Вот придёт и скажет   

Алла Пугачева записала новые песни, готов без малого альбом, Она возвращается.

Стараясь звучать непринужденно, я спрашиваю вас: ужели вы в самом деле полагали, что она покончила с пением и расплевалась со сценой? Пусть на шкале труднопроницаемости она и находится в диапазоне между Кафкой, Тэтчер, Земфирой, Агузаровой и сериалом «Твин Пикс», я, например, был уверен, что она вернется и споет для меня и для вас, ублаготворив нашу жажду чудесного и страсть к песням, полным воздуха. Надо признать, что в ее отсутствие стало еще более очевидным, что мы имеем (или она нас «имеет»?) не эстраду, а какой-то Страх Господень, какая-то бросовая, никчемная бессмыслица, безнадежная «златограммофонная» мертвечина.

После того, как Рамазанова З. обнародовала альбом про бренность экзистенции (жизнь – дерьмо, конец один), только АБП и в состоянии вернуть к жизни строчку «… и приветствую звоном щита!». На нее все упование, труднопроницаемую, но многомудрую, крупную, без скидок, лицедейку-крунера, самовоспроизводящуюся с упорством прибоя; которая умела нас потрясать до полураспада всех атомов организма.

Не поймите меня дурно: Рамазанова, Лолита, Польна, Варум хороши, иногда чертовски, но масштабности нет, вот этого: «пришла и говорю». Говоря схематически, есть Вера Полозкова, а есть Анна Ахматова, которая даже дышит по-другому.

Кому-то ведь надо взять и выйти из строя, выведя из строя держащуюся на нивелировке эстрадную машину. Допелись ведь до того, что песни не будоражат кровь, как запахи весны.

У АБП ведь это совпадает – свойство темперамента и позиция: петь только Большие песни, только вулканические, даже и при наружных игривости и фривольности.

Каких мне надо песен от Нее, родимой? Про счастье, про воспитание чувств, про Дело и Тело: Она одна способна влиять на состояние умов и душ.

   Бездна бездну призывает, но ведь и свет к свету тянется.

   Алусик, приди уже и скажи, рассей мрак.


Отар Кушанашвили


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Я думала, это Любовь…
Коротко
Неюбилейный настрой Макаревича
Первая, во многом – замечательная
“Лимониана” как дихотомия
Кухня, где есть вино и песни
«Дельфины» и их «дельфинарий»
Хоть Люберецкая, хоть Мытищинская
Хоббит покоряет новые дали


««« »»»