Прожектор Фейсбука

Замечательный конкурс американской песни «Голос». Но встаёт вопрос: почему только американской? А где французская, итальянская, немецкая, наконец? Мало ли что ли хороших песен у турок?.. Чего ещё не хватает «Голосу»?

Александр КОНДРАШОВ.

***

Смотрю по телеку нарезку звезд про Юдашкина. И вижу, как давний ботокс уже окаменел и сделал лица не гладкими, а пластмассово пухлыми.

Андрей ДОБРОВ.

***

Любопытное явление стало модным сегодня: возносить до небес предателей. Вот в связи с 20-летием НТВ вдруг вспомнили Таню Миткову. Я Таню знаю поболее многих здесь и особенно тех, которые ее пиарят: они тогда еще о ТВ ничего не слышали и не понимали, как не понимают и сейчас. Таня – хорошая тетка, но она совершила предательство в 2001 году и должна признать этот очевидный факт. Тетки, пишущие о ТВ и не понимающие этого, выглядят идиотками. Пусть спросят о Тане и о других предателях у Марьяны Максимовской, которая тогда работала на НТВ.

Михаил ДЕГТЯРЬ.

***

Вчера на лестничной площадке мой сосед драг-дилер Стас и его клиенты наркоманы пели задорные адские песенки времен перестройки типа «Лилипутик-лилипут леденец сосал лиловый» или «Провинциалка-провинциалка». Думаю из-за них и распался Советский Союз, а не из-за Ельцина и Горбачева. Из-за Малежика, «Синего тумана», ну и, конечно, из-за наркоманов. Такой мрак просто не мог длиться вечно. Поколение, выросшее на альтернативных развлечениях в виде невыносимо тоскливых передач «Рабочий полдень» по радио и «Сельский час» на ТВ, сделало свой выбор между героизмом и героином. Выбор не случаен. Ведь эти песни и передачи могли окончательно погрузить в стойкую депрессию самого жизнерадостного ребенка. Не мудрено, что, став взрослыми, они пристрастились именно к черному. Нельзя официальной культуре в стране быть настолько бездарной, несовременной и занудной. Иначе через еще лет 20 – в таких соседей драг-дилеров Стасов и его друзей превратятся современные хипстеры.

Дима МИШЕНИН.

***

Смотрел юбилей Марка Захарова – талантливый человек, заслуживший имя добротными работами. Но юбилейный вечер вышел скучным, пыльным и весьма унылым, ни одного блистательного и яркого поздравления, даже у Жванецкого не получилось, усталый Ширвиндт пытался искрометничать, но увы ресурс не вечен, не в своей тарелке был Ургант – лицо первого канала (с его слов), ну это уже не лицо, это просто наглое …ало записного остряка, тут он не прокатил, не тот коленкор.

Довольно жалко выглядели именитые актеры (Басилашвили, Фрейндлих, сами ленкомовцы), не к селу не к городу были песни Валерии и Долиной, я уже ждал, что выйдет какой-нибудь Чумаков, но слава богу обошлось. Грустно господа, хорошего человека некому поздравить.

Валерий ЗЕЛЕНОГОРСКИЙ.

***

Консервативный подход к истории основан на поиске внешнего врага. У консерваторов всегда есть чистое и святое «национальное тело» («государственное тело», «народное тело»), с которым все так же хорошо, как с героями картин Нестерова и Васнецова. Национальное тело стоит во поле красивое, улыбается, плетет венок из цветочков.

Но.

К нему крадется какой-то нехороший дядя!

В зависимости от того, какие именно это консерваторы или, иначе говоря, какие именно это правые (почвенники, националисты, этатисты-сталинисты, религиозники и проч.), – образ дяди меняется. Ну, как меняется он и со временем.

Дядей бывает еврей, либерал, масон, кавказец, американец, таджик, англичанин, студент-революционер… Важно то, что подкрадывается он откуда-то сбоку, а чистое и красивое тело нации-народа-державы не имеет к нему никакого отношения, хотя и оказывается уязвимо и доверчиво по отношению к его козням. Важно и то, что, в отличие от либеральной картины мира, тут нет места хаосу каких-то произвольных решений «хороших» и «плохих» людей.

Тут налицо заговор. И дядя крадется не просто так, а по плану. Те консерваторы, которые одновременно еще и психически больны, имеют точное, подробное описание этого плана. Те, которые здоровы или почти здоровы, говорят о нем более расплывчато, как бы подразумевая, что в заговор против красивого тела в цветочках вовлечены все, и здесь нет какого-то одного замысла, а есть их сочетание. И главная консервативная эмоция – это сидеть в кустах, глядя в бинокль на то, как к красивому телу крадется дядя, и неотрывно следить. С охранительной вроде бы целью. Но есть в этом и что-то эротическое.

Дмитрий ОЛЬШАНСКИЙ.

 

 


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Участвуют настоящие артисты
Никаких третьих, седьмых и двадцать девятых смыслов
Киноудовольствие
Об Алле Пугачевой
Потап и Настя: Паяц и Афродита
Коротко
Клипмейкер Ирина Миронова
Новости


««« »»»