Глюк’oZа Наталья Ионова

Рубрики: [Интервью]  [Музыка]  

ГлюкозаЕсли верить статистике интернета, то Наталья ИОНОВА – прежде всего жена и мать. Хотя на самом деле её все знают и любят, как певицу Глюк’oZу. Единственная проблема (ну, если не считать опоздания на эфир) с Натальей была её реакция на кошку. В программе «ПРАВДА-24» на съёмке гостит приютская кошка, которую может забрать любой зритель. Маленьких берут сразу, матёрых – неохотно. И оч важна реакция гостя на животное. Так вот, Глюк’oZа кошек боится: в детстве весь подъезд заразился кошачьим лишаём, и теперь Наталья рефлекторно боится мяукающих, хотя к нам в студию привозят зверей, прошедших «предпродажную подготовку» (ухоженных, стерилизованных и «отремонтированных»).

Горе. Система координат

– Наталья, я, когда к эфиру готовился, посмотрел все социальные сети ваши. Вы сами занимаетесь?

– Да. Поэтому иногда пишу с ошибками.

– Я смотрю, что всё время детишки, детишки. Иногда животные.

– Иногда концерты.

– Да, я к тому, что концертов вообще нет. Почему? Почему нет ничего про шоу-бизнес?

– На мой взгляд, соцсеть – это такая более личная история. И, конечно, моим поклонникам прежде всего хочется знать, как я просыпаюсь, как я засыпаю. Даже когда приходишь на какую-то программу, сразу становится ясно, что три вопроса о творческой деятельности и 23 – о твой личной жизни.

– Так, может, потому что деятельности нет творческой?

– Творческая деятельность есть. Буквально на днях вышла новая песня. И клип на неё сняли. 10 февраля я улетаю на Бали делать что-то новое.

– На Бали делать что-то новое, мне кажется, очень сложно.

– А мне кажется – наоборот. Там такая атмосфера, которая заряжает. Кто с Бали возвращается, у всех обязательно чистая аура. И они готовы к чему-то такому, знаете, необыкновенному.

– Вы упомянули поклонников. У вас только поклонники или поклонницы тоже есть?

– У меня очень много поклонниц.

– Я почему про поклонниц, потому что у нас такая традиция в передаче. Мы кошек, у которых нет дома, пристраиваем среди поклонников, вот это Белла.

– У меня три собаки.

– Вам не предлагаю. Я понял уже про расклад.

– Я её сфотографирую. И могу запостить в своих соцсетях.

– Да. Это увеличило бы шансы Беллы. Так. Давайте про творческие планы. Это очень редкий вопрос.

– Редкий вопрос. Артисты его очень любят. Я постоянно нахожусь в каком-то движении. Сейчас делаю новую концертную программу. Потому что многое в жизни меняется. Например, раньше у меня было очень много таких кассовых концертов, куда люди приходили. Залы филармонии, ДК Железнодорожника и так далее. Вот. Потом я долгое время работала только прайвет, заказные мероприятия какие-то, корпоративы, дни рождения, ещё что-то. А сейчас мне хочется вновь вернуться и сделать шоу-программу. И на данный момент я поняла, что сегодня люди очень любят ходить в ночные клубы.

– Только сегодня вы это поняли?

– Нет, но просто есть такая тенденция в настоящее время. Раньше клубные артисты – это клубные артисты, а артисты для залов – это артисты для залов. На сегодняшний день всё поменялось. Теперь и формат клубов поменялся. Ты можешь прийти, ты можешь сесть, ты можешь есть, ты можешь закурить сигарету. Ты можешь взять бокал вина. И при всем при этом ещё увидеть своего любимого артиста. И вот под это я хочу сделать шоу, которое будет компактное, но яркое. Я им сейчас занимаюсь. Открываю в себе какие-то совершенно новые профессии. Потому что артист – он кто? Он постоянно осваивает то, чего, например, никогда раньше не делал.

– Разве?

– Например, для кино на лошади надо скакать? Надо. Танцевать надо? Надо. Ну не знаю, с животными как-то взаимодействовать…

– Мне казалось, что изначально Глюк’oZa всё-таки формат не для сцены. Это такой формат тусовочный. То есть, он больше всё-таки для аудитории клубной.

