Абу-Даби – киностолица Ближнего Востока

Рубрики: [Кино]  

За восемь лет своего существования кинофестиваль в столице Объединённых Арабских Эмиратов (ОАЕ) городе (и эмирате) Абу-Даби прошёл значительный путь от сугубо локального и даже парадоксального мероприятия (что такое кинофестиваль в государстве, где не было своего кино?) до крупнейшего в регионе смотра арабского и всего мирового киноискусства, хотя в его названии до сих пор нет слова «международный».

На первых порах среди организаторов фестиваля преобладали иностранцы. У его истоков стоял ветеран фестивального движения, мой американский коллега Питер Скарлет. Вместе с ним, Рустамом Ибрагимбековым и Томом Ладди мы в далеком 1989 году проводили в рамках Московского МКФ первую специальную программу независимого американского кино. Он был руководителем фестиваля в Сан-Франциско, а позднее и директором Французской синематеки и, наконец, художественным руководителем нью-йоркского фестиваля «Трайбека». Естественно, что новый фестиваль хотел воспользоваться его уникальным опытом, а затем передать бразды правления местным вновь сформированным кадрам, в первую очередь его нынешнему директору Али аль Жабри. С европейцами и сейчас контактирует иностранка – итальянка Тереза Кавина, а вот директор арабских программ Интишаль Аль Тимими отвечает за остальной мир, и особо за Россию, поскольку он шесть лет проработал в Москве и блестяще владеет русским языком.

Чтобы как-то сбалансировать интересы мирового и арабского кино, организаторы нашли остроумный выход: в каждой категории особо выделяются целевые региональные призы за лучший арабский фильм, лучшему режиссеру или продюсеру из арабского мира, лучшему короткометражному фильму из ОАЕ. Есть и специальный конкурс картин из ОАЕ, коротко- и среднеметражных.

Арабский мир понимается организаторами весьма широко. К этой категории относятся картины производства (в том числе совместного) следующих стран: Алжир, Бахрейн, Коморские острова, Джибути, Египет, Ирак, Иордания, Кувейт, Ливан, Ливия, Мавритания, Марокко, Оман, Палестина, Катар, Саудовская Аравия, Сомали, Судан, Сирия, Тунис, ОАЕ и Йемен. Разумеется, эти ленты могут претендовать и на основные призы, хотя получают их относительно редко. Особо надо подчеркнуть значительную денежную составляющую почти каждого приза, что делает этот фестиваль особо привлекательным и для наших продюсеров.

Сразу скажу, что главными победителями фестиваля стали российские картины «Левиафан» Андрея Звягинцева (Главный приз «Чёрная жемчужина» и 100 тысяч долларов и приз Алексею Серебрякову за лучшую мужскую роль с фирменными часами в придачу) и «Испытание» Александра Котта (Специальный приз жюри и 50 тысяч долларов). Суммы привожу не для раскрытия коммерческой (не)тайны, а для того, чтобы подчеркнуть серьёзность намерений организаторов фестиваля, в отличие от тех известных нам смотров, которые большие деньги иногда обещают, но далеко не всегда платят. Интересно отметить, что приз за женскую роль получила Мария Бонневи (за роль в фильме Сюзанны Биер «Второй шанс»), сыгравшая героиню у того же Звягинцева в «Изгнании».

Жюри Международной Федерации Кинопрессы (ФИПРЕССИ), которое я возглавлял, рассматривало именно фильмы из арабского мира (игровые и документальные). Пожалуй, впервые в жизни я получил шанс просмотреть за короткий промежуток времени почти два десятка арабских фильмов, что дало возможность составить общее представление о том, как кинематографисты региона изнутри реагируют на те события, которые сотрясают мир, альтернативный западному. Поэтому, кстати говоря, признание российских картин может рассматриваться и как результат успешного перекидывания мостов между русским миром и миром арабским, между православным и исламским фундаментализмами. Разнообразие тем и стилистических особенностей произведений из документального конкурса могут служить прекрасными иллюстрациями текущих политических и культурных конфликтов и проблем в регионе.

«Иракская Одиссея» предложила зрителям индивидуально личный взгляд на судьбы иракского среднего класса. Режиссёр и сценарист Самир ещё ребёнком в 60-е годы уехал с семьёй из Багдада в Швейцарию, которая стала его второй родиной. Созданная им почти трёхчасовая сага рассказывает несколько характерных историй его родственников из огромного клана, за членами которого он и его камера следуют из Ирака в Европу, Россию, и даже в Австралию. Появление этого фильма стало возможным благодаря совместному производству Ирака, Швейцарии, Германии и ОАЕ.

Эмираты в этой копродукции представлены фондом «Санад», созданным специально для поддержки кинопроизводства стран региона, в первую очередь совместного с другими государствами. Фонд, возглавляемый тем же Аль Тимини, даёт небольшие деньги на разработку проекта, с одной стороны, и завершение фильма, с другой. Тем самым фестиваль в Абу-Даби продолжает плодотворную традицию, некогда заложенную в Роттердаме созданием при фестивале фонда имени его основателя Губерта Бальса.

Развернутая семья Самира включает несколько десятков человек из четырех поколений. Режиссёр выбирает наиболее ярких личностей из тех, что готовы к откровенному разговору под недремлющим оком камеры. Результатами стали не только жёсткий политический и культурный анализ этнического и социального слоя, вынужденного порождать диссидентов и эмигрантов, но и – в финальных эпизодах – своеобразное объединение семьи, члены которой порой не были знакомы друг с другом. Фильм получил премию азиатской киноорганизации НЕТПАК.

