НАКАЗАНИЕ БЕЗ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Прокурором по векселю

Человек, нашедший выход из экономического кризиса, в любой нормальной стране будет считаться героем. Однако у России свой, особый путь, и, видимо, в силу этого в нашей стране наградой для таких может быть только тюрьма.

Производственные мощности Сибири и Алтайского края без стабильной подачи электроэнергии – что повозка без лошади. Не случайно все крупные заводы расположены поблизости от электростанций. Естественно, что кризис у энергетиков автоматически превращается в серьезную проблему для региона в целом.

Причиной взрывоопасной ситуации послужил кризис неплатежей. Самым страшным здесь было то, что на целом ряде электростанций было нечем выдавать зарплату. Естественно, что при отсутствии у потенциальных покупателей живых денег замедлился и товарооборот. Требовалось срочно найти какое-то неординарное решение. В противном случае последствия катастрофы были бы просто непредсказуемы.

И выход был найден. Алексей Митяшин в соответствии с указами президента России и постановлениями правительства разработал систему вексельного обращения. Система взаиморасчетов строилась вокруг “Сибэнергобанка”, где Митяшин был председателем совета директоров. 20 сентября 1994 года четырнадцать энергосистем и энергопроизводителей России подписали договор с РАО “ЕЭС России” и “Сибэнергобанком”.

Суть эксперимента, позволившего спокойно пережить зиму, сводится к активизации кредиторской и дебиторской задолженности путем запуска в обращение ценных бумаг. В данном случае речь идет о векселях производителей электроэнергии.

Естественно, что в таких условиях многое приходилось узнавать чисто эмпирическим путем, то есть на ощупь. Базой для проведения эксперимента были выбраны 4 станции – Гусиноозерская ГРЭС, Саяно-Шушенская ГЭС, Березовская ГРЭС-1, Красноярская ГРЭС-2. Задолженность объединенной энергосистемы “Сибирьэнерго” перед ними за поставленную электроэнергию оформлялась в виде векселей, которые передавались им в качестве финансирования. В свою очередь станции расплачивались векселями за поставки топлива перед бюджетом, ремонтными предприятиями, и часть векселей передавалась в “Сибэнергобанк” для финансирования фонда оплаты труда.

Далее данные векселя, попадая к потребителям электроэнергии, шли на погашение их (потребительской) задолженности перед краевыми и областными организациями РАО “ЕЭС России”. Оттуда они шли на погашение задолженности перед станциями, где проводилось аннулирование векселей. Это был первый крупномасштабный эксперимент по введению вексельной системы обращения.

Данный эксперимент в ОЭС “Сибирьэнерго” привел к сокращению задолженностей по заработной плате на 4 базовых станциях с шести месяцев до двух с ритмичной выплатой 50 процентов оплаты труда деньгами в течение 1995 – начала 1996 года. Позволил заготовить топливо на всю зиму, с предоплатой за поставки угля. Была сокращена кредиторская задолженность перед банками-заемщиками, что позволило значительно снизить тариф за электроэнергию. В 1995 году была погашена задолженность всех станций перед местными бюджетами, а по Гусиноозерской ГРЭС – перед федеральным, а также перед пенсионным и дорожным фондами.

Но сибирской вексельной системе было суждено просуществовать недолго – 31 марта прокуратурой Красноярского края было возбуждено уголовное дело в отношении Митяшина, а 3 апреля его взяли под стражу. Через два дня после ареста ему было предъявлено обвинение по статье 147 части 3 УК РФ – “Мошенничество в особо крупных размерах”.

Старший следователь Красноярской прокуратуры Виталий Деминишин развил бурную деятельность и успел отрапортовать наверх о раскрытии крупного дела. Под эти декларации была создана следственная группа в количестве аж шестидесяти человек, и г-н Деминишин теперь стал именоваться ни больше, ни меньше как “руководитель следственной группы Генеральной прокуратуры”. Лексикон следователя пополнился рядом экономических терминов, что у людей, не знакомых с делом, создавало иллюзию того, что они разговаривают со специалистом.

За пять месяцев содержания под стражей Митяшина допросили всего один раз – аккурат в день предъявления обвинения. Видимо, достаточно четкие и грамотные объяснения, которые дал Алексей, заставили следователей отказаться от мысли добиться чего-либо “допросным” путем. Очевидно, расчет был сделан на то, что пребывание в СИЗО вразумит строптивого экономиста, и тот все-таки даст необходимые показания. К тому же здоровье Митяшина оставляло желать лучшего. Но, судя по всему, Деминишин полагал, что и этот фактор надо использовать.

“…Митяшин А.Н. осмотрен медицинскими работниками СИЗО-1 в апреле месяце 1990 года, где ему был выставлен врачом-терапевтом диагноз хронического бронхита. Кроме этого, у подследственного имеется снижение зрения (близорукость -5, -6). На момент проверки Митяшин А.Н. находился в лечебном помещении МСЧ СИЗО-1. Для квалифицированного обследования была создана комиссия из медицинских работников межобластной больницы УИН УВД. Медицинские работники МОБ не были допущены для осмотра Митяшина А.Н. Мотивацией отказа со стороны оперативных работников СИЗО явилось указание прокурора Деминишина В.В.”. (Из ответа на адвокатский запрос начальника медотдела УВД майора внутренней службы Леонова).