– У меня были абсолютно разные залы. Это были и дворцы спорта, 12 тысяч. Это были открытые опенейры. Это были корпоративы.

– Мы сейчас про сольники говорим?

– Про сольники, да. Мы про сольники говорим. И я могу сказать, что мне на любой площадке комфортно. Я себя не ограничиваю, я не ставлю себе рамки. Просто я поняла, что в нашей стране многие ДК уже находятся в достаточно плохом состоянии. И не во все города ты привезёшь то оборудование, которое хочешь – математика не складывается. Когда организаторы берут зал, им надо всё поменьше: туда, сюда. То есть люди тоже хотят заработать. И я поняла, что для меня самое интересное на сегодняшний день, такая ниша, которая мне нравится, – это работать в клубах, в которых я работала очень мало. Как раз Глюк’oZa – это тот проект, который, позволил объездить всю нашу страну, наверное, уже раза три. И в основном это были такие вот Дома и Дворцы культуры.

– А вы выступали только в России?

– И в странах, где есть русское население: Германия, например. В Америке выступала.

– Я просто всё время оказываюсь с вами на соседних креслах в самолётах по рейсу Москва – Малага. Вы туда не выступать летаете?

– Вот там я никогда, кстати, не выступала. Я там отдыхаю.

– Там-то с клубами все в порядке.

– Ну, может быть, надо будет попробовать. Мне очень нравится Марбелла, очень нравится Испания. Я родила там обеих своих дочек.

– Да, я читал ваше интервью и понял, сколько горя на земле: вашей няне не дали визу вначале.

– Да. Это был ад. Понимаете, потому что я оказалась одна. И ещё со мной оказалась сестра мужа, которая моя ровесница. И вот мы с ней вдвоём. Нам по 21. Это первый ребенок. И он кричит. Мы не знаем, что делать, волнуемся, переживаем, плачем. Потому что мы не можем помочь. В 4 утра звоним в Москву бабушкам. И они нас по телефону консультируют. Но, с другой стороны, на сегодняшний день я могу сказать, что я очень рада даже, что так получилось, потому что это была такая закалка. Если бы была няня, я бы, наверное, расслабилась и вообще не узнала, каково это быть одной с ребёнком. А сейчас я ничего не боюсь. И со второй дочкой вообще было легко.

– У вас же гувернёры, няни, я так понимаю, что их много – целый штат.

– Помощники, конечно, есть. И без них никуда. Иначе нужно просто прощаться с карьерой.

– Знаете, меня очень удивило опять же, не помню, в этой же беседе или в какой-то другой прочитал, что вы сразу построили нянек и сказали, чтобы они с детьми, ну…

– Держали дистанцию.

– Да. Чтобы они их не обнимали. Не целовали, не сюсюкали. А как же тактильное общение, которое любому ребёнку необходимо?

– Нет, тактильное общение у них есть. Они могут приобнять, ещё что-то. Я даже больше пыталась объяснить няням, что не нужно пытаться привязать к себе детей. Не нужно пытаться заменить детям бабушку и дедушку. То есть у них должна быть своя ниша – няня, которая их любит и выповыполняетдняет, что ей положено – и всё. Ведь как случается: сегодня няня есть, завтра у неё что-то случается и она уходит… Эти люди всё равно приходят работать. И пока им комфортно, они работают. И потом – у них есть свои проблемы, дела, заботы, родственники, все остальное. Когда они уходят, детям становится больно. И для того, чтобы этого не было, нужно соблюдать дистанцию.

– А у вас как в детстве было с тактильным общением?

– Меня вырастила бабушка.

– Вот в чем дело. То есть мама с папой не участвовали в вашем воспитании?

– Очень мало участвовали – можно так сказать. Была бабушка. И улица.

– Ну, про улицу я тоже читал.

– Да, и поэтому хорошо, что была бабушка. Если бы не было бабушки, то не знаю вообще, кто бы из меня вырос. Потому что улица достаточно жестока, это такой, знаете, родитель, который воспитывает, но совершенно по своим правилам.

