Строитель «Калинова моста» Ревякин

Рубрики: [Интервью]  [Музыка]  

Дмитрий РевякинНа прошлой неделе культовому сибирскому рокеру Дмитрию РЕВЯКИНУ исполнилось полвека. Предлагаем вниманию читателей «МП» беседу из студии проекта «Правда-24», где по традиции предлагают зрителям бездомных котов. Разговор состоялся накануне одного из концертов.

Тихон, он же Басиан

– Дмитрий, добрый вечер. Знакомьтесь, это кот Тихон. Он, условно говоря, бездомный. И мы под вас его как-то пристроим. Скажем, что с великим рок-музыкантом беседовал.

– Музыкант – это потом разберётся, какой я. Но сейчас могу сказать, что с котами у меня самые тёплые и сердечные отношения. И здесь у меня в Москве двое живут. Кошка и кот. И там, в Забайкалье у мамы очень много. Так что я буду рад, если Тихон будет пристроен, попадёт в добрые руки.

– Мы в другие не отдадим.

– Да, тем более у него цвета такие тревожные, чёрно-белые. То есть тамплиерский окрас, я бы так сказал. То есть можно его, помимо Тихона, звать Басиан, то есть Бася.

– Мы можем его через дефис.

– Да. Тихон-Басиан, да.

А расскажите про своих котов. Откуда они у вас, вам их дарили?

– Нет, у меня так, с улицы. Специальных, с выставок, нет. Я больше с уличными дружу.

– А кто ими занимается, когда вы на гастролях?

– Ну, когда на гастролях, сын занимается. А, когда нет меня и сына дома, то занимаются друзья. Я их прошу.

– Сыну сколько?

– Да ему уже много – 26 лет.

– Чем он занимается?

– Работает в одной очень серьёзной компании в отделе развития.

Что есть рок и что есть ролл

– Думаю, если вдруг вы какой-нибудь ремейк своего старого хита с вашим сыном, допустим, запишете, это будет очень даже пиар.

– Я всегда юмористически отношусь к тому, когда кто-то со своими детьми что-то пытается сделать.

– Это всегда привлекает внимание, допустим, сверстников вашего сына и людей помоложе.

– Да у нас и так аудитория достаточно объёмная.

– Молодая?

– Там и молодые присутствуют, и заморозки типа нас. Так что всем есть место.

– А вот у Мика Джаггера был такой тезис в середине 60-х: рок-н-ролл после тридцати играть – вообще вроде как не комильфо. Но сейчас-то это ему не мешает скакать по сцене. Однако вы как считаете, рок-н-ролл – это дело молодых?

– Я не знаю. Мы никогда рок-н-ролл не играли и ничего общего с ним не имели.

– Ну, понятно, когда Джаггер говорил «рок-н-ролл», он имел в виду рок-музыку вообще. Это и психоделика, и всё, что угодно. Не имеется в виду прямо конкретная форма музыкальная. Поэтому вы не уходите от вопроса.

– Я считаю, что рок-музыка, если мы сейчас о ней говорим, остается рок-музыкой, если в ней содержится посыл. И тогда это востребовано.

– Rolling Stones слушаете последние?

– Никогда не слушал. Никогда они мне не нравились. И это вообще не моя тема.

– Всегда этот вопрос ставился – Beatles или Rolling Stones?

– Я-то рос, когда эти две группы уже были сформированы и на смену им, то есть в массовом сознании, шли другие – такие титаны, как Pink Floyd, и так далее. Меня это направление всегда привлекало больше. То есть развернутая такая левацкая музыка.

– Вас часто называют Джимом Моррисоном. Русским. Вы Doors слушаете или слушали раньше?

– Очень много слушал – в своё время, конечно. Я всё знал про американский голливудский коллектив. И всё мне было интересно.

– Ах, вот так. Коннотация явно негативная в прилагательном «голливудский»…

Планка

– В своё время, когда начинаешь это всё изучать, одно отношение. Проходит время, у тебя появляется своей опыт. Потом ты начинаешь себя соотносить с той территорией, на которой находишься. Ты понимаешь, что это уже американско-голливудский коллектив. Ну и так далее. Поэтому это так. И тем не менее, юность есть юность. И иногда полезно туда возвращаться, чтобы соотносить свое восприятие мира нынешнее с тем, что когда-то было.

