Немного злобной философии

Рубрики: [Музыка]  

Моя тётка обожает жёлтую прессу, киркорова, сына бедросова (чахотку ему в бедренную кость), новогодние шоу с Пьехою, боюсь, что даже мерзкая пенка в уголках рта маэстро, копящаяся во время вокала, у моей тётки вызывает умиление.

Но Бог с ней, она старая и действительно провинциальная, как минский маргарин. Или бобруйский йогурт. Из семьи, где маленькую медную хануккию ставил на телевизор, чтобы примирить два культа.

Ну так вот, купила она (тётя) жюрнал «7 дней». Для тех, кто не знает, это жюрнал с программой телепередач, кроссвордом, перманентной фотографией Киркорова с раззявленным ртом и краткой историей из жизни Галкина. Предназначен для быдла, ведущего растительную жизнь перед телевизором, на фоне ковра на стене, причём стена – в Орехово-Борисово Северном.

Ну, таки сижу я себе на кухне, сижу. Перед тарелкой супа. И вдруг вижу этот жюрнал «7 дней», этот требник телевизоропоклонников, лежит, раскрытый, а на обложке – наташо королёво и тарзан. И столько в их дивных лицах этакого неправдоподобно ишачьего, столько неистребимо, термоядерно совкового, столько от полотенца с лебедями, столько от резиновых «вьетнамкив», столько от самого миста Житомир, разлива года, этак, 78-го, что у меня аж мой удвоенный аппетит и тот пропал.

И я подумал. Батюшки, подумал я. А ведь у них и вправду всё получилось. Действительно, удалось. Усё уышло. Королёва так вообще. Сначала кучерявый московский москаль, блеющий песенки, и, судя по песенкам, добрый чоловик, привозит в Москву, где деньги лежат, а потом, выполнив свою роль, послан вовремя, и находится вкраинец, жеребец настоящий, из той же школы имени Кобзаря на улице Щорса, а этот тебе и черевички достанет, и чо хошь.

И я понял. Знаете, почему эсэсэсэр не соберётся снова? Не потому, что этому препятствует Америка. Не потому, что бывшие первые секретари, ставшие бизнесменами, спикерами и т.д. – против. Не потому, что против – либеральные интеллигенты, типа генри резника или борового, уже просто не смешите. Потому, что распад СССР, и то, что за ним последовало, не вызвало отторжения у хутора бескрайнего, у многомиллионной слободки, с её культом цыганщины, у южного арбузного совхоза, тянущегося от Краснодара через Ростов до Тирасполя. С метастазами в Москве, Киеве, и т.д. (отдельный метастаз в русской литературе, но это тема разговора особого). Вселенная суржика, азибажанских ковроу на стене, тортОв с лебедьми на свадьбу, крымских вин, хрустальных ваз и прочего – прахаласоуала за. И усё. Как ховорится.

Амирам ГРИГОРОВ, amiram_g.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Закончилось вечное противостояние
Александр Кутиков и «Нюанс»
Градский + «Голос» в Тирасполе
Любовь сквозь пряные специи
«А с познаньем приходит сомненье…»
Коротко
Макаревич ушёл. RIP
Если вас интересуют спецэффекты
Не всё коту масленица
Юрий Антонов, понимающий язык куриц музыкант
Энергия интеллекта
Юбилейная группа «На-На»
День сурка с Михаилом Шуфутинским


««« »»»