– Я знаю. А бабушка по какой линии, по папиной?

– По папиной. Недавно мы 80 лет ей гуляли. Она прекрасно себя чувствует. Смотрит вашу программу. Бабуль, привет.

– А, вот кто мой зритель, понятно…

– И она тоже, да. Это мой главный зритель. Когда я не успеваю посмотреть программу какую-то, а мне, например, хочется, то звоню бабушке и говорю: бабуль, посмотри, потом расскажешь. И потом я ей перезваниваю.

– Ну, конечно, это проще, чем записать и потом тратить время на просмотр. А как бабушка к вашему творчеству относится?

– Критикует, критикует.

– Критикует что? Исполнение или то, что называется «сценический образ»?

– Всегда говорит: «хорошо выглядела». Или: «ты знаешь, ну, ты была так откровенна». Бабушка у меня такой очень культурный, воспитанный человек, поэтому она не может резче сказать. Но для меня это уже звоночек. Но в то же время говорит: «правильно, пусть смотрят, наша женская красота цветёт не так долго, пусть видят, что она у нас есть, придёт время – будешь наряды закрытые носить».

Крокодил. С «Квартетом»

– Знаете, у нас в проекте есть «игра в правду». Это Гоша Куценко нас подсадил на эту игру. Ну, это под конец разговора мы сыграем.

– Мы все сидим на каких-то играх. Я уже поняла, сейчас обратила внимание, что прямо пошла тенденция. Все собираются компаниями.

– Да, вы семьей в «Крокодила» играете.

СПРАВКА

«Крокодил» (также называется «Ассоциации») – словесная игра, построенная на развитом ассоциативном мышлении и способности строить логические цепочки и ассоциации к ним. Смысл игры состоит в том, чтобы отгадать загаданное игроком слово (оно называется «Крокодил»). В игре могут принимать участие 3 и более игроков. В начале игры жеребьёвкой или иным способом определяется первый Загадывающий игрок (называется «Хозяин»). Загадывающий игрок («Хозяин») придумывает слово-крокодил. Затем он разбивает его на несколько слогов и придумывает слова, которые начинаются с букв этих слогов (см. «Разновидности правил»). Такие слова называются «Хвосты». «Крокодил» и «Хвосты» могут быть только нарицательными существительными единственного числа именительного падежа. Если у данного слова отсутствует такая форма, то используется словарное написание (напр. ножницы). Далее эти слова-хвосты загадывающий объясняет другим игрокам с помощью ассоциаций (Такие слова называются «Сачки»). Например:

Игрок загадал «Крокодил» — ЕЖЕДНЕВНИК

И четыре «Хвоста» к нему:

Ежевика (ЕЖЕ-)

Дневальный (-ДНЕ-)

Внимание (-ВН-)

Икота (-ИК)

В таком случае, «Сачки»-ассоциации могут быть такими:

Лес, Медведь, Куст

Солдат, Тумбочка

Слушать

Дыхание, Судорога

После того, как «Хозяин» полностью загадал все слова, он сообщает слова-сачки остальным игрокам, которые по ним пытаются отгадать слова-хвосты, а затем и само слово-крокодил. Отгадывание происходит по очереди. На каждую версию «Хозяин» дает свой комментарий – насколько близко игрок угадал. При этом следует придерживаться следующей схемы «совсем нет – нет – не совсем – почти – ХВОСТ». Однако при реальном обсуждении игра проходит интереснее, если комментарии «Хозяина» более развернуты и разнообразны. Например:

Игрок высказал свой вариант:

Берлога/Бурелом

Война

Наушник

Икота

Комментарий Хозяина выглядит так:

Нет

Не совсем

Нет

ИКОТА («Хвост» отгадан!)

И так далее по очереди. В свою очередь, игрок может дать один или несколько вариантов «Хвостов» и/или «Крокодила», или пропустить свой ход. «Хозяин» может давать свои комментарии только после того, как игрок назвал все свои версии «Хвостов». Обсуждение производится открыто, все игроки слышат все версии и комментарии.

