Большевики. Конец одной империи, начало другой

Рубрики: [Книги]  [политика]  

Петербургское отделение «Олма медиа групп» готовит к изданию книгу Антона Антонова-Овсеенко с рабочим названием «Большевики. Конец российской империи». Сам автор недавно (в мае текущего года) защитил докторскую по филологии и не скрывает, что часть книги, предназначенной для широкого круга читателей, основана на данных его научного труда, посвященного роли печати в событиях 1917 г. в России.

Антон Антонов-Овсеенко, советский и российский журналист, много публиковавшийся в «МК», «Коммерсанте», журналах Издательского дома Родионова, часто подписывал свои статьи псевдонимом «Антон Младший»: при рождении отец решил назвать его так же, как и себя – Антоном, и псевдоним требовался, чтобы не путать читателей. Недавно, в июле с.г., отца – известного писателя-диссидента, отсидевшего при Сталине долгих 13 лет в лагерях, автора бестселлеров «Сталин без маски» (впервые вышел в США под названием «Портрет тирана» в 1980 г.), «Берия», других книг, основателя музея истории ГУЛАГА (Петровка, 16) – не стало, и надобность в псевдониме отпала. К слову, дед Антона, знаменитый большевик Владимир Антонов-Овсеенко (именно он арестовал Временное правительство в Белой столовой Зимнего дворца в ночь с 25 на 26 октября 1917 г., а затем возглавил первое военное министерство большевиков) также оставил книжное наследие – четырехтомник мемуаров «Гражданская война», «В революции» и другие книги. Так что у Антона, наследника звонкой фамилии, тяга к писательству, очевидно, присутствует в генах.

Но о чем, собственно, речь? О Ленине и большевиках уже так много сказано… Антон в своей книге доказывает, что количество в данном случае качеству не тождественно, и многое из напечатанного и показанного по ТВ – домыслы. Во-первых, автор с фактами в руках опровергает популярную версию о сотрудничестве Ленина с германским генштабом, доказанную будто бы тем, что из эмиграции Ленин со товарищи прибыл в пломбированном вагоне через территорию Германии. Выясняется, что вагонов таких было несколько в разное время, и представители других партий, например лидер меньшевиков Мартов, возвращались из эмиграции тем же путем. Дело в том, что российские консульства в Лондоне и Париже по просьбе министра иностранных дел во Временном правительстве, вождя кадетов Милюкова, не выдавали въездные документы тем русским эмигрантам, которые выступали против войны, и они вынуждены были ехать через Германию. Не тратили большевики и никаких специальных средств на партийную печать: хранящаяся в архивах кассовая книга газеты «Правда» доказывает обратное. При этом считающийся передаточным звеном между немцами и большевиками Александр Парвус (Гельфанд) денежные средства от германского генштаба действительно получал, однако, совсем отсутствуют доказательства того, что они попадали к большевикам: Парвус за границей активно занимался коммерцией и беззастенчиво тратил эти самые средства.

В книге объемом 18 авторских листов фактически впервые осуществлен масштабный анализ истории большевизма, начиная с издания Марксом и Энгельсом Коммунистического манифеста в 1848 г. и заканчивая деяниями времен гражданской войны, включая серьезный экскурс в экономику 1917 г.

Однако если не чурающиеся коммунистических идеалов граждане попытаются обнаружить в книге защиту большевизма, они будут разочарованы: Антон Антонов-Овсеенко, даже и будучи носителем революционной фамилии, большевиков обелять не собирается. Так, горькая, раскрытая в книге правда (ее поиск – главная задача труда) заключается в том, что Владимир Антонов-Овсеенко, тот самый революционный дед Антона, будучи председателем комиссии ВЦИК по ликвидации крестьянского восстания на Тамбовщине в 1921 г., своим приказом по губернии предписал «семьи, укрывающие членов семьи или имущество бандитов, рассматривать как бандитов, и старшего работника этой семьи расстреливать на месте без суда… В случае бегства семьи бандита имущество таковой распределять между верными Советской власти крестьянами, а оставленные дома сжигать или разбирать». И ведь расстреливали, сжигали, разбирали…

Осенью 1937 г. Сталин назначил Владимира Антонова-Овсеенко, после выполнения миссии в Испании, наркомом юстиции РСФСР. В этом чине его вскоре и арестовали по вздорному, как в то время было принято, обвинению. Несколько тяжелых месяцев прошли в застенках НКВД до тех пор, пока в феврале 1938 г. за ним не пришли, чтобы отвезти на расстрел. Тогда он снял с себя верхнюю одежду и обувь и отдал остававшимся в тюрьме товарищам – чтобы те не мерзли на бетонном полу каземата. Затем, обернувшись в дверях, произнес: «Прошу передать на волю, что Антонов-Овсеенко был большевиком и оставался большевиком до конца». Многие ли из нынешних «видных» участников политического процесса способны на такое проявление духа? – задается вопросом автор книги «Большевики».


Олеся Матвеева

Студентка Московского авиационного института (кафедра «Связи с общественностью и массовые коммуникации»). Так как моя будущая профессия предполагает общение с людьми, я поставила себе цель – проверить и развить свои коммуникативные навыки. И, чтобы попробовать себя «в деле», я выбрала интервью.

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Будут вам «Чистые пруды»
Идентичный грузин ушел
ФБ-Взгляд. Арабская угроза
Чурбанов. И это не некролог
Юлия Меньшова, мать & дочь
Новости
Publishing Expo – IX


««« »»»