ФБ-взгляд

Страна говорит по-русски

Есть такой вопрос, который волнует некоторые умы. Как при 80 процентах русских мы называемся многонациональной страной? Не есть ли это факт геноцида русских?

Хороший вопрос. Но вот я не помню ни одной мононациональной страны таких размеров. Россия не может быть мононациональной просто в силу своей протяжённости. И своей истории, но это так – априори. 

Россия всегда была, есть и будет империей. Империи не мононациональны. Если однажды она станет мононациональной, значит произошла катастрофа, и страна ужалась до европейского размера. 

Другой вопрос, как быть многонациональной, если подавляющее большинство – русские? Так и быть. Если в твоём доме живёт восемьдесят русских и двадцать жителей другой национальности, вы всё равно существуете вместе. Интерес и вежливость по отношению друг к другу – залог спокойной жизни. Всё равно страна говорит по-русски и существует в общей истории. Мы, русские, должны гордиться тем, что сотни других народов разделяют с нами историю, государство и культуру. И эта гордость, между прочим, за нас самих. Мы смогли создать такую империю. Мы – великая нация. А как граждане одной страны, вместе с другими нациями, мы с ними составляем великий народ.

Андрей ДОБРОВ.

Правосудие явило чудо

Прежде чем поделиться новостью, напомню историю вопроса. В июле российское правосудие явило чудо и признало за мной права на мой же сценарий противу посягательств на него Сергея Жигунова. На это ушло всего-то ничего – 2,5 года.

На прошлой неделе российское правосудие сие чудо подтвердило: апелляционный суд оставил решение в силе. 

Судьи не хотели этого, я видела. Чувствовала глухое раздражение в свой адрес. Но зацепиться было не за что. И правосудие – о, чудо, повторяю! – не рискнуло быть неправосудным. 

Аплодировать судьям за это не стану. Но порадоваться маленькому шагу Фемиды в сторону законности имею право.

А ещё – спасибо моему адвокату Игорю Лабутичеву.

Елена РАЙСКАЯ.

Безобразное зрелище

У актёров, годами и десятилетиями снимающихся в бесконечном «мыле» про ментов или спецназовцев, со временем неизбежно наступают профессиональные деформации. Одни начинают сурово бухать, как будто прошли Афган, и к месту и не к месту употреблять слово «крайний» вместо «последний». Другие начинают ездить пьяными, тыкать ментам корочкой общественного совета при МВД и размахивать резинострельным пистолетом.

Петру Мамонову хватило единственного фильма «Остров», чтобы вжиться в роль лжестарца. По интернету гуляют картинки с изречениями Мамонова, сопровождаемые, для убедительности, его фото в подряснике. Я бы Мамонова пригласил на роль Распутина. Вот он бы развернулся, вот он бы пророчествовал. А Машков – что Машков? Мы все это видели 25 лет назад в «Капитанской дочке»: сапоги всмятку, походочка крабом, оканье, выпученные глаза, бешеные пляски и рассказываемые со значением афоризмы да побасёнки. 

Машков в роли Распутина похож на Самуэля Эл Джексона в роли Джулса: также бешено вращает глазами, сходу всех разъясняет по высоким понятиям и также пафосно изрекает якобы цитаты якобы из Писания. И также, как у Джулса освещалось лицо из кейса Марселаса Уоллеса, лик старца Григория светлеет в моменты чудотворства. Весь мир раскрывается, как чемодан, и все вокруг разевают хлебальники, как на Киевском вокзале.

Всё просто и понятно. Пришёл старец, приложил одну руку к пузу, другую к голове – и всё исправил. Жульё радостно потирает руки: пошёл жирный навоз на наш огородик. За Власия из Пафнутьево-Боровского даже немного боязно, как бы не завалило его дарами, а то заживо придётся ложиться в пирамиду из груды автомобилей.

Единственное, что не отвратительно в этом поделии – Ингеборга Дапкунайте в роли Александры Фёдоровны. Наконец-то пригодился столько лет тщательно пестуемый акцент.

И даже после такого безобразного зрелища, как сериал «Григорий Р.», когда встык идет «Вечерний Ургант», за те секунды, пока тянешься за пультом, возникает ощущение, как будто кислотой плеснули в глаза.

Удивительно, как это им удаётся.

Рыгорий Г., ЖЖ.

Прикоснуться к настоящему

Уже 30 лет я слушаю и люблю музыку Кима Брейтбурга. Девятиклассником, попав на концерт группы «Диалог», я стал его поклонником навсегда! Ну а позже Ким творил рядом – Меладзе, Коля Трубач, «Премьер-министр», все «народные артисты» из нашего телепроекта, а ещё Долина, Киркоров, Моисеев, Лайма и многие-многие другие – пели его песни.

Мелодии Кима я опознаю безошибочно – спутать ни с кем невозможно. Широта мелодии, романтизм, внутренняя драматургия – без этого не обходится ни одна его песня. Пожалуй, единственный раз, когда я не смог его узнать – песня Коли Баскова «Натуральный блондин».

То, что «Джейн Эйр» написан именно Кимом, настоящему поклоннику эстрады понятно сразу. Музыка прекрасна и настолько узнаваема, что я был готов подпевать с первого прослушивания. Мне даже показалось, что я это слышал и что даже есть какие-то цитаты, но меня «успокоил» Галчонок – если Ким и цитирует, то только себя. На самом деле, у меня нет никаких замечаний и претензий, а в исполнении прекрасного живого оркестра музыка Брейтбурга звучит особенно шикарно и рафинированно. В конце спектакля зрители позади меня восхищались именно музыкальной составляющей. Хотя достоинств у спектакля много.

Огромную и серьёзную работу очень талантливо сделал Карен Кавалерян, создав либретто и переложив прозу в стихи. Казалось, что именно Карен и является автором этого произведения в оригинале. В текстах песен и в диалогах настолько точно расставлены акценты, что всем абсолютно понятны и драматизм, и эмоции, а спектакль можно слушать с закрытыми глазами. Точно так же, как мы когда-то на пластинках слушали «Юнону и Авось». Актёры блестящие, играют поют, танцуют просто здорово. А как могло быть иначе – ведь это главный музыкальный театр страны.

Вообще меня заставили млеть и постукивание и взмахи из оркестровой ямы дирижёрской палочки, и робкий шорох смычков, и голос арфы… Нам так редко в нашей жизни удаётся прикоснуться к настоящему. Очень много интересных моментов в постановке – и в необычной и очень современной сценографии, и в ключевых сценах, которые очень правильно и ярко выделены режиссёром Алиной Чевик. Мне очень понравилось, несмотря на то, что второе действие было уж очень стремительным, а так хотелось, чтобы этот театральный праздник продолжался ещё!

Евгений ФРИДЛЯНД.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

«Город Героев»: История целительной дружбы
Александр и крокодил
Трансформеры: истребление детей
Адвокат – тоже человек
Миссия придурковата
Марина Зудина, актриса без идеалов
Ольга Ратникова: Это было захватывающе
Белый «Порше», чёрный гроб
Абу-Даби – киностолица Ближнего Востока
Вингард займется ремейком


««« »»»