– Оно сильно изменилось, это восприятие?

– Что касается нормативных нравственных установок, то нет, конечно. А относительно приобретения информации и способы анализа этой информации, то тут, конечно, есть, с чем сравнивать.

– Вы каких-нибудь молодых отечественных музыкантов привечаете? Вам интересен кто-нибудь из тех, кто появился, ну, скажем, в последние 5 – 10 лет? Или нет? Или «Калинов мост» – это такая вещь в себе, вы сами прекрасны настолько, что вас не интересует, что происходит в параллельных мирах.

– Мы уже говорили о Константине Кинчеве. Когда я бываю у него в гостях, он мне постоянно даёт слушать молодых исполнителей, которые нравятся ему. Как бы в той стилистике, в которой он работает. Да, там хорошие есть ребята, интересные. Я могу перечислить, потому что я был недавно в гостях и ещё помню (обычно всё забываю очень скоро). Такая группа, как F.P.G., интересно у них. И вопросы, которые они освещают, и как они решают музыкально это, действительно интересно. И «Дайте два» или, как там правильно говорить, я не знаю, там девушка поёт. Тоже, тоже очень интересно, достойно внимания. И как стихосложение происходит, и как музыкально они всё это решают. Но сразу можно, наверное, сказать: меня трудно удивить. В плане лирики и в плане аранжировок. Поэтому обращаю внимание на то, что нравится. И если это трогает, то трогает. Если нет, то нет.

Немного о мифах

– Миф гласит: Ревякин не идет на контакт с журналистами.

– Могу только сказать, что когда случается такой момент, что, например, я или «Калинов мост» оказываются на телевидении, я это воспринимаю как чудо.

– Да? То есть сейчас мы все свидетели чуда. Да вы приходите к нам почаще и чудес будет больше.

– Но это уже не будет чудом.

– Это правильно, кстати, вы сейчас продемонстрировали способность к логическим конструкциям очень оперативно. У вас же на самом деле, давайте без кокетства, должно быть какое-то объяснение, почему вас, как вы считаете, не часто зовут на ТВ? Хотя я всегда считал, что вам это не надо, что это такая позиция. И что вы сами не идете на контакт.

– Объяснение здесь может быть только одно. В медиа-пространстве тот, кто этим пространством, можно так выразиться, рулит или воротит, это их не интересует. Им это неинтересно, им это не нужно. Вот и всё.

– То есть это заговор против Ревякина?

– Можно сказать, что заговор. То есть уйти в сторону конспирологии. И там уже начать эту тему развивать. А можно отнестись проще, как я. Им это просто непонятно, не-ин-те-рес-но. И они лучше пригласят Градского, например, который им все объяснит.

Вот это да! Вот вы сейчас прямо раз – и по Градскому проехались. Кстати, с Градским мне прямо в этой же студии приходилось биться очень жёстко в день юбилея Виктора Цоя, его 50-летия. У Градского такой тезис, что главное в музыке все-таки профессионализм. Главное – не посыл, как вы говорите, а количество октав, умение выстраивать гармонии, понимание что такое слабая доля и т.д. Что это гораздо важнее. А вы меня поддерживаете в том, что в рок-музыке важнее все-таки не профессиональная составляющая, она не самая главная. Мик Джаггер, которого мы упоминали, или тот же Джим Моррисон – они же вообще петь-то, ну, прямо скажем, не умеют.

– Но тут я не согласен с вами. Что главнее – профессионализм или посыл, то я всегда склонялся, что и профессионализм, и посыл – всё важно.

– Ну что-то всегда ведь должно…

– Превалировать?

– Да.

– Но в рок-музыке, я думаю, всё-таки посыл должен превалировать. Но профессионализм никто не отменял. И просто глупо, если будет посыл, а подано будет бездарно, неинтересно, не музыкально.

– Ну, хорошо. Тогда привлеку вас в качестве третейского судьи: с персональной точки зрения Дмитрия Ревякина, кто больше отпечатал отечественную культуру (мы не говорим сейчас ни про рок-музыку, ни про музыку вообще, мы говорим про масскульт) Александр Градский или Виктор Цой?

– Цой, конечно. И что тут можно обсуждать вообще?