Вместо своего хода игрок может запросить подсказку, которая должна быть предоставлена «Хозяином» в виде одного или нескольких дополнительных «Сачков»-ассоциаций. При этом отгадывать игрок на данном ходу не может, и ход переходит к следующему игроку.

Выигрывает тот игрок, который первым отгадал слово-крокодил. К нему и переходит право загадывать новую игру. По договорённости выигравший игрок может передать свое право загадывать другому.

 

Глюкоза

– В «Крокодила» с удовольствием с ребятами из «Квартета И» играем. Они нас и научили, кстати, в него играть.

– Кстати, про «Квартет И». Цитирую вас: «когда мы с мужем приглашаем». И вопрос: ну, когда муж – олигарх, то приглашают артистов в формате корпоратива. Или они («Квартет И») – ваши друзья? То есть, вы их приглашаете не денег подзаработать?

– Мы дружим. И причем, познакомились на каком-то корпоративе.

– А, всё-таки?

– Да, всё-таки. А потом как-то стали общаться, куда-то вместе ходить. Потом стали вместе отдыхать. Во-первых, давайте уточним. Муж не олигарх, обычный, нормальный муж. Зарабатывает, конечно.

– «Обычный, нормальный муж» не может позволить себе гувернёров детям.

– Но всё-таки не Роман Абрамович. Но мы будем стремиться. Он нефтяник (Александр Чистяков является совладельцем нефтяной компании Ruspetro, ранее работал в ОАО «ФСК ЕЭС». – Е.Д.). Он вообще очень разносторонний человек. Сейчас не только в нефтянке. Он и в музыкальном бизнесе. Недавно открыл концертный зал Stadium, где сейчас многие рок-концерты проходят.

– Да? Я где-то читал, что он вас приучил слушать хорошую музыку.

– Да, приучил, это правда. Действительно. Ну, я вообще меломан. И могу дрыгаться под всё, что угодно. Знаете, я и Юрия Антонова люблю, и Prodigy люблю. Вроде бы такое разное…

– Вот сейчас вздрогнули и Юрий Антонов, и Лиам Хоулетт (создатель группы The Prodigy. – Е.Д.).

СПРАВКА

The Prodigy – британский музыкальный коллектив, образовавшийся в 1990 году и ориентированный на электронную музыку. Наряду с Fatboy Slim, The Chemical Brothers и The Crystal Method, The Prodigy являются пионерами жанра бигбит, который обрёл популярность в 1990-е и 2000-е годы. Группа появилась на андеграундной рейв-сцене в начале 1990-х годов и с тех пор имеют огромную популярность и известность во всем мире. The Prodigy смогли создать своё неповторимое звучание, используя в музыке элементы различных стилей, начиная от рейва, хардкор-техно, индастриала и брейкбита в начале 1990-х годов и заканчивая электронным роком с элементами панка в вокале в более позднее время. В настоящее время в состав группы входят Лиам Хаулетт (клавишник и композитор), Кит Флинт (танцор и вокалист) и Максим Реалити (МС и вокалист). Ранее участниками The Prodigy были Лирой Торнхилл (танцор и клавишник с 1990 по 2000 год) и танцовщица Шарки, которая покинула группу ещё в начале карьеры.

 

– Просто песни Юрия Антонова (он выступал на каком-то мероприятии, на котором я тоже была) – они уже в крови, понимаете. Ты можешь их не слушать каждый день, но если ты находишься где-то и вдруг они зазвучали, то это радостно, потому что ты любишь эти песни. Это как некая ностальгия, возврат куда-то… У меня – в детство. У кого-то – в юность, наверное…

Уважуха. Не для всех

– А правда, что вы с супругом признались друг другу в любви под песню «БИ-2» «Революция»?

– Да. Это было в клубе «Б-2». Выступали «БИ-2». И была «Революция». И мы, значит, уже такие были веселые. Ну, если честно, муж очень любит рок-н-ролл. Здорово разбирается в музыке.

– Русский рок-н-ролл?

– Нет, не только русский. В основном, конечно, зарубежный. Вот. Есть такие легендарные группы, как ДДТ, – это его молодость. ДДТ сейчас, кстати, ещё актуальнее звучит.

