Народный Герой России

Есть такие люди – красивые, как горы, как море. Они похожи на былинных богатырей, которым сам чёрт не брат. И это наши современники. Они живут рядом с нами. Василий ЧЕРНОВ – один из таких замечательных людей.

Василий Иосифович ростом под два метра, весёлый, за словом в карман не лезет. Шутки и прибаутки сыплются из него, как из рога изобилия. На вид ему лет шестьдесят. Читает без очков, правда, глуховат. Когда он вспоминает о Великой Отечественной войне, невольно возникает мысль: «война-то постарше будет этого рассказчика». Он смеётся и соглашается – «конечно, она постарше, миллион лет назад родилась, с появлением первых людей на Земле, а я-то всего свой десятый десяток разменял».

Война застала его на выпускном балу педучилища, и он сразу подал заявление на фронт. Его, как человека с образованием, направили в Сумское артиллерийское училище, и Василий очень переживал, что не успеет повоевать, что враг будет молниеносно разбит Красной армией без его участия. Но переживал напрасно, положение стало настолько катастрофическим, что его учёба продлилась два месяца, и в августе 1941 года семнадцатилетний Василий бил прямой наводкой из своего орудия по атакующим немцам. А те – по нему. Там немцы не прошли… А Василий с остатками своих боевых товарищей отправился учиться на ускоренных курсах Сумского артиллерийского училища, а потом снова прибыл на передний край. В девятнадцать лет Василий командовал батареей, громил врага и среди первых форсировал реку Одер. Войну закончил в звании капитана. На его грудь легли боевые медали и пять орденов.

В книге «Долг», которую Василий Чернов писал много лет и опубликовал на средства, собранные в рамках «народного проекта», можно окунуться в атмосферу этих грозных дней. Написана она живым, прекрасным литературным языком. С большой любовью Василий вспоминает своих однополчан. У них был различный возраст и разные национальности – русские, украинцы, киргизы, евреи, казахи. Но всех их объединяла единая воля к победе и ненависть к врагу. Но к пленным фашистам они относились по-человечески и даже делились с ними своей солдатской кашей. Ещё любили петь песни, рассказывать байки и шутить друг над другом в короткие минуты затишья.

Молодой, с обострённым чувством справедливости, Василий часто пререкался с начальством, за что неоднократно был лишен повышения в чинах и наградах. За всю войну он всего дважды побывал в штабе дивизии, где разрывы снарядов были еле слышны, но всегда было много с иголочки одетых штабных офицеров, с холёными лицами и с массой орденов и медалей. Ему каждый раз становилось стыдно перед этими красавцами за свою видавшую виды потрёпанную гимнастёрку со скромным количеством наград. И он с облегчением возвращался к себе, на батарею, на передовую.

Науку подхалимажа он так и не освоил. Бумага о представлении Василия Чернова к званию Героя Советского Союза за удерживание плацдарма в течение восьми суток под огнём атакующих немцев затерялась среди штабных бумаг. Осталась копия, приведенная ниже. Но для него это не главное.

Он на фронте нашёл свою любовь. Единственную и на всю жизнь. Лиза Кукушкина. Она, санинструктор, спасала под огнём раненых бойцов. Юная, отважная, красивая девушка. Конечно, наш герой влюбился в неё и не знал, как к ней подойти. Но случился очередной артобстрел, а она оказалась рядом. Василий бросил Лизу на землю, закрыл ее своим телом от осколков и, не удержавшись, вскоре начал её целовать. Отрезвил его строгий голос Лизы: «Товарищ комбат, обстрел закончился. Встаньте, пожалуйста!»

Конечно же, и она влюбилась в Василия. Лиза призналась ему в этом и согласилась стать его женой. Радости Василия не было предела. На следующий день он объявил общее построение и перед бойцами своей батареи, перед соратниками объявил о своём бракосочетании с Лизой. Ординарец Василия раздал бойцам невыпитую командиром водку (не любил тогда Василий возлияний, да и сейчас, надо сказать, не любит) и под солдатское трёхкратное «Ура!» закрепил свой брак.

А через три дня Василий с ординарцем прибыли в штаб своего полка. Когда они вышли оттуда, через минуту начался артобстрел. Под разрывами снарядов они всё же пробрались на свою позицию. Когда канонада стихла, среди погибших бойцов совсем рядом со штабом нашли два обгоревших трупа. Один, под два метра ростом, как Василий. А второй по всем меркам подходил под его ординарца. Так и сообщили Лизе, что, мол, погиб твой дружочек. Когда она это услышала, то почему-то запела песню и, не обращая внимания на увещевания утешающих, пошла в лес. По распоряжению старшины за ней последовали бойцы, наблюдая, чтобы она с собой чего не сотворила. А на следующий день немцы совершили мощную атаку и выбили наши войска с занимаемых позиций. Лиза пропала. Василий расспрашивал всех, кто мог быть недалеко от неё в тот момент. Её видели, как она перевязывала и вытаскивала раненых и, по мнению очевидцев, она скорее всего погибла в этой мясорубке. Но Лиза не погибла, она попала в плен вместе с многими красноармейцами. Родила девочку в Майданеке. Затем был Равенсбрюк. Перед пленом она пришила внутри гимнастерки карман и положила туда свою карточку кандидата в члены ВКП(б) и хранила её там до своего освобождения. Если бы немцы эту карточку нашли, она не прожила бы и пяти минут.

После войны, в лето 1945 года, Лиза написала письмо матери своего мужа, что у неё есть дочка от «погибшего» Василия, его кровинушка. Вскоре Василий предстал на пороге дома своей любимой…

Стас НОВИНСКИЙ.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Новости
Покаяние пред Лаймой
ФБ-взгляд
Лиза Арзамасова, мамина дочка
БереZOVский составленный в слова
Березовский умер. Да здравствует Березовский!
Имперское


««« »»»