Чисто политические страсти движут героями фильма «Возвращение в Хомс» эмигранта из Сирии Талала Дерки (совместное производство Сирии и Германии). Это драматическая хроника разгрома восстания против господствующего режима молодёжи маленького городка Хомс, который армия практически сравняла с землей. Юные идеалисты погибают, но оставшиеся в живых хранят память об их подвиге. Фильм комбинирует хронику боевых действий из недавнего прошлого и современные кадры возвращения в Хомс. Фильм этот ранее был отмечен в США на фестивале «Санденс», а в Абу-Даби – жюри документальных фильмов.

В фильме «Сирийские царицы» режиссёр Ясмина Федда (лучший режиссёр-документалист из арабского мира) работает в ином регистре: в Иордании группа беженок из Сирии создают собственную версию «Троянок» Еврипида, исходя из судеб современных женщин в превратностях военного времени. Эта лента входит в группу фильмов, использующих искусство и творчество для психологического преодоления трагизма реальной жизни.

Особо оригинальной в этом ряду была лента «18 в розыске», получившая приз «лучший документальный фильм из арабского мира». Документальный подход здесь сочетался с использованием разных жанров и видов кино, в частности анимации. В этой трагикомедии в розыске оказались 18 коров, купленных для палестинского колхоза, созданного в 1988 году в знак протеста против израильской оккупации. Создатели этой ленты – канадский ветеран Пол Коуан и молодой палестинец Амер Шомали.

Марокканская картина «Пираты из Сале» Мерием Адду и Розы Роджерс рассказывает о создании цирковой школы и её выпускниках – бывших бездомных подростках. К этому же ряду можно отнести и полнометражную ленту из ОАЕ «Звуки моря» Нуйома Афганема – старый мастер пытается оживить и воспроизвести древнюю традицию морских баллад. Вторая полнометражная картина из ОАЕ – на сей раз игровая – «От пункта А до Пункта Б» – режиссёра Али Мостафа открывала фестиваль. Его организаторы, очевидно. гордились двумя полнометражными лентами, которые появились на месте, которое ещё недавно было пустым.

Качество и разнообразие документального конкурса могло бы усложнить достижение консенсуса с решении жюри ФИПРЕССИ, если бы не снискавший всеобщее восхищение египетский фильм Надин Салиб «Мать нерождённого», пожалуй, единственный, вообще не касавшийся политики. Это был удивительный портрет женщины, с покоряющей искренностью рассказывающей о своих мучениях в попытках соблюсти закон природы и стать матерью. Остаётся только гадать, как Надин удалось найти и вызвать на такую откровенность безусловно незаурядную яркую героиню.

Среди игровых фильмов из арабского мира жюри международной прессы, как и жюри конкурса «Новые горизонты», отдало предпочтение ленте из Иордании «Тиб» (это имя малолетнего главного героя в переводе означает «волк»). Практически все действие происходит там, где можно передвигаться только на верблюде. Герой и его старший брат, сопровождая заезжего англичанина, попадают в западню грабителей. Мальчик чудом остается в живых. Спасение раненого бандита позволяет ему найти верблюда и вместе они добираются до поста охраны, где бандит пытается сбыть краденое. По возвращении мальчик его убивает, мстя за брата, и на том же верблюде возвращается на родину бедуинов в пустыню.

Большое жюри в своём решении отметило фильм выпускника ВГИКа из Мавритании Абдурахмана Сиссако «Тимбукту», уже показанный в Каннах и на Московском МКФ. Лучшим фильмом из арабского мира это жюри сочло действительно яркую курдскую ленту «Память в камне» Шавката Амина Корки, рассказывающую о создании фильма, воспроизводящего один из эпизодов геноцида курдов в эпоху Саддама Хуссейна. Лучшим режиссёром из арабского мира был назван Гасан Сальхаб. Его фильм «Долина» (совместное производство Ливана, Франции, Германии, ОАЕ и Катара) завораживал странностью атмосферы, более напоминавшей философскую фантастику, нежели воспроизведение одного из эпизодов арабо-израильского конфликта.

Лучшим режиссёром из арабского мира в разделе «Новые горизонты» стал алжирец Лиес Салем. Его фильм «Человек из Орана» разворачивал панораму победы алжирцев над французскими колонизаторами, а затем победы коррупции в освобожденной стране на примере судеб трёх друзей-соратников, которые делают каждый свой выбор в ключевых конфликтных ситуациях.

«Чёрные жемчужины» были вручены также создателям фильмов «Вирунга» (по разделу документальных фильмов, Великобритания – Конго, реж. Орландо фон Айнзидель) и «Чудеса» («Новые горизонты», Италия, реж. Алиса Рорвахер). Последний уже хорошо известен в мире, поскольку получил гран-при на Каннском кинофестивале. Оттуда же и приз зрительских симпатий – «Соль земли» Вима Вендерса и Хулиано Рибейро Сальгадо (Бразилия, Италия, Франция).


Кирилл Разлогов


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

«Город Героев»: История целительной дружбы
Александр и крокодил
Ольга Ратникова: Это было захватывающе
Белый «Порше», чёрный гроб
ФБ-взгляд
Вингард займется ремейком
Трансформеры: истребление детей
Адвокат – тоже человек
Миссия придурковата
Марина Зудина, актриса без идеалов


««« »»»