– То есть, вы шансон любите?

– Я меломан. Я и шансон люблю. Я всё люблю. Главное, где, когда и по какому поводу. После Высоцкого, я думаю, что это «Сплин». Ну и «БИ-2» мне нравятся. Земфира, конечно, безусловно.

– Почему «конечно, безусловно»?

– Потому что я не одна такая. И недавно у неё был концерт в «Лужниках». Это было два дня подряд аншлагов. Поэтому, конечно, да.

– А, sold out? Конечно, тогда безусловно, да.

– И есть вещи, за которые я уже люблю её и всё.

– Ну, напойте какую-нибудь. Любую. Просто одну строчку из Земфиры.

(поёт) На эту, падали звезды. Ты был счастливый и пьяный. На-на-на-на, ну, у неё до фига чего. Можно подпевать и петь. Короче, она мне очень нравится.

– Я обратил внимание, что в самолёте вы при этом не музыку слушаете, а читаете.

– Я ещё сериалы смотрю. Я, если честно, жуткий сериаломан.

– Какой любимый ваш?

– Разные люблю сериалы. С огромным удовольствием посмотрела Homeland, «Доктор Хаус», «Декстер», классный сериал Black Mirror «Чёрное зеркало». Вы не смотрели?

– Нет. Я ситкомы предпочитаю.

– Как?

– Ситкомы, комедийные сериалы. Например, «Два с половиной человека», вот такое что-то. «Декстер» – это жёстко. Вы очень не похожи на фаната такой вещи, не вяжется с вашим образом.

СПРАВКА

«Декстер» (Dexter) – американский телесериал канала Showtime, основанный на романе Джеффри Линдсея «Дремлющий демон Декстера» (Darkly Dreaming Dexter) и адаптированный для телевидения лауреатом премии «Эмми», сценаристом Джеймсом Маносом мл., который написал сценарий для пилотного эпизода. События сериала рассказывают о Декстере Моргане, вымышленном серийном убийце, работающем судебным экспертом по брызгам крови в полиции Майами. Сериал неоднократно номинировался на различные премии, такие как «Эмми», IGN, Satellite Award и «Сатурн». Также сериал подвергался критике со стороны родительских организаций (таких как Parents Television Council), как излишне жестокий и аморальный.

 

– Да, во мне, знаете, сидят такие неопознанные, тёмные силы, которые никто не знает.

– Во всех сидят, лежат-спят, да. А вы кто, кстати, по знаку?

– Я Близнецы. В нас есть всего по чуть-чуть от каждого знака. Поэтому мы можем и так, и так, и так.

– Это многое объясняет. Тяжело Александру. Я имею в виду не сына, а мужа.

– Есть такое выражение «Пойдем со мной, тебе будет плохо, но тебе понравится».

– Да, да, да, я это и имел в виду. А как вы ладите, кстати, с сыном от предыдущего брака вашего мужа?

– Супер-ладим. Когда я появилась в жизни Александра, Санечке было только шесть лет, и мне, конечно, повезло, он был моим поклонником.

– Ну, естественно.

– Как многие дети в нашей стране. А сейчас иногда подходят какие-то дяди, говорят: «я вырос на ваших песнях». Вот тут мне уже становится страшно. Саша сейчас уже взрослый парень. Я никогда не пыталась заменить ему маму, которая у него есть. И он видится с ней постоянно.

– А вы общаетесь?

– С его мамой – нет. По каким-то вопросам мы разговаривали. Но такого, что мы друзья – нет. Всё-таки сохраняем некую дистанцию.

– А что он слушает? Он слушает Глюк’oZу, допустим, ностальгически?

– Нет.

– А что-то новое из того, что вы делаете?

– Глюк’oZу сейчас не слушает, но знает все мои новые песни. Э, уважает, да, то есть, уважуха. Знаете, важно, чтобы тебя дети не просто любили, а ещё чтобы они уважали за то, что ты делаешь. И это видно, что он относится с уважением к моему творчеству. Ему больше нравятся медляки, но так как все-таки я больше попсу исполняю, и такую, знаете, народную, это немного не то, хотя на вкус и цвет карандаши разные.