Впрочем, абсурдность изначально предъявленного обвинения вскоре стала ясна, и оно было перепредъявлено. На сей раз Митяшину инкриминировалось “соучастие в виде организатора, пособника и подстрекателя хищения путем растраты чужого имущества, вверенного виновному в крупном размере, т.е. преступление, предусмотренное ст. 17 ч. 3 ст. 147 (со значком 1) УК РСФСР…” (Из второго постановления о привлечении в качестве обвиняемого).

Если верить следственным документам, то “…Действиями… Митяшина А.Н. причинен прямой крупный ущерб АО “Красноярскэнерго” его акционерам в размере 2.832.960.000 рублей…” И все бы тут было гладко, если бы не одно “но” – в деле отсутствуют заявления потерпевших. Их нет и не может быть по определению. Впрочем, обратимся к справке, представленной АО “Красноярскэнерго” – той самой организации, которую Деминишин записал в “потерпевшие”.

“…с целью создания эффективного механизма снижения дебиторской задолженности потребителей электрической и тепловой энергии на основе использования векселей, в ОЭС “Сибирьэнерго” под руководством генерального директора Зубкова В.А. и его советника по финансам Митяшина А.Н. была организована работа по внедрению в обращение товарных векселей.

АО “Красноярскэнерго” было задействовано в этой работе с конца 1994 года. В результате чего задолженность АО “Красноярскэнерго” перед ОЭС “Сибирьэнерго” за перетоки и абонентскую плату была погашена за 1995 и 1996 годы на общую сумму 139357 млн. рублей.

В результате данная работа принесла только положительный результат, а какого-либо ущерба АО “Красноярскэнерго” причинено не было.

Зато действиями г-на Деминишина, чьи подчиненные с автоматами наперевес врываются в цеха партнеров “Сибэнергобанка”, наносится реальный ущерб. И последствия столь необдуманных действий следственных работников могут быть плачевны.

“…Администрация ОЭС “Сибирьэнерго” ходатайствует об изменении меры пресечения в отношении председателя Совета директоров КБ “Сибэнергобанка” Митяшина Алексея Николаевича, разработчика схемы вексельного обращения по финансированию электростанций и выплаты заработной платы, на не связанную с лишением свободы, поскольку после его ареста 02.04.96 года, изъятии финансовых документов и приостановки деятельности КБ “Сибэнергобанк”, на предприятиях ОЭС “Сибирьэнерго” складывается сложное положение, вызванное отсутствием ранее получаемого от банка финансирования.

Задолженность по выплате заработной платы десяткам тысяч энергетиков возросла после возбуждения уголовного дела с трех до четырех месяцев. В настоящее время в ОЭС “Сибирьэнерго” отсутствует механизм ее выплаты, что оказывает существенное влияние на настроение членов трудовых коллективов… Задержка в выплате заработной платы уже проявилась в отказе на АО Гусиноозерская ГРЭС вводить после ремонта энергоблок №5, крайне решительно и негативно настроены диспетчера ОДУ Сибири, не получившие заработную плату за декабрь 1995 года…” (Из ходатайства генерального директора ОЭС “Сибирьэнерго” В.И.Молодецкого).

– Ни прокуратура, ни ФСБ, ни другие государственные органы, в которые мы обращались, – поясняет адвокат Митяшина Игорь Дунаев, – не беспокоит тот факт, что с момента ареста моего подзащитного прекращена выплата заработной платы на 4 электростанциях РАО “ЕЭС России”. Идет планомерное разрушение системы финансирования предприятий электроэнергетики в регионе. Задайтесь вопросом – кому это выгодно, и вы получите ответ, в чьих интересах в конечном счете действует г-н Деминишин.

Антон ИЛЬИЧЕВ.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ПЬЕР РИШАР: Я СТАЛ ПОЧТИ ГРУЗИНОМ
КАК АНТОН ТАБАКОВ И ПЬЕР РИШАР ШАШЛЫКИ ЖАРИЛИ
О БЕДНОМ ЛЕСНИЧЕМ ЗАМОЛВИТЕ СЛОВО
“FAT SHOW”: ПУПСИКИ УМЫЛИ ПЛОСКОДОННЫХ
НОВЫЕ ПЕСНИ САБИНЫ
ЛОКОТЬ К ЛОКТЮ
“НОВЫЙ ВЗГЛЯД” КАК ЗЕРКАЛО ЖИЗНИ
ВАЛЕРИЙ МЕЛАДЗЕ НЕ НАСТОЛЬКО ЩЕДР, ЧТОБЫ ПЛАТИТЬ ЧЕБОКСАРСКОЙ МИЛИЦИИ
ЗАЧЕМ ОТНИМАТЬ У ПЧЕЛ ЕДУ?
ПОРОДА – ЭМИГРАНТ
ШАХМАТНЫЙ КОРОЛЬ И ЕГО КОРОЛЕВСТВО
НОВЫЙ СПОСОБ БИЗНЕСА


««« »»»