«Машина Времени»: что под капотом?

Рубрики: [Книги]  [Рецензия]  

Обложка книги Евгения Додолева «Времени машины»Бывают ли люди, которые обо всём догадываются сами? Существуют ли те, кому не нужны советы и поддержка? Встречаются ли особы, равнодушные к вибрациям, которые создает музыка? Наверняка, да, но мне на глаза они не попадались.

Цветные стекла в невидимых очках каждого человека показывают лишь то, что похоже на него самого и созвучно внутреннему миру. Мой доступный спектр с раннего детства пропускал образы «Машины Времени», чей рокот мотора доносился то из радиоприемника VEF, то из переносного проигрывателя «Электроника».

Знакомство с творчеством группы началось буквально с рождения. К тому моменту «Машина Времени» уже катилась по дорогам рока добрых десять лет. Творческий коллектив успел отстроить звучание двигателя и научиться выбирать наиболее живописные дороги. Благодаря этому я начал слушать вполне зрелый музыкальный материал, что позволило проникнуться искренней любовью к группе, не идя на компромиссы с октябрятской, а позже и с пионерской совестью.

Слушая «Марионеток», я живо представлял себе кукольный спектакль, на котором совсем недавно побывал с классом. При первых аккордах «Свечи», подбородок опускался на руки, положенные на грубый стол, стоящий на дачной веранде. В темноте горел огонёк, в кустах стрекотали сверчки и другие животные, а на душе было светло и спокойно. Когда в ушастом «Запорожце» небесно-голубого цвета папа вёз семью за город, я прилипал носом к стеклу, тихонько напевая «Поворот» и радуясь, как мощно в багажнике ревёт мотор. Позже открылось «Место, где свет», и выяснилось, что «Звёзды не ездят в метро». Частенько возвращаясь из забоя, я напевал под нос, что и «Люди поют по дороге домой». А после того, как чуть не скончался в родной Москве от весенней аллергии, начал понимать иронию, скрытую в песне «Новая весна тебя убьёт».

С годами люди вокруг взрослели, а я становился умнее. Хорошо знакомые песни «Машины Времени» вдруг начинали раскрываться новыми смыслами, словно пробуждающиеся утром цветы, расправляющие лепестки. Вложенность подтекстов и многослойность образов стала привлекать внимание к людям, создающим такую музыку. Похожий на отцветающий одуванчик Андрей Макаревич, со временем превратившийся в испанского гранда, органично смотрелся на переднем плане коллектива. Спокойный и флегматичный Александр Кутиков обеспечивал надежный тыл, как образу группы, так и музыкальному полотну. Разухабистый Пётр Подгородецкий навсегда занял в моём сердце место главного рок-арлекина и смог потеснить там не только Олега Гаркушу, но и самого Джонни Роттена. Хитрый прищур Евгения Маргулиса всегда казался слегка опасным. Но после песни про обречённую душу, летящую от саксофона до ножа, «слегка» было вычеркнуто в пользу «весьма». Я был впечатлительным подростком. Валерий Ефремов казался добрым соседом, неспособным отказать в помощи. Единственным участником группы, к которому я достаточно долгое время относился настороженно, был Андрей Державин. В то время как передо мной разворачивались потаённые идеи музыки «Машины Времени», он выступал с трогательными и романтическими песнями, создавая здоровую конкуренцию «Ласковому Маю». Но я задирал нос и гордо считал себя выше такой музыки, которую назвал «девчоночьей». Однако со временем и Андрей занял в голове естественное место за одним из штурвалов «Машины Времени».

Воспринимать музыкантов и их творческие идеи было легко и приятно. Куда сложнее дело обстояло с пониманием магии созидания. Я понимал, что не могу ответить на самые главные вопросы. Почему эти люди такие, какие есть? Как они умудряются на протяжении стольких лет делать музыку, с годами лишь расцветающую новыми ароматами букета? Было чувство, что решение нужно искать там, куда посторонним, а иногда и самому себе, вход запрещен: в юности, в переломные для страны и людей времена, в тех лицах, что были рядом, и в тех, что ушли.

Но как найти золотой ключик, способный открыть дверь за нарисованным очагом? Ответ пришел нескоро, но всё же появился. Почти четыре сотни страниц книги «Времени Машины» Евгения Додолева лоскутным одеялом историй и взглядов очевидцев выстилают поле, по которому почти полвека едет группа. Но хотя, почему выбран такой маршрут становится и понятно, каким будет следующий вираж, не знает никто. И мне кажется, даже сами пилоты не в курсе.

Вячеслав НАЗАРОВ.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Украинская тема нашего шоу-биза
«Новая волна» предательства
Желаю побед!
Синема
В стремлении к превосходству
Коротко
Жизнь, знакомая каждому
Правды & неправды Альбины Джанабаевой
Стартовал ретроавтопробег Москва – Крым


««« »»»