше завтра проваляться в постели до трёх, потом в спа, и набрать Катьке с Ольгой, чтобы спокойно поужинать на «Веранде». В воскресенье надо было быть с утра в Москве, меня ждала традиционная сдача полосы «Светская жизнь» газеты «Ъ».

От мыслей меня отвлёк звонок. «Марьяночка! Привет! Как дела?», – звонил Игорь Дворянинов. Я где стояла, там и села. Игоря было не слышно уже около года. К его достоинствам я бы отнесла патологическую щедрость, во всяком случае, когда дело касалось меня. В сейфе поблескивало изящное бриллиантовое ожерелье тысяч за сто грина – результат совместного отдыха на Крите. А на мой счет за каждый месяц нашего милого, но непродолжительного общения, исправно поступало от сорока до пятидесяти тысяч зелёных. Кроме того, он был абсолютно убеждён, что я гожусь ему чуть ли не в дочери, в то время как реально мы являлись почти ровесниками, но как раз это заблуждение я ему с удовольствием прощала. К недостаткам: любовь к самым разнообразным дурманящим средствам и категорическую неспособность заснуть раньше четырех утра, во всяком случае, когда мы были вместе. Тусовки у него дома, в которых часто участвовали популярные ди-джеи и музыканты, проходили шумно. И это несмотря на то, что соседствовал Игорь в Усово с Самим. И представьте себе, ни разу не получил буквально ни одного замечания с той стороны забора. А как-то раз туда улетел теннисный мальчик, который уже к полудню вернул молчаливый человек с, казалось, навсегда застывшей на лице улыбкой, в чёрном костюме и ослепительно белых перчатках. И всё же что-то заставило Игоря выставить дом в Усово на продажу, чтобы перебраться поближе к Москве, в Барвиху. В свободное от пьянок время, Игорь трудился на благо родины начальником какой-то структуры «Рособоронэкспорта». «Спасибо, ничего», – наконец пробормотала я в ответ. «Давно не виделись, может, перекусим?», – приветливо предложила трубка. Поскольку на носу была очередная выплата за дачу, я, прям почувствовала, что мне и правда пора что-нибудь съесть. «Подъезжай на «Причал», я буду там минут через десять», – посоветовала трубка, словно в ответ на мои мысли.

Одеваться на встречу с Игорем было легко, я нравилась ему безусловно, с первого взгляда, и как казалось навсегда. Зато он ненавидел решительно всех моих подруг, считая их меня недостойными. И в противовес им как-то на полном серьёзе попытался сосватать мне в друзья какую-то свою знакомую, хозяйку модельного агентства. Я влетела на «Причал» в узких джинсах D&G и шелковой блузке Valentino с набивным рисунком, чуть не сбив по дороге девушку-хостесс: «Да-да. Меня ожидают».

Игорь сидел за столом в чуть более напряженной позе, чем обычно. В рубашке в тонкую голубую полоску, джинсах и мокасинах. Поскольку мы давно не виделись, я поймала себя на мысли, что рассматриваю его будто бы со стороны. Высокий, почти под два метра, и довольно худой, он никогда не сутулился. Чуть длинноватые русые волосы и узкий безвольный подбородок дополняли небольшие светло-серые глаза с холодным блеском. При взгляде на меня они неизменно теплели. И всё же мне всегда казалось, что Игорь будто бы хочет чему-то соответствовать в моих глазах, а на самом деле он другой. И потому к большому и светлому чувству все это отношения никогда не имело. Возможно из-за этого, он ни разу не предложил мне отношения оформить, хотя как-то просил родить ребенка.

– Слушай, я хотел спросить, может, тебе что-нибудь надо? Ну, там денег или машину поменять? Ты скажи только, – разговор начался необычно. Я села и озадаченно уставилась на бывшего любовника:

– А что случилось?

– Ну, – Игорь опустил глаза и смущенно продолжил, – я хотел тебя попросить, ты не пиши про меня, пожалуйста, больше.

– А что произошло-то? – Я смотрела на Игоря во все глаза, словно видела его в первый раз в жизни. Игорь же, напротив, старательно избегал моего взгляда.

– Ты понимаешь, мне звонят из приемной Тойгу, каждый день. И спрашивают, почему в «Ъ» было написано, что ваша сигара толще, чем сигарета господина Тойгу?

– Это что, шутка? – Впервые за нашу встречу позволила я себе улыбнуться.

– Нет, – в голосе Игоря не было слышно ни тени улыбки, – У меня и так куча проблем, просто пообещай, что больше меня упоминать не будешь.

– Ну, хорошо, – я пожала плечами. – Не хочешь, не буду.

Во всём остальном обед прошёл в тёплой и дружественной обстановке, после чего мы кавалькадой из трёх машин: моего BMW, его Bentley и джипа вооружённых до зубов охранников в камуфляже проследовали к новому дому Игоря. Я уже знала, что утром не встану. Бабку надо было отменять.

На следующий день, корпя над очередным текстом для светской полосы на работе, я всё же нашла время и отыскала в архиве злополучный текст. Заметка, опубликованная ещё зимой (на дворе был май месяц) называлась: «Рублёвские супруги насмешили мужей». А вот и те несколько строчек из «Ъ», которые омрачили жизнь Игоря: «Запах от сигаретного дыма главы МЧС Валентина Тойгу быстро перебил аромат большой сигары, которую закурил председатель совета директоров ассоциации ВАМС Игорь Дворянинов». А я-то считала это удачной литературной находкой. Не выдержав, я прыснула от смеха, коллеги из отдела «Общества» как один подняли глаза, но объяснять им, что вызывало у меня такую реакцию, я не стала.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Один комментарий

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ФБ-взгляд
Нота «ми-ми-ми» Валерия Сюткина
Александр Вулых и его зрители
Виниловая пластинка Юты
«Бёрдмэн»: Неожиданное преимущество
«Пингвины Мадагаскара»: Улыбаемся, машем и умиляемся
Самый русский мюзикл
О гармонии мужского и женского
Переделка
«Школе злословия» посвящается
Герой апокалиптической эпохи


««« »»»