– То есть, вы считаете, что первый анимационный проект Глюк’oZa был изначально задуман, как народный? А не как тусовочный, для людей, которые врубаются в этот стёб?

– Он не был задуман для какой-то конкретной категории. Он просто был придуман, потому что пёрло. Пёрло Фадеева, пёрло всех нас. Мы делали, создавали, придумывали.

– Вы с Фадеевым по-прежнему сотрудничаете?

– Нет, мы же родственники просто. Изначально он взял меня ребёнком. Мне было 15 лет. Я была девочка с улицы. Первое, что я ему сказала: можно мне купить сигарет и мороженого? Он офигел от такого контраста.

– Вы курили, да?

– Да, я курила.

– Бросили когда, до родов или позднее?

– До родов.

– Ну, остальное не бросили, надеюсь.

– Я с мужем познакомилась, он в меня вцепился. И всё. Он не курит. Он поборол.

– Вот смотрите, с вами невозможно говорить про творческие планы, потому что вы всё время про мужа.

– Творческие планы – ну, как, я всё время в работе. Поэтому на меня дети даже не обижаются, что я мало уделяю им времени. Хотя я максимально стараюсь – до девяти приехать домой, успеть почитать им.

– А дом – это где?

– Мы живём за городом. На Новой Риге.

– А, понятно. Значит, теперь мы приступаем к финалу. Обычно у нас в «Правде-24» на финише три вопроса задаются. Но поскольку вы уже успели ответить на много вопросов интересных…

– Уже так давно даю интервью, что я знаю все вопросы наизусть.

– Да? Я задавал какие-нибудь из тех, которые задают обычно?

– Вы знаете, у вас есть какие-то вопросы, которые я уже слышала. Но мне очень нравится ваша подача, схема вашего интервью. Даже в какой-то момент отключаешься от ощущения, что тут есть камеры. А просто, как будто я в гости к вам пришла.

– Вот это вообще совершенно замечательно. Значит, смотрите, Наталья. Последний вопрос – не от меня. Из «Игры в правду». Читайте сами.

– Блин! «Вам иногда кажется, что ваш партнёр крайне скучный человек»? Вообще никогда не кажется. Потому что мой партнёр – это такая динамо-машина. Он и нефтью занимается, и концертным залом занимается. Сейчас практически заканчивает 3D полный метр мультфильм мирового проката. Работает с актёрами. При всём при этом ещё ездит в офис. Это очень интересный и многогранный человек. И мне кажется, что довольно сложно, чтобы он мне наскучил.

– Почему же «блин» вырвалось, когда вы увидели вопрос, к чему же блин-то относился?

– Блин? Ну, блин, потому что вопрос про мужа. Сразу, понимаете. Вы мне только что говорили: «вы мне всё про мужа и про мужа».

– Ну, партнёр не обязательно супруг. У вас тот же Фадеев тоже партнёр. Здесь ведь каждый понимает партнёра по-своему.

– А, да?

– Конечно. Просто человек.

– Человек. Так. Нет у меня скучных партнеров.

– Человек выбрал Глюк’oZу и не ошибся, я считаю.

– Теперь ему всё время весело.

– Да, конечно. Это выбор постулировал. А вывод, который я делаю, причём, не только сегодня, а каждый вечер, что с правдой лучше не играть. Вы согласны?

– Я согласна.

– Наконец-то со мной хоть кто-то согласился.

– Я с вами во всем соглашусь.

Фото в студии: Александр СИВЦОВ.

ОТ РЕДАКЦИИ. Полная версия беседы включена в книгу «24 кадра правды pro…», которую выпустит издательство «Олма медиа групп».


Евгений Ю. Додолев

Владелец & издатель

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Е.Фёдоров VS В.Цой
Вартанян против мрака
Оззи
Коротко
Время для «Времени машины»
Просто получите удовольствие
Навеяно Достоевским
Жизнь стоит того
Что есть реальная жизнь
Люди, опомнитесь!


««« »»»