– Нет. Поверьте, что можно обсуждать, поверьте, что дискуссии вокруг этого разговора достаточно бурные.

– Я недавно был в Новосибирске. И слушал, слушал пластинку Градского на стихи Саши Чёрного. Великолепная работа. Но кто о ней знает? А мы её слушали ещё в общежитии, когда учились в институте и ещё пытались попадать на концерты Градского. Ну, как это можно сравнить с Цоем, который точно попал в эпоху, который точно нашёл слова, чтобы выразить состояние и ожидания массового населения той эпохи? Ну, кто лучше его? Я не знаю таких. И при этом он ещё последний интергерой. Не надо об этом тоже забывать.

– Вы имеете в виду расовую составляющую, что он наполовину азиат?

Дмитрий Ревякин

– Конечно, да. Это ещё наложилось. Ну, куда тут? Не надо соревноваться с Цоем. Это бессмысленно.

– Тем не менее, с Цоем соревнуются все, так или иначе. Тот же Кинчев, допустим.

– Нет, нет, нет. Я Костю знаю хорошо. Нет там никаких соревнований.

– Это, конечно, разговор не про «Калинов мост». Но коль скоро вы упомянули работу на стихи Саши Чёрного. «Сатиры» вышли в 83-м году. Просто Градский опередил время, мне кажется.

– Да, опередил.

– Даже лексика там, например, «депутат бьет депутата». Вот если бы этот альбом вышел в начале 90-х, десять лет спустя, может, он по-другому бы заиграл. Ведь очень важно точно попадать в своё время. Вот «Калинов мост» появился вовремя, или позже или раньше, чем должен был появиться?

– Он появился тогда, когда должен был появиться. Известен в мировом масштабе, у нас безумные гонорары, у нас личные самолёты, у нас всё в порядке. То есть поэтому «Калинов мост» вообще не обсуждается.

– Многие зрители в этот ваш троллинг просто не врубятся, они подумают, что, действительно Ревякин на джетах путешествует по гастролям…

– Но вы знаете, я даже себе задаю вопрос. Себе. Нет, я серьезно уже сейчас говорю. Я задаю себе вопрос: ну, как ты, чего? Не то, что доволен – не доволен. Как процесс? И я себе отвечаю: все в порядке. Группа есть, есть возможность записывать пластинки, есть возможность играть концерты. Есть возможность выпускать книги стихов. Ну не у всех же это есть. Как моя бабушка говорила: ещё хуже люди живут. А то, что в медиа-пространстве нас нет, ну, значит нет. Ничего страшного.

– Да есть вы. Вот сейчас-то вы в медиа-пространстве. Здорово, что вы упомянули насчет медиа-пространства. Потому что я вам могу сказать, что с тем же Костей Кинчевым я знаком очень и очень давно и я его дозваться не могу. И я думал, что, честно говоря, Ревякин – такой же, просто у него такая позиция – «я не хожу в медийное пространство». Я рад, что мы с этим мифом покончили. Огромное спасибо, что вы пришли.

– Подождите, Евгений. Миф-то продолжается. Раньше не звали, а сейчас уже поздно.

– А! Как мы удобно устроились, да?

– Но, тем не менее, огромное вам спасибо за беседу, за вопросы. Надеемся, что Тихон-Басиан попадет в достойные руки. Вот сейчас мы его погладим, возьмём его на руки умело.

– Я быстренько ситуацией воспользуюсь и для Фейсбука вас сфотографирую.

– Будем надеяться, что Тихона все будут гладить, хорошо кормить, поить водой, чесать его скребком. И будет всё у него хорошо. Будем на это надеяться.

– Вот оно – истинное лицо, истинное лицо Дмитрия Ревякина. Он любит котов. И это зачёт, как я считаю. Спасибо вам.

Фото Айсель МАГОМЕДОВОЙ.

ОТ РЕДАКЦИИ. Полная версия беседы с Дмитрием Ревякиным включена в книгу Евгения Ю. Додолева «24 кадра правды pro… поющих», которую весной выпустит издательство «Олма медиа групп».


Евгений Ю. Додолев

Владелец & издатель

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Испытание для поэта
«Времени машины»: на финише?
Преображение Димитрия Христова
Хроника необъявленной смерти
«Американские альбомы»
Коротко


««« »»»